Освобожденный из российской тюрьмы Александр Костенко до сих пор не восстановил подвижность руки, сломанной в 2015 году во время пыток в оккупированном Крыму.

Костенко, политзаключенный, Крым, Новости, бегемот, begemot

Освобожденный из российской тюрьмы политзаключенный украинец Александр Костенко рассказал «Крымской правозащитной группе», как в оккупированном Крыму ему пускали ток через уши и избивали до переломов, чтобы добиться признания вины.

После освобождения из российской колонии Костенко провели операцию на руке, сломанной во время пыток в феврале 2015 года, однако он до сих пор полностью не восстановил ее подвижность. По словам бывшего политзаключенного, пока он сидел в российской колонии, его руку практически не лечили.

После освобождения украинские врачи диагностировали у Костенко закрытый вывих левого предплечья, устаревший перелом венечного отростка со смещением костей локтевого сустава, разрыв связок и посттравматический деформирующий артроз левой руки. Сейчас Костенко проходит реабилитацию. По словам врача, если через полгода подвижность руки не восстановится, ему придется ставить искусственный локтевой сустав.

Бывший политзаключенный рассказал, что 5 февраля 2015 года его схватили возле дома родителей в Симферополе два человека.

Костенко, политзаключенный, Крым, Новости, бегемот, begemotКостенко, политзаключенный, Крым, Новости, бегемот, begemot

«Меня потащили в микроавтобус, который стоял рядом. Соседка Антонина начала кричать. В автобусе было еще четыре человека в масках. Один из них надел пакет мне на голову. Это был Андрей Тишенин, майор ФСБ, в прошлом сотрудник СБУ. Руки мои связали хомутом. Меня начали бить, я начал задыхаться в этом пакете, потом почувствовал, что мне сломали нос и ухо. Пока меня били, машина ехала», – сообщил он.

Похитители называли Костенко майдановцем и требовали рассказать о сообщниках.

«В основном меня били по голове и почкам. Минут через 20 машина остановилась в лесопосадке… Меня вытащили, поставили на колени, снова били, сняли пакет… Один из них поставил мне к затылку пистолет и объяснил, что я должен им рассказать об убийствах сотрудников “Беркута” на Майдане, о готовящихся диверсиях в Крыму. После этого был выстрел возле уха, и пистолет снова приставили к затылку. Мне пригрозили, что я пропаду без вести, если не расскажу им все. Потом они спустили курок, но пули в стволе не было», – рассказал он.

После этого пленнику снова надели пакет на голову, избили и затолкали в машину.

«Я прогрыз дырку в пакете, чтоб не задохнуться, и услышал, как они говорили между собой: “Едем к татарину на базу”. Я думаю, что меня повезли в направлении Севастополя, скорей всего, в частный дом Шамбазова… Во время пути к этому дому меня периодически били, у одного из людей в масках был не типичный для крымчан российский говор», – продолжил он.

По прибытии избиение продолжилось. К большим пальцам пленника привязали провода и пустили по ним ток. Затем потребовали говорить на камеру все, что потребуют.

«Они привязали провода к моим большим пальцам. Провода были подключены к устройству, которое имело тумблер и подключалось к розетке. Человек в зеленых штанах включил прибор, и меня били током примерно три минуты. После этого в комнату зашел Артур Шамбазов, бывший сотрудник СБУ, сейчас сотрудник ФСБ. Он был с видеокамерой, в маске и черной одежде. Но я узнал его по разрезу глаз. Когда я работал в милиции, я с ним часто встречался и хорошо знал его в лицо, точно так же, как и Тишенина», – пояснил Костенко.

По словам политзаключенного, к нему несколько раз приходили с камерой, однако он не давал нужных показаний, поэтому его продолжали пытать.

«Через какое-то время снова зашли Тишенин и Шамбазов с камерой. Они задавали вопросы, и мои ответы их опять не устроили. Шамбазов разозлился, те двое положили меня на пол лицом вниз и били дубинками. Шамбазов взял со стола какие-то ножницы, похоже, секатор и сказал, что будет мне резать пальцы на руках. Я сжал кулаки, тогда Шамбазов встал мне коленом на спину, снял хомут, взял меня за волосы и за запястье левой руки и резко дернул мне руку назад. В этот момент я почувствовал очень сильную, резкую боль в локте… У меня был болевой шок. После этого Шамбазов спросил меня, буду ли я говорить или буду продолжать себя так вести. В тот момент я не то что говорить, я пошевелиться от боли не мог. Это разозлило Шамбазова еще больше. Он наступил мне на локоть ногой. Тогда я уже не мог терпеть эту адскую боль и начал кричать. За что меня начали снова бить», – продолжил он.

