Во-первых, у власти находились незаурядные руководители. Благодаря их здравому смыслу была выбрана мудрая стратегия, продиктованная географией, историей и внешней политикой этих стран.

Украина, Україна, Ukraine, news, новини, новости, Бегемот, бигимот, бигемот, бегимот, Begemot, begemot.media,

Легендарный руководитель Сингапура Ли Куан Ю

Во-вторых, все «азиатские тигры» обделены полезными ископаемыми. Зато так сложилось исторически, что главным их козырем, который позволил совершить невиданный скачок в экономике, была и остается веками выковываемая традиционным конфуцианским воспитанием и закаленная тяжелыми работами на рисовых полях дешевая и невероятно дисциплинированная рабочая сила.

Этот феномен получил название «дальневосточный характер», основными чертами которого являются: трудолюбие, послушание, невероятный культ образования и социального продвижения. Но «мало ли подобных «феноменов» видела история?», — справедливо спросите вы. Под всё вышеописанное подходит та же Индия: дешёвая рабочая сила, незаурядный, в своё время, лидер, казалось бы всё 1 в 1, но ведь индусы хоть и совершили экономические прорывы — назвать, а тем более сравнить их с «тиграми» сложно. В чём же тогда секрет?  Для ответа на этот вопрос следует заглянуть гораздо глубже.

Итак, дорогие друзья, приглашаю Вас в увлекательное путешествие в мир экономики. Блуждая по его лабиринтам мы с Вами на протяжении этой статьи будем искать ответы на вопрос: почему же именно эти 4 страны имели такой колоссальный экономический успех, который приносит свои плоды по сей день?

 

Первопричины

Экономическая наука с возрастающим вниманием занята проблемами экономического роста. Этому много причин. Назовем основные.

Во-первых, в мире наблюдается ошеломляющая неравномерность развития производства среди государств и территорий, а значит, доходов и уровня жизни населения, что порождает политические и социальные проблемы для мирового сообщества. Объем дохода на душу населения колеблется от сотни тысяч до нескольких сотен долларов в год.

Во-вторых, темпы экономического роста различны и изменяются во времени не только для разных континентов и стран, но также и для отдельных государств. А причины бывают разные: война, стихийные бедствия, перепроизводство или просто паника на бирже. Экономисты справедливо считают, что для объяснения экономических кризисов учет психологических и политических факторов весьма важен.

В-третьих, мировое сообщество сталкивается с перспективой истощения не возобновляемых природных ресурсов и экологическими проблемами, как раз из-за производства.

Именно поэтому высокие темпы экономического развития привлекают не меньшее внимание, чем кризисы.

В ХХ веке мы могли наблюдать случаи столь бурного развития экономики некоторых стран, проще говоря — «экономическое чудо».

Опыт таких стран серьезно изучается и имеет большой теоретический и практический интерес.

За последние 60 лет стремительный рост экономики продемонстрировали страны, такие как Вьетнам, Гонконг, Китай, Сингапур, Тайвань, Южная Корея, Япония в Азии и Аргентина, Бразилия, Мексика, Чили, Германия, Франция, а также  Швеция, что касается остальных частей света.

Особое внимание привлекают «Азиатские тигры» – Южная Корея, Сингапур, Гонконг, Тайвань. Очень бедные страны показали высочайшие темпы развития, и за относительно небольшой срок стали  новыми индустриальными странами, а по многим показателям – постиндустриальными. Сегодня они наряду с США, Японией и Европейским Союзом соперничают за право лидерства на мировом рынке.

Просто взгляните на показатели, приведённые ниже на инфографиках. Они поражают, и дело даже не в приросте ВВП или темпах роста промышленного производства. Всего лишь задумайтесь о том, что они смогли достичь всего этого за краткосрочный период, но при этом рост наблюдается до сих пор. Уровень инфляции и безработицы поражает, практически полное отсутствие населения за чертой бедности (немыслимые 0% у Сингапура) при развитом промышленном секторе. Возможно ли такое в Украине?

 

Анализ ситуации

Прежде всего появлению «тигров» способствовала общая ситуация в экономике. Но ровным счётом те же проблемы остались и сейчас, почему бы какой-нибудь стране, скажем, Украине, не совершить подобный рывок? Тем более, что, в отличие от вышеописанных стран, у нас есть определённое преимущество – достаточное количество сырьевых ресурсов.

Но не всё так просто. Во-первых, Украина сделала сама себя заложником этих ресурсов – из промышленного государства мы превратились в страну-лавочника, которая попросту торгует сырьём, не выпуская готовой продукции. Во-вторых, вечная «охота на ведьм» и попытка искоренить коррупцию отвлекает нас от действительно важных проблем.

