Начало вооруженных столкновений на Донбассе привело к невиданному подъему патриотизма — прежде всего у участников Евромайдана. Многие из них стали рваться на фронт, однако возможностей было немного. В армейских структурах с большим недоверием относились к необученным добровольцам, вариант милицейских подразделений мало кем рассматривался всерьез — прежде всего из-за того, что милиция была дискредитирована всей историей независимой Украины.

Единственной «отдушиной» для патриотов стало формирование батальонов территориальной обороны, старт процесса которым дал и.о. Президента Украины Александр Турчинов. Областным военкоматам было поручено создать по одному батальону, правда не везде это правило выдерживалось, так Киев и Киевская область выставили сразу три батальона.

Первый командир 11-го тербата Александр Гуменюк

Одним из них стал 11-й батальон «Киевская Русь», который начал формировать ветеран ВДВ СССР и Украины уроженец Одесской области Александр Гуменюк. Он окончил Рязанское высшее воздушно-десантное командное училище, принимал участие в миротворческой миссии в Югославии. В декабре 2013 года он уже был на пенсии, однако принял активное участие в событиях на Майдане.

Он же в марте 2014 года оббивал пороги Минобороны, Генштаба, Киевского областного военкомата и даже Киевской областной госадминистрации с идеей организации добровольческого подразделения. Узнав в начале мая о начале формирования тербата он первый пришел в военкомат. Как позже он говорил в одном из интервью: «По закону меня не могли призывать, поэтому я услышал отказ военного комиссара. Пришлось написать заявление, что у меня нет претензий, обо всем знаю, но имею огромное желание служить».

Хотя на уровне Генштаба (а все батальоны подчинялись ВСУ) было спущено стандартное штатное расписание, однако фактически каждый батальон был уникальным.

Так, например, 11-й батальон территориальной обороны «Киевская Русь» вместо положенных четырех стандартных рот имел две роты охраны, вооруженные легким стрелковым оружием, и одну стрелковую роту, усиленную расчетами АГС-17. Так и не была создана разведрота — вместо нее был один разведывательный взвод и один взвод управления.

Из тяжелого вооружения стоит отметить 3 120-мм миномета, 4 ЗУ-23-2 и несколько 12,7-мм пулеметов ДШК. Уже на фронте батальон получил несколько бронетранспортеров БТР-70 и БРДМ-2. Однако основная часть личного состава подразделений выдвигалась в зону боевых действий на школьных автобусах и полученных из народного хозяйства старых грузовиках.

Хаос начального периода был таков, что для батальона не было определено пункта постоянной дислокации. Формирование и боевое слаживание батальона происходило на базе 169-го учебного центра «Десна».

Из-за нехватки личного состава (только к 10 июня удалось собрать 430 солдат и 32 офицера) учебно-боевая подготовка затянулась и на Донбасс 11-й тербат отправился только в начале июля. С 6-го числа ряд блокпостов вокруг Славянска, сменив на них подразделения 25-й аэромобильной бригады, которые ушли в наступление дальше. К тому времени боевые действия с бегством боевиков Стрелков-Гиркина в основном завершились и задачей батальона стало противодействие разведывательно-диверсионных группам противника и зачистка оставшейся агентуры.

Фактически единственным боевым эпизодом этого периода стало крайне ограниченное участие сводного отряда во главе с командиром батальона подполковником Гуменюком в освобождении города Северск 11-12 июля.

В начале августа основная часть батальона вместе со штабом переместилась в Дебальцево. Тут «киевляне» заняли цепь блок-постов в районе Светлодарск — Луганское — Кривая Лука. Отдельной задачей была охрана позиций 26-й отдельной артиллерийской бригады в районе Дебальцево.

13 августа 11-й батальон и милицейские части провели зачистку села Фащевка между Дебальцево и Красным Лучем, а уже на следующее утро основные силы батальона выдвинулись в Фащевку. Штаб батальона разместился у Фащевки, а два взвода выдвинулись в тот же день в Городище и Чернухино.

15 августа 2014 стало «черным днем» в истории батальона. Почти одновременно, около семи утра произошло два трагических события. Возле села Малоивановка передовая группа во главе с комбатом попала в засаду, и вынуждена была принять бой с превосходящими силами противника (по оперативным данным, это были боевики из бригады «Призрак»). В итоге командир батальона Александр Гуменюк и разведчик Олег Оникиенко погибли в бою (также были тяжело ранены 48-летний житомирянин Эдуард Малеванный и командир одной из рот — старший лейтенант Алексей Демченко). Примерно в это же время во время зачистки Чернухино (ее проводили бойцы сумского подразделения МВД «Беркут», а тербатовцы стояли в оцеплении) произошел трагический инцидент. По трассе из Чернухино пытался прорваться легковой автомобиль, из которого был открыт автоматический огонь по военнослужащим, в результате чего погиб боец батальона Евгений Ермаков. Автомобиль был расстрелян, а двое боевиков (позже выяснилось, что это были «донские казаки»), которые пытались вывезти оружие и боеприпасы были уничтожены.