Костенко добавил, что один из избивавших хотел пробить ему уши ножом, чтобы продеть через них провода, но он начал вертеть головой. Чтобы не испачкаться в крови, пытавшие просто закрутили провода у него на ушах и пустили ток.

«Я почувствовал невыносимую головную боль, меня резко затошнило, закружилась голова и я упал, из носа у меня пошла кровь. Тогда в помещение зашел человек с деревянным чемоданом, он тоже был в маске, вытер мне кровь и дал понюхать нашатырный спирт, так сказать привел меня в сознание, после чего вышел и все продолжилось снова», – рассказал политзаключенный.

Позже пытки прекратили, а пленнику застегнули наручниками руки и затащили его наверх, где подвесили на щеколду двери руками вверх, где он висел до рассвета. На следующий день его отвезли, предположительно, к прокуратуре Киевского района. Там его отпустили, а затем снова схватили, засняв арест на камеру, и привезли в Следственный комитет.

«Завели в кабинет на втором этаже. Там был следователь Одарченко. Он не представлялся, но я потом узнал его имя из материалов дела. Одарченко начал говорить, что сейчас придет адвокат, и если я не подпишу все бумаги, за меня пострадает моя семья. Мне распечатали бумаги, потом пришла адвокат по назначению Полуянова. Те двое, которые меня пытали, тоже были в кабинете. Они били меня в присутствии адвоката, кровь начала течь по лицу. Я отказывался ставить свою подпись. Адвокат говорила, что если она уйдет, а я не подпишу бумаги, то она не сможет мне помочь. Мне угрожали, что мой ребенок будет расти в детдоме. Если же я все подпишу, то о моем местонахождении сообщат родным… Я подписал все, не читая. На этом протоколе есть следы моей крови, которая текла с лица», – рассказал он.

После этого отцу Костенко сообщили о его задержании, и следователь вызвал сотрудников ФСБ.

«Пришли бывшие сотрудники СБУ Александр Кулабухов и Владимир Шевченко, которых я знал раньше. Они меня отвезли в травмпункт. Они торопили врачей, чтоб те сделали все быстро, хотя врачи говорили им, что нужна операция и обследование. В итоге врач наложил на руку гипс и сказал, что его нужно снять через три недели, однако его вовремя никто не снял», – отметил политзаключенный.

6 февраля 2015 года Костенко отвезли в изолятор временного содержания, а 9 февраля перевели в СИЗО № 1. Там его в «пресс-камере» избивали заключенные.

«Среди тех, кто сидел тогда со мной в СИЗО, есть свидетели, которые могут подтвердить мои побои. Все мое тело было синее от ударов, было разбито лицо, на спине были следы от обуви. Поскольку гипс вовремя не сняли, рука в гипсе начала синеть. Через три месяца, в начале мая, гипс по моей просьбе сняли сокамерники по СИЗО», – рассказал он.

По словам политзаключенного, после вынесения приговора, 22 мая 2015 года, его неожиданно вывезли в 6-ю городскую больницу Симферополя и там прооперировали.

«Меня отправили обратно в СИЗО сразу после операции, когда я еще даже не отошел от наркоза. В СИЗО меня поместили в камеру медсанчасти, которая отличается от обычной камеры тем, что кровати там одноярусные. В этой камере было со мной еще два человека. После того как закончилось действие наркоза, у меня начались сильные боли, из-под гипса сочилась кровь, так как в кость была вставлена спица. Через три часа мне должны были сделать обезболивающий укол, однако мне сделали его только на следующий день», – сообщил он.

В колонии Костенко также фактически не лечили, хотя его рука практически не двигалась.

«Доктор в колонии не давал мне противопоказаний для работы. И поэтому приходилось убирать снег, разбивать лед ломом, несмотря на адские боли”, – подытожил политзаключенный.

Костенко арестовали в Крыму 8 февраля 2015 года. 15 мая 2015 года «Киевский районный суд Симферополя» приговорил украинца к четырем годам и двум месяцам тюремного заключения за «умышленное причинение легкого вреда здоровью» сотруднику крымского спецподразделения «Беркут» во время протестов в Киеве в 2014 году и незаконное хранение «основных частей огнестрельного оружия». Позже срок заключения сократили на четыре месяца.

3 августа 2018 года Костенко освободили из российской колонии.

ИСТОЧНИК ГОРДОН

Подписывайтесь на наши каналы telegram в Тelegram и telegram в Youtube