Показательный судовой процесс над бойцами батальона «Торнадо», большинство бойцов которого ранее служили в расформированном батальоне «Шахтерск» — в очередной раз поставил вопрос об эффективности применения добровольческих батальонов МВД в ходе войны.

Автору удалось пообщаться с черниговцем — одним из бойцов батальона «Шахтерск», который на условиях анонимности согласился рассказать об одной из операций батальона – участии в освобождении 24 июля 2014 года поселка Пески Донецкой области. Этот небезинтересный рассказ хотелось бы привести полностью. Он многое объясняет и показывает роль батальонов в летних боях 2014 года.

«Выехали с базы на обычных автобусах, пару машин, пару грузовиков. Приехали ночью в поле к военным. Заехали на ферму, наше место ночлега, как нам сказали, 2-3 дня назад там были сепары. Ближе к рассвету мы начали собираться, все думали, что мы идем на Донецк. Нам начали выдавать боекомплект — патронов очень много было в ржавчине, выстрелов для гранатометчиков на всех не хватило. Все начали мотать скотч. Тут увидели «Днепр», военных, «Правый сектор». Начали двигаться. Пару раз по нам работали снайпера, но по ним работали бэтеры.

Тут мы подошли уже к поселку перед Песками, тут при зачистке домов, мои друзья получили ранения, прилетел вог [граната из подствольного гранатомета — Прим. М.Ж.] и пару выстрелов. Вынесли их, начали оказывать помощь, а аптечек нет, жгутов нет. Приехали госпитальеры, вывезли ребят.

Мы начали уже зачистку самих Песок, военные с нас смеялись, с того, как мы все делаем. У нас была некоторая нервозность. Но не у всех, мы до этого проходили вышколы, тренировки, знали как себя вести, двигаться.

Дошли до перекрестка, который на окраине Песок и прямая дорога на Донецк, там максимум 1,5 км было вроде. Тут собралась солянка со всех и пошли на блок. Наши снайпера и танки хорошо помогали, особенно таники. Взять блок не получилось, все вернулись назад. Много техники, машин катается туда — назад, очень много людей.

Нам дают команду отдыхать. Мы все отдыхаем у дороги. Начали спать, просыпаемся от криков. Оказывается нашему бойцу БРДМ переехал ноги. Увезли в Днепр. Мы спим дальше. В итоге просыпаемся от взрывов в метрах в 250-300.

Лежим дальше, а мины падают ближе и ближе. Когда падают метрах в 50-100, мы начинаем искать укрытие. Ищем укрытия в домах, но они заколочены, боимся открывать, видим погреб, его пытаются открыть, но там замок навесной. А мины продолжают падать все ближе.

Я подхожу к двери, вижу, что с замком ничего не сделать, я начинаю расшатывать дверную раму, в итоге вырываю двери с рамой и кладу рядом. Все побежали в погреб. Мы с другом побоялись идти в погреб, сели под сараем рядом. Мины продолжают рядом. Тут некоторое время тишина, мы начали есть абрикосы, искать раненых, пить компот с погреба. И тут начинает падать в огород прямо за погребом, очень близко.

Принимаем решение уходить в посадку напротив, но она могла быть заминирована, но всем было не до этого, все туда побежали, хорошо растяжек и мин там не было. И тут мина прилетает в тот сарай где мы были, в соседний дом, во дворе.

Тут за нами присылают грузовик, но некоторых забывают, в том числе меня. Нас осталось человек 20. Было два варианта, или отходить на блок к военным, в противоположную сторону от военных или на Донецк, в Песках оставаться никто не хотел. Связи с командованием не было, сели рации, они сели еще как мы только заходили в Пески. С нами был один парень, он был миротворцем, у него был опыт и он решил нас вывести.

Мы начали движение в сторону фермы. По дороге нашли ребят с «Днепра», они были на машине, мы их прикрывали при выходе, сами они без сопровождения побоялись ехать, что правильно. Все время, когда мы двигались, за нами падали мины, по нашему маршруту.

Мы разделились на две группы — одна пошла на ферму, вторая осталась в клубе, тот, что возле церкви перед мостом. Нас осталось человек 10, сидели так несколько часов.

Окна тряслись, рядом катался танк, мы думали, то чужой, все хотели его сжечь. У нас было 5 РПГ-7 и два выстрела. Рядышком падали мины, сыпалось все в том клубе, все казалось, что окна треснут. У одного из нас, все таки оказался телефон, связались со старшими, по нас никто не хотел ехать. Приняли решение идти сами. По дороге пару раз вели стрельбу по местным или не местным. Вышли с Песок, двигались в сторону фермы. Тут нам отзвонились наши, сказали, что едут по нас. Мы начали их ждать. Дождались, загрузились в грузовик, поехали на ферму. Остановились на блоке у танкистов. Они угостили нас обедом или уже ужином. Ничего не лезло, было трудно есть, но мы ели.

Нам не нравилось командование, мы написали рапорта — ушли. Та и в Чернигов нужно было ехать, было много информации о провокациях. К сожалению, горячее лето 2014 я пропустил. Осенью поехал снова – на этот раз Мариуполь».

Подписывайтесь на наши каналы telegram в Тelegram и telegram в Youtube