Для российских потребителей у пропагандистов было заготовлено две версии происхождения танков у боевиков на Донбассе – для всех это трофеи, захваченные на складах ВСУ в Артемовске. Потом когда стало понятно, что склады остались под украинским контролем, в ход пустили полуофициальную версию — мол, Россия нелегально поддерживает сепаратистов, передавая им танки, «отжатые» в Крыму. Естественно, что и эта версия крайне далека от реальности — все 40 танков 36-й бригады береговой обороны из Перевального были переданы ВСУ при посредничестве Беларуси в мае — июне 2014 года.

Погрузка Т-64БВ в Ил-76 в «Емельяново» для отправки в Ростовскую область и дальше на Донбасс, начало июня 2014 г. 

Тот же факт, что танки шли напрямую из Российской Федерации с самого начала был «секретом полишинеля». Начало освобождения Славянска с привлечением бронетехники и танков привело заезжих реконструкторов в состояние близкое к истерики. И было от чего — из бронетехники у «гиркинцев» были всего лишь алюминиевые БМД, захваченные у десантников 25-й бригады 16 апреля да небольшое количество одноразовых РПГ, которые бесполезны против Т-64БВ — основных танков украинской армии.

После многочисленных просьб кураторы из Кремля стали перед выбором – что именно поставлять, чтобы удобнее отрицать свою причастность к поставкам оружия «сепаратистам на Донбассе». Идеальным образцом в конце-концов был признан Т-64 и сразу по нескольким причинам: во-первых, проще скрыть вмешательство, во-вторых, проще найти экипажи (ведь большинство мужчин на Донбассе проходили срочную службу уже в ВСУ). Однако тут «на пустом месте» возникло большое количество проблем — дело в том, что основным танком российской армии является Т-72, а доставшиеся после распада Т-64 были собраны на базах хранения за Уралом (чтобы не попадали под ограничения ДОВСЕ). Их надо было не только оперативно ввести в строй, но и быстро доставить на Донбасс.

По железной дороге это могло занять достаточно долгое время, поэтому для доставки первой партии Т-64 для боевиков российские военные решили привлечь военно-транспортную авиацию. В начале июня с базы хранения танков Козульки Красноярского края переброшены по воздуху самолетами Ил-76 и Ан-124 на аэродром Таганрог были переброшены 10 Т-64БВ. Отсюда их уже трейлерами танки перевезли к границе. Причем интересно, что на тот момент соблюдались весьма серьезные меры секретности: россияне эти танки перегоняли на «ноль» (буферную зону на границе Украины и РФ), а тут их забирали экипажи боевиков, сколоченные и прошедшие необходимую переподготовку в многочисленных лагерях в Ростовской области (как их чаще всего называли сами боевики — «пионерлагерь»).

Однако ситуация на начало июня 2014 года на Донбассе для про-российских боевиков ухудшалась каждый день, соответственно падал боевой дух бандформирований, многие активисты стали высказывать мысли, что «против армии не попрешь». Поэтому прибытие первых танков решили использовать в пропагандистских целях.

Поэтому первые три Т-64БВ 12 июня демонстративно проследовали своим ходом с востока на запад фактически через всю контролированную «ЛНР» и «ДНР» территорию — с границы через Снежное, Торез, Макеевку в Донецк. Естественно, что их появление сопровождалось форменной истерией в СМИ «молодых республик» — массово появились сообщения, что на «ополченцы» «получили на вооружение три танка», скромно умолчав откуда именно.

Уже без всякого пафоса танки окольными путями были переброшены в Славянск, значительно усилив имевшуюся там группировку.

Через неделю — 20 июня на Донбасс вторглась следующая колонна из пяти Т-64БВ — эти танки были распределены кураторами между формированием Гиркина, которое удерживало северную часть Донецкой области и бандитами Безлера, которые окопали в Горловке.

Т-64БВ боевиков Гиркина-Стрелкова, потерянный при атаке складов в Соледаре, 27 июня 2014 г.

Когда боевикам были переброшены еще два танка можно только предполагать, но судя по всему произошло еще до начала июля 2014 года. Таким образом, на момент бегства отрядов Гиркина-Стрелкова из Славянска 3 июля россияне поставили десять Т-64БВ, кстати их отличительной особенностью были синие номера, нанесенные от руки.

Правда, столь внушительная для того момента сила была использована крайне неэффективна, и фактически не сыграла особой роли в противостоянии.

Итак, прослеживая судьбу всей «синей десятки» можно говорить о том, что все переданные Гиркину танки были потеряны без особого ущерба для нашей группировки, в июльских боях на приграничной территории приняли участие только «безлеровские» машины.

Лично Гиркину в Славянск были перегнаны шесть танков (№ синий 5 -10), из которых из окружения смогли выйти только два. Но обо все по порядку.

Первый полученный танк (№5) боевики использовали для атак на склады хранения в Артемовске и Соледаре 20 и 27 июня, причем во второй раз, попав под сосредоточенный огонь десантников и спецназовцев, боевики танк просто бросили.  Как вспоминал один из офицеров-участников боя: «27 июня около 4.00 в часть позвонили местные жители и сообщили, что в направлении части движется танк боевиков. Всех подняли по боевой готовности. Наш танк занял указанную позицию. Однако практически сразу начал вырубаться стабилизатор вооружения — сгорел предохранитель на зарядку АКБ [аккумуляторных батарей]. Я по телефону звоню прапорщику, у которого на складе есть предохранитель, он бежит на склад, приносит нам предохранитель, мехвод меняет.

