ИЗ ПИСЕМ В ЛИЧКУ

(публикуется с разрешения автора)

«6 октября: Виктория. Я нахожусь сейчас в Луганской области в Золотом. Здесь идут бои и люди бегут. Примерно около 40 человек «ЛНР» выгнали из своих домов с тем, что могли унести в руках, четырем семьям удалось выйти на нашу территорию.

истории, лнр, переселенцы, беженцы, Украина

8 октября

Там жесть. Есть еще история семьи Бочко с ул.Полевая, где 23 сентября отец уезжает на операцию по онкологии, его сопровождает жена, две дочери (21 и 30 лет) остаются на хозяйстве, и в ночь на 24 сентября на официально украинские улицы Набережная и Полевая входят формирования «ЛНР». 29 сентября люди только поняли, что это не украинские войска, а формирования «ЛНР». 29 сентября, в субботу, людям было дано 10 минут на то, чтобы собрать вещи и покинуть свои дома. Дочери, схватив что попало под руку, привязали две сумки к мопеду, забрали членов семьи — овчарку и кота (вместо телевизора) и рванули на территорию Украины. Все, кто не успел выйти на территорию Украины, больше не смогли, за исключением одной бабушки. Сейчас две дочери живут у знакомых людей на ул.2-я Вольная, которая по нескольку раз в день подвергается обстрелам (сам под них попал) и не знают, как сказать отцу, который еще в больнице, что ему и матери некуда больше возвращаться, что там остался его любимый старенький Опель, удочки, блесны, его инструмент и все, что он любил в этой жизни. Одна из дочерей работает на шахте и три месяца уже не видит зарплаты, другая — студентка, и этим все сказано. Вот такие, Виктория у меня бывают истории о простых людях и их судьбах, о которых кроме меня никто больше не знает.

MON 19:48

Саша, можно я это поставлю открытым постом?

TUES 00:14

Конечно да, Виктория.

Вторая история касается 80-летней бабушки, Поддубной Иды Алексеевны, которая жила на ул.Набережная, на которую в ночь на 24 сентября вошли формирования «ЛНР». Эта бабушка не успела уйти на территорию Украины в субботу 29 сентября, а в понедельник было уже поздно. Зацепив с собой сумки с тем, что смогла взять с собой, она выехала на территорию «ЛНР», а оттуда через Изварино, то есть, через открытую границу, в Россию. Из России бабушка автобусом приехала в Лисичанск и оказалась в Золотом на контролируемой территории у своей больной астмой сестры такого же возраста. Эту бабушку мы нашли в Золотом, она отказалась от всех видов помощи, категорически заявив: «Я не буду побираться». Бабушку я привез в Северодонецкий офис УВКБ ООН, где ее слушали в течении сорока минут. Там она тоже отказалась от помощи и подарков, сказала, что хочет уехать в г. Харьков к своей 62-летней дочери, которая на пенсии (1600 гривен) и снимает там комнату. Бабушка помогала дочери снимать комнату, поскольку сама получала шахтерскую пенсию покойного мужа (5 000 гривен) и вот сама оказалась без угла и крыши над головой, на съемной квартире с дочерью в чужом городе на старости лет. Когда я вызвался отвезти ее в Харьков, она долго не соглашалась, настаивая заплатить мне за дорогу. Пришлось и мне «взбрыкнуть», заявив, что за деньги ее не повезу. Сейчас я держу ее в поле зрения. На днях она ложится на операцию в Харькове по удалению катаракты (один глаз у нее слепой совсем, а на другом катаракта), куда, вероятно, потратит последние деньги. За свою преданность Украине, она может попасть в систему «Аркан» (для тех кто не знает — автоматизированная система, куда стекается соответствующая информация от МВД, СБУ, Госпогранслужбы, Национальной полиции, миграционной службы и других органов исполнительной власти), лишиться своей пенсии, поскольку есть отметка о въезде из России, но нет отметки о выезде. В этом случае она и ее дочь фактически будут приговорены, но побираться не будут. Я за них очень волнуюсь. Пенсия у бабушки каждое 22 число, и мне надо как-то с нашим бюрократизмом очень быстро успеть ее восстановить, к тому же после операции она будет некоторое время совсем слепой, а доверенности при получении или восстановлении пенсии не прокатывают. Что-то будем придумывать. Вот такие гордые и достойные люди есть на Украине, Виктория. Какая история интереснее? И все это за одну поездку. Теперь буду ездить с фотоаппаратом. Таких людей надо запечатлять. Приедете в Харьков, Виктория, я Вам эту бабушку покажу. Ее стоит увидеть.

А еще я веду кейс о погибшем в Песках волонтере, который волонтером не признан официально. Помогал старикам и мирным жителям в 2014 году. Убит большим осколком 120-й мины во время боев за Аэропорт (попадание в лоб) и похоронен во дворе своего дома. Дело очень затратное по времени и деньгам. Надо делать эксгумацию. Уголовное дело по данному факту находится у следователя Днепропетровского СБУ. Но если провести эксгумацию, судебно-медицинскую экспертизу, подать в суд иск об установлении факта, имеющего юридическое значение, можно впоследствии признать его волонтером официально и тогда семья, которая сейчас проживает в с. Шевченко Добропольского района и еле сводит концы с концами, сможет получить компенсацию более 1 300 000 гривен. Надо ездить в Днепропетровск и в Доброполье. Накопим денег на бензин, масло и свечи и займемся вплотную этим делом.»

Вот такая простая страшная жизнь.

ИСТОЧНИК

Подписывайтесь на наши каналы telegram в Тelegram и telegram в Youtube