Роберт Мюллер изрядно усложнил картину мира для сторонников простых ответов. Несколько месяцев назад я предупреждал о той ловушке, в которую неизбежно угодят те, кто привязал свою критику в отношении Трампа исключительно к юридической формулировке о «сговоре».

ловушке, предупреждал, Роберт Мюллер, Трамп, сговор, спецпрокуроор

Вместо того, чтобы обсуждать проблему политического стиля главы Белого дома, они сосредоточились на поиске состава преступления. Теперь, когда это преступление – в его чисто техническом смысле – ожидаемо не удалось обнаружить, оппонентам американского лидера придется тратить силы на очередные оправдания и новые сутяжничества, которые еще дальше отодвинут главный вопрос: насколько соответствует нравственный облик Трампа занимаемой им должности?

Уголовный компромат – самый очевидный способ расправы с политическим соперником. Однако, когда этот способ становится самоцелью, теряется суть политического противостояния, которое должно быть не столкновением адвоката с прокурором, а столкновением программ. В этом смысле я еще мог бы понять – но не оправдать – тот факт, что Демократическая партия США выбрала путь юридического крючкотворства.

Это вполне в традициях западной парламентской системы, и играющие в эту игру стороны осознают риски: проигравший потеряет все. Мне непонятно другое: зачем в эту игру вступают обозреватели – лидеры общественного мнения, которые, не имея доступа к следственным документам и не будучи обличены государственными полномочиями, берут на себя ответственность предвосхищать юридические решения?

Задача наблюдателей – систематизировать фактологический хаос, выявлять тенденции и формулировать идеи. Вместо этого большинство «популярных» аналитиков предпочитают сосредоточиться на том, чтобы буквально подменить государственные органы, создавая у своих поклонников иллюзию сопричастности их «гуру» к таинствам высшей власти. Так называемые «блоггеры» банально эксплуатируют доверие публики и ее склонность к тому, чтобы кумиры – эти современные версии племенных шаманов – предоставили им твердую определенность в принципиально неопределенной богатой информационной среде.

Выдавая собственные мнения за факты, они вводят в заблуждение свою «паству». В течение некоторого времени тому или иному шарлатану везет: ему удается предсказывать «дождь», и каждый новый сбывшийся прогноз укрепляет веру его последователей в наличии интеллектуальных сверхспособностей у главы виртуального культа.

Однажды, однако, написанная им картина расслаивается и обнаруживает под полотном реальность, далекая от того логически стройного и завершенного пейзажа, которым на протяжении месяцев и лет торговал этот самопровозглашенный пророк. Редко от них можно услышать признания в совершении ошибок. Чаще они всеми способами изворачиваются ради удержания аудитории, которая, в свою очередь, в подавляющем большинстве предпочитает заниматься самообманом и продолжает кормиться с руки тех, кто обещает избавить от бремени сомнения.

Главным пострадавшим здесь оказывается истина: вместо того, чтобы дискутировать о том, как вообще на посту главы Белого дома оказался человек, открыто пренебрегающий элементарным уважением к людям, критики Трампа продолжают бесконечные институциональные процедуры. Теперь они возьмутся требовать обнародования полного списка документов расследования Мюллера, делая вид, будто у них еще есть шансы привлечь к правовой ответственности хоть кого-то из президентской команды.

Для чего демократы вслед за Трампом вбивают клин в и без того глубокую трещину на теле американского общества, совершенно неясно. Почему бы не согласиться с очевидным выводом, который звучит не только в заявлениях республиканцев, но и в итоговых документах Мюллера – о том, что Россия вмешивалась в выборы с целью подорвать доверие к самым основам политической системы США? Ведь именно агрессия Кремля и профилактика будущих связей с ним – это и есть главный вывод всей этой двухлетней истории. И именно в этом – в разрушении демократии – состояла истинная цель Москвы, а республиканский кандидат оказался для Путина лишь удобным трамплином.

Всем хочется отыскать некие скрытые юридические связи Трампа с Кремлем, в то время как он, не скрываясь, без зазрения совести унизил свою страну перед всем миром, когда во время избирательной кампании призывал российское руководство – отравителей, убийц, захватчиков – обнародовать новые письма Хиллари Клинтон. Уже одного этого случая нормальной политической системе должно было бы хватить для того, чтобы отвергнуть Трампа.

Его избиратели голосовали вот за это – за возможность заигрывать с военными хакерами Кремля, за право хихикать с Лавровым про Джеймса Коми под эксклюзивными фотовспышками агентства ТАСС, за обесценивание своих спецслужб перед лицом Путина, за нормализацию хамства в политике, за готовность издеваться над союзниками по НАТО, за культивирование взаимной ненависти, за возвращение всякого рода дискриминационных практик. Адекватный общественно-государственный механизм должен был бы нейтрализовать такую угрозу в самом зачатке.

