Процесс формирования военно-морских сил уверенно можно назвать одним из самых тяжелых испытаний Украины на пути формирования собственных Вооруженных сил. Однако наибольший удар по флоту был нанесен аннексией Россией Крыма весной 2014 года.

образом, можно констатировать, что на момент начала крымского кризиса 2014 года, ВМС Украины располагали только крайне устаревшей подводной лодкой «Запорожье», сторожевым кораблем (фрегат) «Гетьман Сагайдачный», 2 малыми противолодочными кораблями «Луцк» и «Тернополь» и 1 сторожевым кораблем «Винница», 1 малым противолодочным кораблем «Хмельницкий», 2 ракетными катерами «Приднепровье» и «Прилуки», сторожевым катером, 3 тральщиками «Чернигов» и «Черкассы», «Геническ», 2 десантными кораблями «Константин Ольшанский» и «Кировоград».

Морская авиация имела в своем составе 5 противолодочных самолетов-амфибий Бе-12 (еще 3 на хранении), 7 транспортных самолетов (1 Ан-2, 2 Ан-26, 4 Ан-72), 8 противолодочных вертолетов (5 Ка-27ПЛ, 3 Ми-14ПЛ), 3 многоцелевых вертолета 3 Ка-29 (еще 1 на хранении), 2 спасательных вертолета (1 Ка-27ПС, 1 Ми-14ПС).

«Гетман Сагайдачный — флагман ВМСУ

Береговые войска включали 1-й батальон морской пехоты, 36-ю механизированную бригаду береговой обороны (Перевальное) (39 танков Т-64БВ, 75 БМП-2, по 50 БТР-70 и 50 БТР-80, 12 САУ 2С1, по 18 буксируемых орудий Д-30 и 2А36, 24 миномета 2С12, 18 РСЗО БМ-21) и 25-й дивизион береговой обороны – 2 ПУ ПКРК «Рубеж» (по 2 ПКР П-15).

В ходе событий в Крыму в 2014 году из всех видов вооруженных сил наиболее пострадал флот. В первые дни противостояния украинские корабли, которые базировались в Крыму, не покинули полуостров и оказались заблокированными на своих базах. Также местными жителями, самообороной Крыма и российскими военнослужащими были заблокированы все береговые объекты украинских ВМС, включая штаб и силы береговой обороны.

В Севастополе для блокирования украинских кораблей использовались буксиры, которые выставлялись за несколько сотен метров от причалов, что делало невозможным активное маневрирование заблокированных кораблей в узких севастопольских бухтах. А чтобы заблокировать украинские корабли на озере Донузлав российские военные затопили четыре судна, включая списанный противолодочный корабль «Очаков». С моря украинский флот блокировала группа кораблей ЧФ РФ, которую возглавлял ракетный крейсер «Москва».

Экипажам заблокированных кораблей и военным частям россияне выдвинули ультиматум: сдаться или перейти на их сторону. Однако поначалу все корабли и воинские части оставались верными украинской присяге. Зато 2 марта перешел на службу в РФ только что назначенный командующим ВМСУ контр-адмирал Денис Березовский.

Никто из участников конфликта не использовал оружие на поражение, однако российские военные неоднократно пытались захватить украинские корабли и военные объекты. При этом в штурмах принимали участие «ополченцы» из крымской самообороны (по большей части – донские казаки) и пророссийские активисты. Так, 2 марта российские военные при поддержке бронетранспортера пытались захватить склад оружия на территории 191-го учебного отряда ВМС. Во время атаки украинские офицеры стали живым щитом перед техникой и не дали завладеть оружием.

4 марта произошла попытка захвата корабля управления «Славутич»: к нему подошел буксир с вооруженной группой бойцов на борту и попытался взять корабль на абордаж, но экипаж отбил атаку.

Морские пехотинцы на учениях, 2010 г.

Самым большим украинским достижением того периода стала успешная эвакуация самолетов и вертолетов 10-й морской авиационной бригады из заблокированного аэродрома Новофедоровка (недалеко от города Саки). В начале марта тут базировались 6 самолетов (2 Бе-12, 2 Ан-26, Ан-24Т и Ан-2) и 22 вертолета (Ка-27, Ка-29, Ми-8МТ и Ми-14).

