На волне создания новых частей специального назначения в СССР в начале 1950-х годов в Севастополе 7 октября 1953 года в составе Черноморского флота была сформирована морская часть специального назначения – 6-й разведывательный пункт. При этом большое значение личный состав части уделял водолазной подготовке.

Нарукавный шеврон 73-го МЦСН

В марте 1961 года часть передислоцировали на остров Первомайский (недалеко от Очакова). 15 августа 1968 года разведывательный пункт был переформирован в 17-ю отдельную морскую бригаду специального назначения разведки Черноморского флота. Военнослужащие части отличались серьезной подготовкой – так, в октябре 1974 года они впервые выполнили десантирование в водолазном снаряжении с самолета Ан-12. Активно они отрабатывали свои навыки в многочисленных учениях – «Крым-76», «Берег-77».

Искусственный остров Первомайский (Батарейный). Насыпной, длина около 1,3 км., ширина -140 м. Расположен на расстоянии около 2,5 миль от берега.

Новый этап в истории части начался 9 апреля 1992 года, когда военнослужащие приняли присягу на верность украинскому народу. В ВСУ часть получила название «7-я отдельная бригада специальных операций».

Во многом они были первые – в 1995 году во время аварии на очистных сооружениях в Харькове отметились водолазы части (за что двое военнослужащих получили ордена «За мужество» 3-й степени). Затем был 2000 год, когда в ходе общевойсковых учений водолазы на носителе в ночных условиях выполнили задание и вернулись, тогда же было выполнено беспарашютное  десантирование в водолазном снаряжении с аппаратами ИДА-71П с вертолета Ка-29.  В 2003 году часть стала «Морским центром специального назначения».

С началом противостояния в Донбассе сюда были стянуты все наличные силы специального назначения. Даже такие совсем не профильные специалисты как бойцы 73-го МЦСН, причем в ходе боев они понесли весьма серьезные потери. Так, погибли два командира части.

Показательные выступление бойцов, 2013 г.

Летом 2014 года из 30 бойцов центра сформировали отделение охраны и обслуживания органов военной контрразведки СБУ и отправили на юг. Действуя из района Старобешево бойцы участвовали в спецоперациях как в Старобешевском районе, так и в соседних  — Амвросиевском и Тельмановском, действовали спецы и в районе Саур-Могилы. Тогда же они понесли и первые потери, причем очень болезненные – 16 августа 2014 года российские наемники «Градами» накрыли полевой лагерь, где погиб командир центра капитан 1 ранга Алексей Зинченко и матрос Евгений Корнафель.

Пришлось им испить и горькую чашу выхода из Иловайска по «зеленом коридору» — тогда погибли двое военнослужащих, а еще трое попали в плен.

Вот что вспоминал  командир отряда капитан 1 ранга Эдуард Шевченко: «В районе Иловайска мы работали после 24 августа. В ходе ведения разведки, находясь на одной из высот, мы четко видели колонны, которые шли в направлении Иловайска. Без сомнения, это были русские.

Во-первых, это подтверждали радиоперехваты. Во-вторых, отличить военизированное скопление местной гопоты или наемников, даже если они раньше были военными, от регулярных подразделений несложно. Это видно, как старшие ставят задания, как строятся подчиненные, как четко выстраивается техника на позициях, как действуют солдаты во время маскировки техники, поддерживается субординация в поведении, инженерное оборудование позиций, ведение переговоров по радио, одинаково окрашенная техника и еще десятки различных мелочей, которые для натренированного взгляда очень заметны.

В-третьих, информацию про русских нам подтвердили захваченные в плен местные боевики. Один из них, взятый в плен в районе Гранитного, жаловался, что русские к местам своего базирования местных «бойцов» просто не допускают.

Когда мы проходили по местам, где останавливались колонны или подразделения, то видели остатки российских сухпайков, иногда – медикаментов».

После минских соглашений группа осталась базироваться на южном направлении, выполняя функции армейского спецназа. При этом неся потери. Так, 16 января 2015 года во время разведоперации в райне Гранитного – Николаевка под минометный обстрел попала разведгруппа во главе с командиром центра капитаном 1-го ранга Юрием Олефиренко. Прикрыв трех бойцов, он получил тяжелейшие ранения и умер по дороге в больницу.

Два командира 73-го Центра, погибшие в ходе войны: капитан 1-го ранга Ю. Олефиренко и  капитан 1-го ранга А. Зинченко.

А 2 июня 2015-го года время атаки опорного пункта российских войск под поселком Чермалык Донецкой области, чтобы уничтожить кочующий миномет оккупантов, обстреливавший поселок погиб капитан-лейтенант Михаил Горяйнов.

Вот описание этого боя от очевидца: «Командованию нашего отряда поступило обращение от наших подразделений местных органов власти в поселке Чермалык. «Кочующий» 120-мм миномет в нарушение режима прекращения огня и Минских соглашений о перемирии постоянно обстреливал поселок и буквально терроризировал местных жителей. Горяйнов со своей группой добровольно вызвался совершить налет, обнаружить и уничтожить нарушителей режима прекращения огня в демилитаризованной зоне.

Объектом атаки стал комплекс промышленных зданий недалеко от Чермалыка. Именно там, по разведданным, базировался кочующий миномет и его расчет. Операция была подготовлена отлично. Была проведена тщательная разведка. <….>

2 июня ночью группа незамеченной вышла на объект. Противник вел наблюдение, местность была открыта, но Горяйнов придумал такой маршрут, на котором обнаружить нас врагу не удалось. <….>

Наблюдением было установлено, что противник размещается в отдельно стоящем здании с подвальным помещением, оборудованном в качестве бункера. За этим зданием находился стационарный пункт стрельбы с крупнокалиберным пулеметом «Утес». Рядом с бункером, в 20 метрах ближе к нам, был небольшой бетонный забор, и за ним находился сам миномет, который бил по Чермалыку. К сожалению, мы не могли начать атаку с нападения на пулеметное гнездо, потому что обойти незамеченными опорный пункт было невозможно, местность там открытая. Мы вышли на дистанцию 120 метров к объекту атаки. Все было тихо.