Бойцы батальона на фоне своего первого БТР-70 с собственным именем «Леший»

После гибели комбата его место занял начальник штаба полковник Алексей Савич. С новым командиром батальон продолжал выполнять боевые задачи, хотя боевой дух значительно упал. Кроме того, крайне отрицательно действовал тот факт, что фактически легковооруженное подразделение, которое обороняло южный фас дебальцевской дуги,  оказалось фактически на «первой линии» противостояния — ближайшие части ВСУ находились в 15-20 км позади — в Дебальцево. А впереди находились крупные базы боевиков — Красный Луч, Петровское, Зоринск, Перевальск, Алчевск, куда постоянно поступали свежие подкрепление и вооружение из России.

Позиции батальона постоянно подвергались обстрелу из артиллерии, особенно большие потери наносили внезапные удары «Градов». Так, 19 августа штаб батальона был обстрелян реактивными снарядами, после чего последовала попытка штурма пехотной группой противника. И хотя в результате потерь личного состава не было, однако было уничтожено и повреждено как минимум 26 единиц автомобильной техники.

16 августа в районе села Уткиное боевики попытались организовать засаду на колонну снабжения батальона, однако бойцы вовремя заметили ее и уничтожили снайпера и гранатометчика. Также огнем БТРа сопровождения были уничтожены два автомобиля, на которых другая группа боевиков выехала навстречу колонне.

Однако кроме банального «сидения» на блок-постах бойцы «Киевской Руси» пытались активно атаковать — так, 23 августа усиленный взвод при поддержке бронетехники выдвинулся в район села Федоровка, взяв таким образом под контроль отрезок Бахмутской трассы Перевальск-Петровское.

После занятия позиции вокруг были высланы дозоры. Бойцы одного из них остановили автобус и грузовик КАМАЗ, которые двигались со стороны Перевальска. Явно не ожидая увидеть украинских военных в этом районе, из автобуса вышел офицер в черной форме с российским шевроном. Моментально оценив ситуацию, бойцы открыли огонь. На звуки боя выдвинулся БТР, экипаж которого огнем из КПВТ закончил разгром. В итоге оба транспортных средства загорелись, спастись удалось только нескольким боевикам (по данным разведки потери одной из батальонно-тактических групп российской морской пехоты в этом столкновении составили 38 человек).

Подобная история случилась в селе Адрианополь. Не зная, что населенный пункт контролируется украинскими военными на блокпост 11-го батальона заехал микроавтобус с вооруженными русскими наемниками, в результате кинжального огня 9 боевиков были уничтожены.

На следующий день после истории с российской морской пехотой, бойцы батальона заняли господствующую высоту севернее Федоровки, после чего противник начал их активно атаковать. Кроме постоянно артиллерийского воздействия за несколько дней было предпринято по крайней мере две атаки пехоты. Все они были отбиты, причем второй раз на командование вышел полевой командир «Малыш», который попросил разрешения забрать трупы своих бойцов.

Отдельно стоит отметить активность нашей артиллерии, которая активно работала по целям противника по наводке бойцов тербата. Так, в районе Петровского двумя ударами были уничтожены две колонны боевиков.

После вторжения российской армии и фактического уничтожения нашей группировки в районе Иловайска 11-й батальон получил приказ отойти ближе к Дебальцево и занять Никишино. Штаб батальона переместился в железнодорожное депо Чернухино.

Несмотря на подписание Минска-1 тут начались регулярные стычки с казаками Козицына и боевиками так называемой «роты Байкера». Причем бои шли с переменным успехом.

Так, 14 сентября внезапным артиллерийским налетом был фактически уничтожен один из блок-постов батальона, при этом погибли пулеметчик Александр Козенко и гранатометчик Денис Ханчич.

В ночь с 30 сентября на 1 октября не вернулась на позиции разведывательная группа «Балу» под командованием капитана И. С. Багирова в составе 4 военнослужащих, на следующий день, 1 октября 2014 были ранены ещё два военнослужащих батальона.

Боевые будни батальона

Это были последние потери батальона, начиная с 9 октября начался вывод батальона из зоны боев на полигон Гончаровское в Черниговской области. На тот момент общие потери подразделения оценивались в шесть погибших военнослужащих и четыре пропавших без вести (по состоянию на лето 2017 года — 9 погибших, трое бойцов оказались погибшими, один был обменян).

Впереди было переформирование и вторая еще более горячая командировка — на этот раз в район Донецкого аэропорта. Но это тема для другой статьи.

Подписывайтесь на наши каналы telegram в Тelegram и telegram в Youtube