Руслан Алиру — работает emergency physician в Эстонии больше года после того, как покинул Украину. Мы попросили его рассказать о реалиях украинского медицинского образования и способах изменить сложившуюся ситуацию. 

В июле этого года Министерство здравоохранения обнародовало на своем официальном сайте статистику поступающих в медицинские университеты Украины. К концу июля на бюджет в медвузы абитуриенты подали 31 620 заявлений. Это в два раза меньше, чем за аналогичный период прошлого года (56 344 заявления). При этом из всего числа только 605 заявлений от людей из сельской местности с целевыми направлениями, хотя для них есть 974 места.

kartinka_

Эти цифры свидетельствуют о том, что медицинское образование в Украине с каждым годом становится все более невостребованным. И на это есть объективные причины, начиная с качества образования и коррупцией в украинских вузах и заканчивая низкой зарплатой и отсутствием перспектив карьерного роста в Украине. Как решать проблему? Никто не знает.

Не знают, но пытаются придумать — недавно наткнулся на статью одной из преподавательниц Харьковской медицинской академии последипломного образования, в которой она сделала попытку “начать дискуссию” о качестве медицинского образования в Украине. В тексте буду приводить ее слова курсивом.

«Поступающий в мединститут вчерашний школьник сдает больше экзаменов (независимых тестов), чем абитуриенты других ВУЗов. Причем учить и сдавать нужно одновременно и язык, и физику с химией-биологией».

По своему опыту учебы в медицинском университете только 10 моих одногруппников понимали физику, не говоря уже о математике, которую понимал только я из пяти потоков. Что же касается языка, то в моей группе было два человека, которые слово “солнце” на русском писали как «сонце». Сейчас одна из них работает на кафедре в медицинском университет, другой — гинеколог.

Отсюда возникает закономерный вопрос о том, как абитуриенты поступают в медицинские вузы, не зная ни физики, ни языка, но набирая огромный бал. Если смотреть правде в глаза, то виной этому — коррупция.

Но даже здесь, как оказывается, случаются свои проблемы. Меня поразила история про абитуриента, который не смог дома правильно переписать решенное экзаменационное задание в бланк ответов. Именно в тот момент я понял, откуда в украинской медицине столько проблем.

Дальше автор статьи продолжает нагнетать:

“Оплата обучения по контракту составляет около 17 тысг рн в год. На бюджетное обучение конкурс выше, на контрактное – ниже. Вместе со стипендией выпускник-бюджетник получит обязательное распределение на малопрестижную специальность: в сельскую амбулаторию семейной медицины, например. Вместо желанной урологии или нейрохирургии”.

Как бы то ни было, нужно быть объективным — несмотря на “обязательное распределение”, сельские амбулатории стоят пустые. Почему? Само собой разумеется, что есть обходные пути, чтобы не поехать работать в село. Например, жениться на государственном служащем, инвалиде, забеременеть и т.д.

СТУДЕНТ

“Преподавание базовых, фундаментальных, дисциплин всегда являлось сильной стороной отечественного додипломного медицинского обучения. В украинских медах студентов традиционно великолепно натягивают по анатомиям и биохимиям с гистологиями. Так повелось с олд-скульных еще времен – когда профессора все как один носили пенсне, а слова в их монографиях заканчивались на букву ять”.

Единственная и главная проблема в том, что тех профессоров уже нет, а новые — это те самые абитуриенты, которые не умеют переносить правильные ответы в экзаменационный билет.

Так или иначе, проверить уровень современных преподавателей медицинского университета довольно легко. Алгоритм простой — нужно узнать, какой профессор преподает свой предмет на английском языке (а такие в украинских вузах есть), подойти и узнать его мнение относительно последних исследований именно в той сфере, которую он «досконально» знает. Главное, задать вопрос на английском языке, чтобы заодно проверить и уровень владения языком, и уровень реальных знаний.

Почти со стопроцентной вероятностью мы услышим ломанный английский и полное отсутствие понимания того, о чем вы просите его рассказать. Это не предположение — в свое время моей знакомой предложили преподавать иностранцам психиатрию и звучало это так: “Все равно ты знаешь его хоть немного лучше, чем они”. Для справки — эта знакомая не могла на английском понять, как ей пройти к музею.

Из этой ситуации можно сделать выводы сразу по нескольким пунктам. Во-первых, узнать об уровне преподавателей, во-вторых — иностранцев, которые учатся в Украине, а в третьих — косвенно о том, как становятся преподавателями в украинских вузах.

Продолжаем читать статью:

“Также основательно преподаются в отечественных медвузах и клинические дисциплины – пропедевтики и терапии с хирургиями. Правда, в основном, теоретические стороны предметов”.

