Рассказ о подразделениях спецназначения украинских вооруженных сил был бы не полный без хотя бы краткой истории 140-го центра сил специальных операций. Самого малочисленного, чисто офицерского подразделения специального назначения.

История Центра вполне принято начинать с 2007 года, когда появилась и введена в действие концепция украинских Сил специальных операций. Примерно в это время на базе 8-го отдельного полка специального назначения в Хмельницком и сформировали новую часть —  140-й центр Сил специальных операций, куда вошли всего 70 офицеров. Тогда же внятно сформулировали и задачи подразделения: ведение засадных действий, проведение налетов в тылу противника, проведение диверсий на объектах инфраструктуры противника, а также организация и руководство партизанским движением либо непосредственно на территории противника либо на временно оккупированной территории.

Однако ввиду отсутствия внятной военной стратегии и потенциального противника (считалось, что на нас никто не будет нападать), то военное руководство планировало привлекать бойцов нового центра для зарубежных операций в рамках миссий ООН, в том числе, например, и для борьбы с пиратством.

В последующие годы о силах специальных операций (ССО) вспоминали мало. Самым ярким сторонником развития СпО был тогдашний начальник Генерального штаба ВС Украины генерал-полковник Григорий Педченко, который в ноябре 2011 года на встрече с представителями военно-дипломатического корпуса, аккредитованными на Украине, заявил: «Силы специальных операций будут готовиться по специальной программе, проработка которой сейчас завершается. В ходе исследовательского командно-штабного учения «Адекватное реагирование-2011» мы создали и испытали в действии командование сил специальных операций с определенным комплектом войск, исследовали вопросы форм и способов их применения». На затем его отправили в отставку, разогнали только приступившее к работе командование Силами СпО.

Начало противостояния на Донбассе остро поставило необходимость применения подготовленных бойцов спецназа. Был брошен в бой и 140-й центр. Правда, мало кто понимал, как конкретно надо использовать столь штучный «товар», поэтому летом 2014 года бойцы использовались командованием максимум как армейский спецназ. Именно в таком качестве они впервые засветились на Донбассе, придя на помощь бойцам 3-го полка спецназа в знаковом бою за Донецкий аэропорт 26 мая. Одновременно центр был доукомплектован контрактниками, перестав быть чисто офицерским.ф

Как говорил в своем интервью капитан Дан Колесник (погибший в бою в октябре 2014 года, поэтому собственно его интервью и попало в  СМИ, во всех остальных случаях фамилии действующих бойцов Центра является жестким табу): «К сожалению, наше подразделение привлекали и к другим непрофильным операциям — например, нам, подразделению специальных операций, однажды поставили контрразведывательные задачи в ближнем тылу».

Ясное дело, что выполняя столь несвойственные функции подразделение несло потери, причем ввиду ограниченного состава крайне болезненные. Так, четыре человека погибли во время неудачной операции (фактически разведки боем) в районе Первомайска 24 июля 2014 года.

Примерно в 4 километрах от Первомайска рейдовая группа вышла на большую колонну террористов — две «Жигули», два автобуса «ПАЗ», микроавтобус «Газель» и джип (Всего около 70-80 человек) в процессе погрузки. Командир группы принял решение, пользуясь фактором неожиданности, уничтожить  противника.

«Я дал команду, и две наших группы открыли огонь в упор. Мы распределили цели и накрыли все автобусы. Бронебойно-зажигательные пули с такой дистанции прошивали машины насквозь. Противник был ошеломлен, они стреляли в ответ, но неорганизованно, они успевали только выйти на дорогу, и их гасили одного за другим. Мы били прицельно, одиночными, бросали гранаты, работали ВОГами, РПГ. Я отстрелял три полных магазина. Наша группа прикрытия на фланге активно поддержала нас огнем. Дистанция была пистолетной, в прицел было видно глаза. Спустя 10 минут все было кончено. Все машины пылали, в них рвались боеприпасы, патроны, что-то свистело над головой, но прицельный огонь по нам вести было уже некому. Большинство террористов остались в автобусах, те, кто успел выскочить, убежать не смогли».

Однако дальше произошла типичная для тех боев нестыковка – не имея надежной связи, и услышав звуки боя, в район боестолкновения выдвинулась группа поддержки (находилась в нескольких километрах для  обеспечения эвакуации): БТР-80 и небронированный грузовой «Урал», в кузове которого были четыре бойца Центра — два опытных и два резервиста с пулеметом ДШК.

«Когда они вышли к мосту спустя примерно 20 минут, их встретил плотный огонь крупных сил противника, которые подтянулись из лесной базы. Мы были от них уже в 900 метрах, и по нам начал вести огонь миномет».

В первые же минуты боя головной БТР подвергся массированному обстрелу — три колеса были в клочья разорваны, однако экипаж не пострадал. Но небронированному «Уралу» досталось гораздо больше – машина была просто изрешечена и только чудом могла двигаться.

Группа приняла решение возвращаться, несмотря на риск быть застигнутыми на открытом пространстве. «Мы встретили наши отходящие машины. Они еле ползли. Я поднялся в кузов — он был весь залит кровью. Все четверо моих товарищей получили тяжелые ранения».

Эвакуировать всю группу было фактически нечем – до ближайшего блок-поста было десять километров. «Наши побратимы из «Омеги» выслали к нам микроавтобус с какими-то отчаянными волонтерами, которые работали на передовой. Там была девушка-медик».

Но даже здесь на передовой спасти раненых не смогли – не было ни реаниамобиля, который мог доставить раненых в Харьков, ни готовых к вылету вертолетов. Пока разворачивали вертолет, шедший по другому заданию, пока грузили двух оставшихся на тот момент в живых раненых, было поздно….

Была еще масса других операций, которые на сегодняшний день остаются секретными и думаю вряд ли мы узнаем детали в ближайшие несколько десятилетий.

6 декабря 2014 года в Краматорске Центр получил собственное боевое знамя – первое в истории независимой Украины для подразделения, сформированного с «нуля».

К тому времени Центр понес и еще одну потерю – при попытке оказания помощи окруженному 32-му блок-посту погиб капитан Дан Колесник.

 

Потери личного состава 140-го центра сил специальных операций за время войны на Донбассе

Сержант Чабан Андрей Александрович -24.07.2014

Сержант Черкасов Владимир Юрьевич -24.07.2014

Сержант Кобернюк Василий Иванович -24.07.2014

Солдат Якимчук Тарас Владимирович -24.07.2014

Капитан Колесник Дан Викторович – 25.10.2014

Подписывайтесь на наши каналы telegram в Тelegram и telegram в Youtube