Какие проблемы могут быть важнее коррупции? Ведь именно коррупцию когда-то окрестили «врагом, который съедает страну изнутри», именно ей приписывают миллиардные дефициты  бюджетов государственных учреждений, да и в конечном счёте именно с ней безуспешно борются практически все страны пост-советского пространства. Но, кроме язв всем известной клептократии, стоит обратить внимание и на другие, не менее серьезные структурные проблемы украинской экономики:

Основой украинской экономики и экспорта с советских времен остается горно-металлургический комплекс. Но, в отличие от экспорта энергоресурсов, экспорт металлопродукции связан с большим набором рисков. Это не только волатильность цен и высокая конкуренция за рынки сбыта, но и серьезные колебания в объемах спроса. В результате одновременное сокращение цен и объема экспортируемой продукции приводит к большим проблемам.

Металлы используются в основном как сырье для строительства и машиностроения, то есть для инвестиций. Хороший спрос на них означает экономический бум – много построенных небоскребов, кораблей, мостов, автомобилей, экскаваторов, строительных кранов и железных дорог. Но как только бум заканчивается, одновременно и спрос, и цены на металлы рушатся.

В энергетике такого жесткого цикла нет – топливо нужно для поддержания нормальной жизнедеятельности даже во время рецессии (транспорт, отопление), а вот строить что-то новое и использовать для этого металлы в кризис никто не станет. Для примера: мировой спрос на нефть в кризисном 2009-м упал всего на 10%, а вот на металлы – на 40%.

Украина стала заложником металлического цикла. Это ловушка для экономики: ножницы между снижающимися ценами на металлы и растущими ценами на энергию. Стоимость производства стали выросла за 10 лет в 3,5 раза. Подавляющее большинство заводов – морально и физически устаревшие. 20,2% мощностей  – крайне энергозатратные мартеновские печи, построенные еще в 1950–1970-е годы. Только 7,5% украинской стали производится в современных электроплавильных печах.

Украина входит в топ-10 мировых производителей стали, но по технической оснащенности производства резко отстает от своих конкурентов.

Доставшееся от СССР устаревшее оборудование требует модернизации, но мало кто ее осуществляет. Из-за финансовых проблем те же украинские металлурги в 2016 году были вынуждены сократить инвестиции в повышение энергоэффективности. Ошибки Центробанка Украины здесь не менее важны, чем проблема ножниц цен.

Дорогая гривна дорого обошлась украинской экономике. Логика выглядела так: избыточная ликвидность в банковской системе приводит к росту спроса на доллар и, значит, к давлению на обменный курс. Так как политика регулятора была нацелена в первую очередь на сохранение стабильного курса, который ассоциируется у населения со стабильностью, то цель «снизить ставки» противоречила цели «сохранить курс».

В итоге более приоритетная цель украинского Центробанка победила менее приоритетную и монетарная политика стала чрезмерно жесткой. Высокие ставки во имя стабильности курса убили инфляцию 2000-х. Спрос не подпитывался кредитованием, а цены, следовательно, не росли – инфляция быстро сменилась дефляцией (–0,3%). Реальные ставки (номинальная ставка минус инфляция) превысили 15%. Разумеется, чтобы брать деньги по таким высочайшим ставкам, бизнес должен быть сверхрентабельным, а такому в Украине взяться неоткуда.

Монетарная стабильность, которую должна была гарантировать такая жесткая политика, тоже оказалась непрочной. Сейчас мы видим, как искусственно заниженный и жестко контролируемый в течение нескольких лет курс гривны отправился в резкую и быструю девальвацию.

Социальная политика Украины в последние десятилетия скатилась к лучшим образцам латиноамериканского популизма – «мы вам соцвыплаты и пособия, а вы нам позволяете воровать».

А если заменить инфляционные риски на дефляционные, то получим тот же социальный популизм, только уже не в Латинской Америке, а в Южной Европе. Впрочем, текущая девальвация гривны в Украине опять заменяет дефляционные риски на более привычные инфляционные.

 

Присмотритесь

Все эти проблемы решаемы и не катастрофичны. Так уж вышло, что из 4-х «тигров» чаще всего Украине пророчат судьбу Тайваня. Предлагаю разобраться в справедливости таких предсказаний и определить реалии перевоплощения.

Основной особенностью экономики Тайваня и одной из слагающих экономического чуда является доминирование малых и средних предприятий.