При всей этой радужной картине, непонятно почему Украина по средней продолжительности жизни занимает 122 место, пропустив вперед Белиз и еще несколько стран третьего мира. Вроде как самых “лучших” абитуриентов выучили самые “лучшие” преподаватели в самых “честных” вузах с самой “независимой” системой оценивания «КРОК».

kartinka_2

За время обучения в университете мне запомнились четыре истории, после которых я окончательно убедился в том, что медицина в Украине это как бунт пролетариата – бессмысленна и беспощадна.

1.Профессор неврологии не знала о постинфекционной выработке антител к миелину, соответственно, не начала раннее лечение ребенка, что привело к частичному параличу ребенка.

2.Вызвавший ступор у преподавателя мой дифференциальный диагноз, включающий висцеральный лейшманиоз у пациента, побывавшего в Азии (наверное, сложно запомнить).

3.Лечение ангины антибиотиками резерва на кафедре инфекционных болезней, которые в США и ЕС используются только для лечения в тяжелом или критическом состоянии пациентов.И, соответственно, полное пренебрежение принципам ВОЗ по снижению антибиотикорезистентности.

4. Одна из кафедр медицинского университета подготовила диссертацию. В это же в ЕС выходит новое исследование, которое опровергает, что «доказанное» в Украине имеет эффект в лечении пациентов. Далее цитата: ”Столько денег уже вбухали в диссертацию, поэтому нужно срочно защищать, пока все не узнали о том, что это глупость». Аспирант получает свое звание кандидата медицинских наук и все счастливы.

Это все, что нужно знать о: “основательно преподаются в отечественных медвузах и клинические дисциплины – пропедевтики и терапии с хирургиями”.

“Именно поэтому иностранцы любят учиться на врачей в нашей стране. Люди с нашими дипломами вливаются в системы здравоохранения разных стран. Студенты из десятков стран мира получают относительно недорогое украинское образование и разлетаются по разным континентам, включая и вожделенную Северную Америку (!). Работать врачом в Америке или Канаде – предел мечтаний студента-медика”.

Да, потому что в Украине можно к̶у̶п̶и̶т̶ь̶ получить диплом, при этом готовясь к американским экзаменам. Идеальный вариант – раз в полгода пришел и к̶у̶п̶и̶л̶ сдал все предметы, а остальное время можно готовиться и развлекаться.

У меня был один знакомый из группы “умные студенты”, который считал, что статины не нужно назначать пациентам с атеросклерозом. Для пояснения – это как если бы пожарный говорил, что тушить огонь водой нежелательно, так как можно пол намочить. Сейчас этот знакомый успешно работает в Израиле. И я знаю тех, кто знал еще меньше, чем он, и тоже работают в Израиле. Проблема в том, что в этой стране жестко не хватает врачей, поэтому берут всех у кого есть диплом.

Правда, едва ли они знают, с каким (!) дипломом “специалистов” они берут на работу.

“В институте учатся по учебникам и атласам”.

Да, только стоит уточнить — по каким? В Украине учатся по переводным книгам 1985-2010 годов. В то же время нужно понимать, что в медицине часто только за год кардинально меняются подходы к диагностике, лечению и профилактике.

Это значит, что можно увеличить продолжительность и улучшить качество жизни пациента – особенно в случае когда пациент может позволить себе любые исследования и лекарств средства. Но из-за устаревшей литературы пациентов в Украине лечат с помощью методов прошлого тысячелетия, а если повезет — по книгам прошлого десятилетия.

“Стандарты студенческих предметов не имеют принципиальных различий на разных континентах: на всех факультетах мира изучают одинаковую анатомию и фармакологию, и патофизиологии по разные стороны всех океанов – похожи как две капли воды”.

Таким образом можно предположить, что и Питер из какого-нибудь Стокгольмского медицинского факультета, и Петя из киевского Богомольца к третьему курсу вроде как имеют примерно одинаковый комплект знаний и дают примерно одинаковые ответы на примерно одинаковые тесты.

Есть, правда, один вопрос, ответ на который в Стокгольме и Киеве будет звучать по-разному. Если не учиться как следует, как того требуют стандарты вуза – можно ли получить диплом факультета? Ответ для Питера однозначен: нет. А вот Петя получить диплом сможет.

“Во все времена существовала масса способов «решения вопросов» с зачетами и экзаменами – от легкого читинга до приобретения пакета «под ключ», т.е. полностью закрытой сессии. Способы эти, повторю, не сегодня возникли, а существовали еще тогда, когда в институтах командовали парторги с комсоргами.”