В это время на улицу, примыкающую  к части выехал танк боевиков с прикрытием пехоты. Он произвел выстрел по забору и по второму этажу двухэтажной аккумуляторной».

По видимому, нападавшие владели какой-то развединформацией так как выстрел танка пришелся прямиком по посту. В ответ старший лейтенант из 3-го полка спецназа (мобилизированный контролер горгаза) смог сделать два выстрела из РПГ-18, которые однако не нанесли вражеской машине никакого ущерба. Танк поехал дальше, и, объехав часть, выехал напротив КПП.

«В это время на КПП мой товарищ занимает оборону у окна, забегает боец 3-го полка и говорит, чтобы тот уходил, так как там танк. Как только мой товарищ оказывается на крыльце КПП, в то самое окно прилетает танковый осколочный снаряд. С  крыши соседнего здания боец спецназа ВСП из Винницы с РПГ-18 стреляет в танк, но не попадает. Танк уходит во дворы и за домами проезжает до нижнего КПП части. Там он в два здания, которые располагались прямо в заборе, делает около шести выстрелов, уничтожив их полностью. Эти здания уже давно находились в частной собственности и военнослужащих нашей части там не было. В это же время стрелковые бои были практически на  половине периметра части».

К столь эмоциональному описанию хотелось бы добавить некоторые детали. Так, ответный огонь по танку вёлся не только с крыши дома, но и с крыши КПП. Там находилось двое военнослужащих, которые сделали выстрел из РПГ-22 по танку.

Колонна из пяти танков под Енакиево, 20 июня 2014 г.

Само боестолкновение и имело еще одно трагические последствия: «Отступая по пути (в квартале от части) боевики расстреляли гражданский автобус, который въехал в город из Часов-Яра. В нем находился лишь водитель и его супруга, оба погибли. Что террористов могло напугать при виде автобуса?.. Возможно, они решили, что это двигается подкрепление в часть или что ещё, они никогда не признаются. Бандиты не признают своих преступлений. Сразу же была выдумана история, что это украинские военные расстреляли мирный автобус».

Не совсем понятно принимали ли участие в атаке сразу два танка или один и тот же танк, но в дальнейшем в этот же утро во время атаки на соледарские склады был подбит и захвачен Т-64БВ. «Насколько мне известно, по номеру пробивали его, с завода он ушел куда-то на территорию нынешней России и на территорию Украины не возвращался, своими глазами видел проклейменный аккумулятор, номер части не помню, но номер из пяти цифр (у нас одна буква и четыре цифры)».

Еще два танка были потеряны во время прорыва боевиков из Славянска 3 июля — один (№8) был подбит на блок-посту «Стела», еще два были просто брошены с разной степенью технических неисправностей — один на выезде из города, второй — прямо в городе. Отремонтировать один из них (№6) было нереально и машину использовали как музейную — ее можно было видеть на выставке трофейного вооружения и в экспозиции Музея ВОВ в Киеве.

Зато второй танк (№7) быстро поставили в строй 95-й отдельной аэромобильной бригады (на тот момент это был единственный нештатный танк в ее составе), использовали в летних боях, пока не потеряли в начале августа в боях под Саур-Могилой.

То есть фактически Стрелков-Гиркин смог вывести только два танка, которые по требованию кураторов были переданы чисто добровольчески — наемническому формированию, которое гордо называло себя «батальон Степь», задачей которого было остановить продвижение украинской группировки вдоль границы на юге Донецкой области.

Однако 22 июля в бою за стратегически важную переправу у Кожевни оба танка было потеряно. Непонятно что сыграло свою роль — слабая подготовка танковых экипажей или столкновение с танковым взводом 28-й мехбригады, которая вместе с николаевскими десантниками держала оборону здесь.

По нашим данным один танк боевиков «Степи» был поражен из ПТРК, причем один танкист был убит, двое обгорели. Кроме того, одесские танкисты сожгли два БМП противника, а минометчики накрыли расчет ЗУ-23-2. В целом потери россиян в этом бою можно оценить в 50 человек, после чего «батальон» перестал существовать как организованное подразделение — добровольцы разошлись по другим бандформированиям.

Чем занимались четыре «горловских» танка в эти июльские дни совершенно непонятно, однако по всей видимости послевоенный конфликт между Гиркиным и Безлером имеет какие то основания.

В конце лета интенсивность боевых действий кардинально выросла. Времени на соблюдение конспирации не было, танки требовались немедленно. С середины августа в Украину для вооружения пророссийских боевиков пошёл поток Т-72 моделей выпуска 80-х годов.

Осенью 2014 года с началом формирования новых «бригад» луганских и донецких «республик» из России было поставлено некоторое количество танков Т-64 разных модификаций — кроме Т-64БВ на фото также «засветились» как минимум Т-64А.

Т-64БВ, потерянный боевиками под Кожевней

В итоге по состоянию на весну 2017 года в вооруженных формирования ОРДЛО имеется как минимум 120 танков Т-64, причем большая часть в составе вооруженных формирования «ЛНР».

Стоит сказать, что какая то часть это наши трофейные машины, однако их количество даже по подсчетам про-российски настроенных интернет-ресурсов (вероятно завышенное) составляет всего 44 танка.

 

Подписывайтесь на наши каналы telegram в Тelegram и telegram в Youtube