Здесь были использованы все преимущества малого и среднего бизнеса — при предоставлении ему со стороны государства всяческих преференций — гибкость, чуткость и быстрота реакции на рыночные перемены, разнообразие специализации, готовность выполнять малые заказы, ориентация на семейные ресурсы, тесные личные контакты с поставщиками и клиентами, отсутствие монополии.

Всё это усиливало конкуренцию, повышало качество продукции и, в конечном счёте, стало залогом успешного экспорта. Другими словами, малый и средний бизнес проявил уникальную способность легко приспосабливаться и выживать практически в любых условиях. Кстати, ставка на этот бизнес долгое время уберегала Тайвань от экономических кризисов, и оказалась очень удачным экономическим решением.

Почему же у нас была сделана ставка на огромные промышленные гиганты, которые постоянно пользовались преференциями со стороны государства в виде снижения налогового бремени, дешевых энергоресурсов и прочих протекционистских мер, а под влиянием первой волны кризиса сразу же «сели на мель», и в бюджете государства образовалась огромная «дыра» в 70%, которую мы не можем «залатать» вот уже который год.

На малый бизнес и индивидуальных предпринимателей никто, кроме налоговой инспекции и таможни, не обращал внимания, и тем более не предлагал никакой поддержки. В их лице постоянно виделись враги и наглые неплательщики налогов, которые своей деятельностью подрывают экономический фундамент государства.

Последние несколько лет, когда уровень безработицы стал превышать все допустимые нормы, и промышленные гиганты начали увольнять работников сотнями и тысячами, сложилась ситуация, когда вспомнили и про малый бизнес, который существовал сам по себе, а государство само по себе. А ведь эти люди и есть государство — его граждане, а не цифра в общей статистике численности населения.

Сейчас необходима системная корректировка, а, вернее сказать, полное изменение структуры экономики страны, иначе с «иглы» гуманитарной помощи нам никогда не «слезть», а вероятность ее постоянства призрачна. Чтобы стать политически признанным государством, надо быть экономически независимым и сильным. Нужно рассчитывать только на свои силы и ресурсы, а не «бегать» с протянутой рукой от одного донора к другому.

Необходимо создать благоприятную деловую среду наравне с политической и социальной стабильностью в государстве, что приведет к успешному развитию. Тайвань сумел не только предугадать зарождающийся век электроники, но и создал для предпринимателей тепличные условия.

begemot, begemotmedia, новости, топ-5 стран, топ-5, эмигрантов

Тайбэй — столица Тайваня с одним из самых больших небоскребов в мире Тайбэй 101

Например, компания, открывающая свой бизнес в технопарке, не только на первые пять лет освобождается от налогов, но и получает банковские ссуды под очень низкий процент, правительственные гранты на исследование и технологические разработки. Там действует принцип «одного окна», когда все вопросы, связанные с работой компании, решаются в самой администрации технопарка.

В официальных учреждениях нет такой волокиты с бумагами, как на постсоветском пространстве. Мы все еще хвастаемся друг перед другом, что вот еще немного реформ и переделов, и у нас тоже будет все работать по принципу «одного окна». Некоторые ведомства пошли еще дальше и уже успели отрапортовать вышестоящему руководству, что принцип «одного окна» успешно внедрен на прием документов, но туда нужно сдать предварительно собранные все необходимые документы и прилично побегать.

На деле же необходимо, чтобы для открытия бизнеса все делалось очень быстро и легко, и изначально не закладывалась программа, что «еще ничего не сделал, а уже нарушитель«. И этот бизнес сразу надо дисциплинировать налоговыми мероприятиями.

Пока не будут созданы благоприятные условия для ведения бизнеса, о прямых инвестициях даже говорить стыдно. Мы должны инвестировать только в современные интенсивные технологии, которые имеют будущее на рынке, надо перешагнуть тот этап, который проходили многие соседние государства, пока мы переживали консервацию и «застой».

Сегодня Тайвань ищет инвестиции для развития биотехнологии, «зелёной» энергетики, сельского хозяйства, туризма, индустрии культуры и науки. В целом властями поставлена амбициозная задача превратить Тайвань в центр региональной торговли, инвестирования и инноваций.

Подобный путь, при некотором количестве реформ и правильно направленной политике, может пройти и Украина. На основании данной статьи мы готовы предложить свой пакет реанимационных реформ экономики для страны и возможно, когда-нибудь, именно по этому пути наша страна придёт к своему экономическому чуду.

Подписывайтесь на наши каналы telegram в Тelegram и telegram в Youtube