В ударной группе было семь бойцов, включая Михаила. Налет был дерзким, хорошо продуманным. В 5.11 Горяйнов дал приказ атаковать. Мы дали залп гранатометов по бункеру и рванули вперед — надо было сократить дистанцию, сблизиться с бункером и уничтожить расчет миномета. Горяйнов вел нас за собой, он бежал впереди, рядом с опорным пунктом командир обнаружил часового, который собирался открыть огонь и на бегу нейтрализовал его, прежде чем тот успел выстрелить. Но противник оказался хорошо подготовлен. За секунды мы добежали до невысокого каменного забора, но из бункера начали выбегать солдаты противника, и занимать оборону. Они были в высокой степени готовности — никто не выбегал раздетый, в тапочках, все были в полной форме, с оружием, и они сразу открывали огонь, когда выбегали из бункера.

Мы били по тем, кто выбегает. Затем мы достигли бетонного забора и миномета, до бункера было всего 20 метров, но добраться до него уже не удалось. Завязался бой на короткой дистанции, где до противника можно было легко добросить камнем и легко разглядеть черты лица. В самом начале боя серьезно ранило нашего пулеметчика ПКМ, он выпустил только один короб. Я занял его место. Благодаря грамотным действиям, фактору неожиданности и высокому уровню огневой подготовки, наш огонь был очень эффективен, мы взяли с собой большой боекомплект, гранаты. Мы положили вокруг бункера не менее 10-12 тел в самое короткое время. Однако враг продолжал вести ответный огонь из бойниц бункера, и новые солдаты продолжали выбегать из бункера.

Оказалось, что в бункере был не только расчет миномета с охраной, а гораздо большее количество солдат. Я добежал до забора и бросил гранату в миномет. Задача была выполнена. В этот момент противнику удалось занять позицию крупнокалиберного пулемета. Это сразу изменило расклад сил не в нашу пользу. Пулемет открыл огонь по краю бетонного забора, и мы уже не имели шансов преодолеть пространство до бункера. Пулемет подавить не удалось. Бронебойные пули били в наш забор, и откалывали огромные куски бетона, которые отлетали в нас. Забор крошился, и долго бы он не выдержал. А у нас стал заканчиваться боекомплект.

Для стрелкового боя даже 5 минут интенсивной перестрелки — это много. А мы сражались уже более 15 минут. Я выпустил 6 коробов — и у меня остался немного патронов для прикрытия отхода, та же ситуация с патронами была и у всех других бойцов. Надо было отходить под огнем противника, при не подавленном пулемете, на виду, при полной видимости, при том, что из бункера в 20 метрах от нас продолжали вести плотный огонь. Ситуация казалась гибельной для всей группы.

Если пулемет и бункер будут прижимать нас еще минут 10, то патроны у нас кончатся, забор развалится, и нас перебьют всех. Наши жизни полностью зависели от решения командира — самостоятельно уйти оттуда уже никто не мог. В 5.29 Михаил дал команду на отход. Мы рванули, вытаскивая раненого пулеметчика. Мы слышали плотный огонь, но по нам он велся не прицельно, это казалось просто чудом. Но это не было чудом. Как оказалось, капитан-лейтенант Горяйнов в момент отхода группы предпринял попытку уничтожить пулемет противника, чтобы прикрыть наш отход. Михаил отвлек весь огонь на себя, чтобы прикрыть вынос раненого товарища. Он получил несколько смертельных ранений и пал смертью храбрых. Он спас нас всех в безнадежной ситуации ценой своей жизни.

Мы вернулись на базу по маршруту, который перед операцией разработал Михаил. Эвакуация прошла успешно.

Нас встретило командование и поблагодарило за уничтожение миномета и выполнение боевой задачи. Бой с военной точки зрения считается успехом. Врагу нанесены тяжелые потери. По данным агентурной разведки, среди уничтоженных врагов были граждане Российской Федерации.

Но никто в нашем отряде не считает этот бой успехом. Потому что в нем погиб наш друг и боевой побратим…»

Ныне 73-й морской центр специального назначения ходит в состав Управления Сил Специальных Операций.

 

Потери личного состава  73-го морского центра специального назначения за время войны на Донбассе

  •  Матрос Красов Дмитрий Владимирович – 13.08.2014
  •  Капитан 1-го ранга Зинченко Алексей Владимирович – 16.08.2014
  •  Матрос Корнафель Евгений Вадимович – 16.08.2014
  •  Капитан 2-го ранга Заграничный Валентин Анатольевич – 29.08.2014
  •  Капитан 3-го ранга Костюк Владимир Николаевич – 29.08.2014
  •  Капитан 1-го ранга Олефиренко Юрий Борисович – 16.01.2015
  •  Капитан – лейтенант Горяйнов Михаил Геннадьевич – 02.06.2015
  •  Главный корабельный старшина Хмеляров Александр Анатольевич — 4.03.2016
  •  Матрос Горайский Юрий Владимирович — 4.03.2016
  •  Капитан 2 ранга Мединский Олег Константинович — 5.09.2016
Подписывайтесь на наши каналы telegram в Тelegram и telegram в Youtube