Джон Фаулз — английский писатель-интеллектуал, романист и эссеист, один из выдающихся представителей постмодернизма в литературе XX века. Мудрый затворник, большую часть жизни он провел в своем доме на берегу моря, занимаясь литературным трудом.

Наши проблемы — это прежде всего то, что мы сами о них думаем. («Волхв»)

Нельзя ненавидеть того, кто стоит на коленях. Того, кто не человек без тебя. («Волхв»)

Каждый из нас — остров. Иначе мы давно бы свихнулись. Между островами ходят суда, летают самолеты, протянуты провода телефонов, мы переговариваемся по радио — все, что хотите. Но остаемся островами. Которые могут затонуть или рассыпаться в прах. («Волхв»)

Девушка, которая чувствует, что в ней нуждаются, уже на четверть влюблена. («Любовница французского лейтенанта»)

Когда не можешь выразить свои чувства, это еще не значит, что они неглубокие. («Коллекционер»)

Человек не может построить свое лучшее «я» иначе как на развалинах прежнего. («Любовница французского лейтенанта»)

Свет не сходится клином на одном человеке, и нельзя сдаваться после одного неудачного броска костей. Какой бы жалкой и пустой в железных тисках города ни казалась жизнь, нужно стойко держаться. И снова выходить в бездонный, соленый, равнодушный океан. («Любовница французского лейтенанта»)

— Думаешь, я стал бы весь вечер дожидаться кого-нибудь, кроме тебя? — Думаешь, я вернулась бы сегодня к кому-нибудь, кроме тебя? («Волхв»)

Основной закон цивилизации: человеческую речь нельзя понимать буквально. («Волхв»)
На опыте военных лет я окончательно уяснил себе значение чувства юмора. Это демонстрация свободы. Ибо свободен лишь тот, кто умеет улыбаться. («Волхв»)

То, чего не было, воскресить нельзя. («Любовница французского лейтенанта»)
​Всякая уважающая себя наука — искусство. И всякое уважающее себя искусство — наука. («Волхв»)

Вы не принесете счастья большинству людей, заставив их бегать прежде, чем они научатся ходить. («Любовница французского лейтенанта»)

Совершенно посторонний человек <…> и к тому же другого пола <…> часто бывает самым непредвзятым судьей. («Любовница французского лейтенанта»)

По-моему, двадцать пять — наиболее трудный и больной возраст. И для тебя, и для окружающих. Ты способен соображать, с тобой обращаются как со взрослым. Но бывают встречи, которые сталкивают тебя в отрочество, ибо тебе не хватает опыта, чтобы постичь и усвоить их значение. («Волхв»)

Сколько ни читай, каких умозаключений ни выстраивай, ничто не заменит собственного опыта. («Башня из черного дерева»)

Душа человека имеет больше прав называться вселенной, чем собственно мироздание. («Волхв»)

Но, как бы хорошо вы ни научились выражать личность в линии и цвете, ничего не получится, если личность эту незачем выражать. («Коллекционер»)

Ненависть и раздражение — роскошь, которую мы не в состоянии себе позволять. Кем бы мы ни были. («Башня из черного дерева»)

Варенья, лакомых перемен, не получишь, пока не объешься хлебом, черствыми корками ожидания. («Волхв»)

Подписывайтесь на наши каналы telegram в Тelegram и telegram в Youtube