Если Америке потребовалось изнурительное «расследование» вместо простой фильтрации на начальном этапе, значит, система нуждается в коррекции. В коррекции нуждается в первую очередь социальный иммунитет, допустивший проникновение трампизма в самые недра некогда более здорового общества. Обама, отказавшийся от агрессивного вмешательства в ситуацию и понадеявшийся на разум народа, ошибся в нем так же, как ошиблись те, кто предложил британцам голосовать за брекзит, надеясь на здравый смысл электората.

И демократы, которые предпочли увязнуть в судебных склоках вместо генерализации проблематики, и республиканцы, желающие не замечать откровенного морального падения своего лидера – обе партии, пусть и неосознанно, предают не только свою историю и свой народ, но и человечество, которое с ужасом взирает на эту мелочную схватку, последовательно уничтожающую репутацию США в качестве мирового лидера, способного гарантировать разумную интервенцию и надежную оборону.

Тот, кто обратит внимание на целый ряд уверенных решений нынешней американской администрации, не должен обманываться: эффектные шаги в отдельных направлениях не могут компенсировать того непоправимого стратегического ущерба, который наносят общественной атмосфере одни только заявления Трампа в сосцети. Усиливающийся разлад между гигантскими социальными группами и недоверие со стороны союзников в перспективе приведут страну к тому, что евроатлантическая цивилизация утратит единство и гибкость в принятии долговременных решений. Уже утрачивает.

То, что прямо сейчас администрация Трампа увеличивает расходы на оборону, обрубает китайские щупальца, душит режим Мадуро, борется с Евросоюзом против Ирана и «Северного потока — 2», а также пытается решить другие давно назревшие проблемы – все эти инициативы достойны похвалы, но на ежедневную жизнь американцев, которые как раз и должны наполнять «кровью» заявленные Трампом программы, гораздо сильнее влияет его «личностное» поведение как человека, который в силу статуса является образом для подражания. Это поведение хама. Это риторика ненависти. Это идеология превосходства одних над другими. Это возвращение к джунглям. Это то, что формирует психотип подрастающего поколения.

Обама, который решился на «перезагрузку» с очевидно преступным режимом Москвы сразу после ее нападения на Грузию, который «сговорился» с Путиным о химическом оружии Асада, который вполне трусливо отказал в передаче Украине летального вооружения, который обеспечил крупнейший за последние десятилетия американский провал на Ближнем Востоке, который «проглотил» похищение эстонского агента российскими спецслужбами в ходе визита в Таллин – этот выпускник Гарварда, обладающий благородными манерами и отменным чувством юмора, подарил Америке и всему человечеству то, чего никогда в жизни не сможет подарить Трамп: надежду и уверенность.

Секрет лидерства не в том, чтобы принимать одни лишь правильные решения: от ошибок не застрахован ни один глава государства – ни Трамп, ни Обама, ни Буш, ни Макрон, ни Меркель, ни Ельцин, ни Черчилль. Вопрос в фундаментальных гражданских ценностях – есть ли они у главы государства и готов ли он следовать им, несмотря на неизбежные провалы и регулярно возникающие нравственные дилеммы, которые ведут к одному из двух зол в ситуациях, когда идеальных альтернатив просто нет.

И когда меня спрашивают, почему я бы выбрал того же Байдена, несмотря на порой звериную успешность внешней политики Трампа и иногда доходящую до абсурда политкорректность демократов, я отвечаю: между стилем мафии, успешной в достижении сиюминутных целей, и стилем демократических правителей, жертвующих скоростью ради принципов, требуется неизменно выбирать второе.

И, поскольку Трампу в конечном счете плевать на общечеловеческие ценности, я бы не рискнул заключить с ним ни одной сделки, даже самой многообещающей – потому что сделка с мафией оканчивается всегда только выстрелом в затылок. Без свидетелей, полиции и судебных разбирательств.

Автократ вполне может быть эффективным в течение определенного времени, однако тот вред, который он наносит общественному самочувствию и политическим институтам, та порождаемая им ужасающая нравственная духота, то распространяемое им взаимное недоверие, та глобальная ненависть, которая вырастает из ненависти к каким-то конкретным категориям населения (к тем же мигрантам: «когда они пришли… я молчал») – все это в долгосрочной перспективе уничтожит само западное государство.

Государство, которое пока что хранят такие люди, как спецпрокуроор Роберт Мюллер, хладнокровно исполнивший свою следственную миссию под яростные протесты одних и нетерпеливые выкрики других – вне зависимости от угроз и без попытки соответствовать чьим-то ожиданиям.

ИСТОЧНИК

Подписывайтесь на наши каналы telegram в Тelegram и telegram в Youtube