В Запорожье у Женьки была девушка. Ну как — была? Громко сказано. За нос водила. Нравилась, флиртовала, соглашалась на свидания. Но того, чего так остро хотел Женька — не происходило. У него чувства были, а у нее — фиг поймешь. Загадочная женская душа, дебри для мужчины. Потом ротация, она там, он — здесь.

всу, война, Украина, Донбасс, спасибо

Перемирие, епт…

Шальные пули у него ассоциировались с ее глазами. Шальными. Он когда попал в Запорожье — наслушался, что там девушки самые красивые. Они, конечно, везде в Украине красивые, но встретил ее в кругу общих знакомых — и пропал.

Опять Авдеевка — она стала вторым домом по сути… Боевые дежурства, хождение по лезвию ножа, жизнь на волоске. А Маринка снилась ему по ночам. Стреляла своими карими глазами в душу и звонким голосом смеялась. Смеялась — а он мучился, вспоминая последний вечер. Они тогда забежали в кофейню на Маяковского и заказали вкуснейший глинтвейн.

— Ты будешь меня ждать?

Она неопределенно повела подбородком и отвела глаза.

— Не знаю…

Холодно, мороз — двадцатка, наверное. Новый Год, оливье, автомат и война.

Субъективно, но рядовые россияне не понимают — что это такое. Нет, они, конечно, кричат — за Родину, за Путина, типа каждый готов. Но понять — что это? Где-то в Украине война — это само собой, пусть. Многие видят составы с вооружением, движущиеся в сторону «братской страны» — и что? Каждый ли из них понимает, что происходит? Сложно представить их народ, дружно готовящий оливье пацанам в окопы. Или бабушек, вяжущих носки мальчишкам.

Женька задумался. Тишину разрезал фейерверк. Сепарский. На несколько минут пошла привычная трескотня, потом все стихло. «Отпраздновали».

Внутренний чертяка толкает на отчаянные поступки — и Женька время от времени совершал вылазки на «крайние метры». Когда Домагой Вида «прославился» в Москве — друзьям заказал хорватский флаг, сюда, на передовую. За ночь с ребятами поставили, и наслаждались реакцией. Да, на той стороне взбесились, да и хрен с ними. Зимой так сильно не пошутишь, остаться незамеченным тяжелее, а поиздеваться хотелось. Вспомнилась заметка в Facebook — в Турции на 9 мая россияне стучались во все двери отеля в 5 утра, и кто открывал — поливали из огнетушителя. Женька с радостью оказался бы сейчас там, чтобы ответить — там хотя бы можно до них руками дотянуться. А тут понимаешь — что это они против тебя, а вынужден сдерживаться. Потому что очередное «перемирие». Одно название.

Небо звездное, красиво и странно, почему-то. Сидишь тут и вынужден вспоминать. «Как там мама» — хотелось бы подумать, но ее нет давно. Вырос парень, и некому отчитаться — что «поел и в шапке». Знала бы она, каким отчаянным бойцом он стал и как он слился с этой войной в единое целое…

Мороз, и опять «тиха украинская ночь»… Тихо пискнул еле живой смартфон, и немеющими от холода пальцами Женька достал его из кармана. Странно, что еще работает. Новый Год перестал быть морозным, и губы довольно растянулись в улыбке. Одно маленькое сообщение в такую ночь творит чудеса. Когда вся страна празднует, а ты здесь.

«Жду тебя. Думаю о тебе. Марина. »

P.S. Благодарю ВСУ! За каждую минуту мира. С Новым Годом, ребята.

ИСТОЧНИК

 

Подписывайтесь на наши каналы telegram в Тelegram и telegram в Youtube