“Ну а сегодня преподавателю – с зарплатой три тысячи – выгоднее не преподавать тому, кто хочет учиться, а поставить зачет тому, кто учиться не хочет. Выгодно не преподавать”.

“Во все времена существовала масса способов «решения вопросов» с зачетами и экзаменами — от легкого читинга до приобретения пакета «под ключ»”

О покупке «клиентом» целого диплома, честно говоря, слышать не приходилось. Да и кому и зачем он может пригодиться – купленный без учебы врачебный диплом? Что с ним потом делать? Ума не приложу.

Сам лично знал очень много студентов, которые так получили диплом. И, что интересно, спокойно работают: и гинекологами, и психиатрами, и кардиологами, и хирургами. Заметьте – терапевтов или семейных врачей нет.

Некоторые работают даже на кафедрах, что опять же показывает уровень преподавателей, коррупции и медицины в целом. А сам “выстраданный” диплом можно приложить к такой же диссертации, купить еще рамочек и повесить туда пару грамот и сертификатов. Желательно на английском языке. Ради интереса почитайте, что написано на этих дипломах. Я обожал читать их учась в меде – почти всегда это сертификаты наподобие «Двухдневные курсы англ языка для кардиолога».

На этом круг замкнулся. Диплом есть, диссертация тоже, преподает на кафедре – значит умный специалист. Хотя продолжительность жизни в Украине, уровень детской смертности и инвалидизации не вписываются в эту реальность с умными врачами и розовыми единорогами.

“Будем справедливыми и отметим, что вышесказанное – все вот это про «покупки сессий» –- относилось все же к «докроковой эре» медвузов, то есть к эпохе устных экзаменов. Сейчас серийные тестирования студентов – «Кроки», система модульных тестов, вузовский аналог ВНО – весьма независимы, практически лишены коррупционной составляющей и являются серьезным разворотом в сторону болонской интеграции”.

Как только появились «кроки», я сразу нашел ответ на вожделенный вопрос: “Где же заранее взять буклеты?”. Возможно там, где их печатают! Как потом оказалось, это был правильный ответ. Любую систему при правильном подходе можно сломать.

“Учиться в меде – сложнее, чем во многих других ВУЗах. Пока будущие юристы, экономисты или социологи весело зависают в новомодных крафтовых кофейнях, не заморачиваясь учебой до самого дедлайна, то есть до сессии или диплома, медицинские студенты учатся круглый год. Они целыми днями колесят по городу, переезжая отнюдь не из кондитерской в пивную, а из больницы в больницу, с кафедры на кафедру. С унылыми лицами, в унылых белых халатах, уныло свисающих из-под курток. Если ты студент меда – в семестре не потусишь, не надейся.

Опоздание – отработка. Пропуск – платная отработка и реферат. Серия пропусков – … даже не думай. Именно посещаемость – основа учебного процесса медвуза, а вовсе не качество преподавания или количество знаний. Хотя объемы знаний неизбежно огромны, а их укладка в памяти будущего пользователя многослойна. От курса к курсу знания наматываются на первоначальный школьный стержень и к окончанию института представляют собой… огромный спутанный клубок. Колтун, совершенно не пригодный к употреблению. Окончивший шестилетнее обучение и получивший диплом человек растерян, некомпетентен, профессионально непригоден и по сути не умеет ни-че-го”.

У меня возникает странное ощущение, что мы с автором этой статьи учились в разных измерениях. Опоздание – ничего, так как преподаватели приходят еще позже. Пропуск – аналогично. Студенты, а особенно контрактники, — это зарплата для преподавателей и их рабочие места. Если преподаватели станут выгонять неуспевающих, то параллельно нужно начинать писать заявление об уходе – нагрузка упадет и необходимость в таком количестве преподавателей исчезнет.

Что касается посещаемости, то я знаю о враче из Чехии, который уже 2 года работал там и параллельно закончил интернатуру в Харькове.

“А до момента, когда профессия принесет первый дивиденд в виде зарплаты две тыщи грн – остается два или три года. Итак, время пошло”.

С зарплатами просто нонсенс — все знают об уровне заработной платы в медицине и все равно поступают. Это как прыгать со скалы и думать, что не разобьюсь. Увы, happy-end’а не будет.

Есть только 2 варианта – стать одним из лучших или молча получать 1500 грн. Каждый делает свой выбор. Лично мне профессия принесла первый дивиденд на интернатуре в виде благодарности превышающей месячную зарплату.

Вскоре на Begemot будет опубликована вторая часть материала.

Руслан Алиру
.

 

 

Подписывайтесь на наши каналы telegram в Тelegram и telegram в Youtube