3 марта экипажам удалось поднять в воздух и перегнать в Кульбакино 2 Ан-26, 3 Ми-14 и по одному Бе-12 и Ка-27, а через 4 дня – еще один Ка-27ПС. Давление на авиаторов усилилось и 9 марта аэродром был захвачен российскими военными при поддержке пары вертолетов Ми-35М. После референдума и присоединения полуострова к России в результате межправительственных соглашений к 14 апреля в Кульбакино удалось перегнать своим ходом второй Бе-12 и перевезти по железной дороге два Ка-27.

После официального присоединения Крыма к России 18 марта напряжение вокруг украинского флота резко возросло. На тот момент территория полуострова полностью контролировалась российской армией, а продуктов питания и воды в заблокированных военных частях оставалось только на 7 – 10 дней. Моральный дух украинских военных резко упал.

19 марта члены крымской самообороны заняли штаб ВМС Украины. В тот же день прекратили сопротивление войска береговой обороны. До 21 марта практические все украинские корабли были захвачены или сдались добровольно, в строю осталось только шесть кораблей: один в Севастополе (корабль управления «Славутич») и пять на озере Донузлав (БДК «Константин Ольшанский», МДК «Кировоград», корвет «Винница», тральщики «Чернигов» и «Черкассы»). В тот же день украинские корабли попытались вырваться с Донузлава, но безуспешно.

21 марта команда тральщика «Черкассы» предприняла попытку вырываться из Донузлава — швартовыми тросами моряки пытались оттащить один из затопленных кораблей, которыми россияне перегородили выход, но мощности двигателей им не хватило. Командир корабля, капитан 3 ранга Юрий Федаш безуспешно просил о помощи моряков с тральщика «Чернигов». В тот же день с «Черкасс» сошли два офицера, мичман и девять человек личного состава, взамен которых поднялись на борт трое моряков с тральщика «Чернигов», капитан которого сдал судно. Впрочем как и «Кировоград».

Момент штурма «Хмельницкого»

Через два дня очередная попытка для «Черкасс» закончилась почти трагически — носовая часть тральщика оказалась на мели после столкновения с одним из буксиров, с которых пыталась высадиться абордажная команда «козачков».

22 марта были захвачены «Винница» и «Славутич», а в ночь на 24 марта вооруженные люди без опознавательных знаков на форме (так называемые «вежливые люди») штурмом захватили военный город 1-го украинского батальона морской пехоты в Феодосии, а 80 украинских военнослужащих, которые оказывали активное сопротивление, взяли в плен (позже все они были отпущены). Вечером того же дня был захвачен «Константин Ольшанский».

Последним в ночь на 26 марта под контроль ВМФ России перешёл тральщик «Черкассы». Несмотря на попытки маневрирования, корабль подвергся штурму кадровыми спецназовцами РФ с трёх скоростных катеров при поддержке пары боевых вертолетов Ми-35 с использованием светошумовых гранат и огнестрельного оружия.

Однако механизмы управления были повреждены настолько, что пришлось оттянуть «Черкассы» к причалу.  Экипаж покинул корабль на следующий день, уйдя на материковую Украину. Последним с корабля сошёл капитан Юрий Федаш.

Подводная лодка «Запорожье»

Всего в результате крымских событий украинский флот лишился 51 корабля, под украинским флагом остались только 10 кораблей и вспомогательных судов, включая флагман «Гетьман Сагайдачный» (и только потому что он был в океанском походе и вернулся уже в Одессу). Что касается личного состава, то примерно треть осталась служить Украине, треть перешла на службу в РФ, а треть уволилась. Украина потеряла ключевые военно-морские базы и инфраструктуру для базирования флота.

Первоначально все корабли были включены в составе российского флота, однако позднее через Беларусь начались переговоры, в результате которых российская сторона согласилась вернуть корабли. Уже 11 апреля Украина получила назад ракетный катер «Прилуки» и танкер «Фастов». К 3 июня были возвращены 35 кораблей, после чего РФ прекратила этот процесс, объясняя это активизацией украинской армии на Донбассе. В Крыму на сегодня остается целый ряд наиболее современных кораблей, в то числе «Константин Ольшанский», «Тернополь», «Хмельницкий», «Луцк» и «Приднепровье».

Подписывайтесь на наши каналы telegram в Тelegram и telegram в Youtube