Думаю, никто не будет спорить, что Крым и Донбасс не просто так стали проблемными регионами. То, что переживает сейчас Украина назревало (а может и готовилось) уже давно.

Не десятки и даже не сотни, а миллионы украинцев живут в российском информационном поле. Российская пропаганда создает выгодную для себя agenda или, если попробовать перевести этот термин, повестку дня. В ней нет террористов, а есть «ополченцы», нет вторжения, а есть «защита русскоязычных», нет аннексии, а есть «воссоединение земель русских» и так далее.

информационная война, Украина, власть, информация, Крым, Донбасс, Россия, пропаганда

Тем не менее, хаять российских пропагандистов не буду. Они делают то, что должны и что выгодно их заказчику. Однако их пример и ситуация в которой находится наше государство заставляет нас задуматься: нужна ли нам подобная система?

На первый взгляд, вспоминая о военных действиях на востоке Украины, ответ однозначный. Но не все так просто. Выстроив и запустив эффективную пропагандистскую машину очень сложно её остановить. Не верьте тем, кто говорит, что нам надо «вычистить» информационное поле на время войны. Так не бывает. Если следовать такой логике, то надо вводить цензуру и комендантский час во всех уголках страны. Немедленно.

После войны найдутся новые причины держать информационное поле в узде. А если таких не будет, то они очень просто создаются.

информационная война, Украина, власть, информация, Крым, Донбасс, Россия, пропаганда

Если пропаганда начинает свою активную работу, то остановить её крайне сложно. Тем более, что властьимущим, кто бы ни был при власти, останавливать её не выгодно. Ведь так удобно, когда мир с его правилами прогибается под решения и действия политика, а не наоборот.

Опасность того, что в борьбе с кремлевским режимом наша власть сама превратится в нечто подобное, очень велика.

С другой стороны, под угрозой буквально будущее нашей страны. Миллионы украинцев не воспринимают наше государство в полной мере. Для многих независимая Украина — некий переходной период между СССР и «чем-то». Каждый украинский президент и премьер постарались, чтобы за четверть века ничего не изменилось.

Кроме того, многие до сих пор воспринимают Россию, как старшую сестру. В их глазах Кремль просто не может быть плохим, а вот украинские политики могут. И очень просто. Согласитесь, это все вполне стройно вписывается в общую канву информационной картины последних 25 лет.

Однако, сейчас не об этом. Имею отношение к ряду контентных ресурсов и могу констатировать, что украинские власти действительно пытаются составить конкуренцию «ольгинцам» в интернете и Дмитрию Киселеву на телевидении. Именно эти потуги и принято называть «работой порохоботов» и активностью «Минстеця». Тот, кто утверждает отсутствие «порохоботов» и работы «Минстеця» просто лукавит.

информационная война, Украина, власть, информация, Крым, Донбасс, Россия, пропаганда

Фото: Корреспондент

Тем не менее, их активность, что называется, асимметрична. Однако, в данном случае, это не комплемент. Если говорить про интернет, в частности, про социальные сети и небольшие ресурсы, то контент, подготовленный «порохоботами» для «разгона» по сети действительно неплох. Он вызывает эмоцию.

На телевидении все еще более продуманно. Информационные блоки на некоторых каналах проводят стройную и логическую идеологическую линию согласно общему сценарию.

Но дает ли это эффект? Конечно, дает. Проблема в том, что недостаточный. Не нужно переоценивать потребителя. В то время, когда «внешние информационные войска» педалируют тему «фашистов», а внутренние радикальные силы идею «зрады», действующая власть выглядит беззубо.

Ни для кого не секрет, что «Чем больше ложь, тем легче в нее поверить». И если украинские власти действительно хотят побороть российскую информационную атаку, то должны форсировать темы о том, что «Путин — педофил и насилует 5-летних мальчиков с Донбасса», а «Медведев — кастрированный инвалид с комплексами и не чувствует запахов».

В это, конечно, большинство не поверит, но в итоге часть этой пропаганды плотно засядет на подкорке слабообразованного населения. И дискурс перейдет из плоскости «Путин — педофил или нет» в плоскость «Путин насилует мальчиков с Донбасса или из Крыма».

Вопрос в том, стоит ли украинской власти реализовывать этот агрессивный, но эффективный сценарий, а думающей части населения это терпеть? Как мы уже говорили, вопрос неоднозначный. С одной стороны, риск утратить государственность, а с другой превратится в аналог Северной Кореи в Европе.

Единственное, что точно можно сказать — Украине просто необходима целостная информационная стратегия на уровне государства. Это и внутренние, и внешние месседжи, и комплекс сильный эмоциональных инфоповодов, и системный медиаплан всей стратегии. При этом всем, конечно, очень желательно, чтобы эта стратегия была построена на уважении к свободе слова и личности, а также несла какую-то сверх-идею, которая была бы близка каждому украинцу.

Возможно государственные медиаменеджеры этим и занимаются в силу своих возможностей, но реального результата, к сожалению, пока не видно.

Подписывайтесь на наши каналы telegram в Тelegram и telegram в Youtube