Нынешний скандал вокруг воскрешения Бабченко, скандал, который в очередной раз лихорадит оппозицию, — это только один из симптомов системного кризиса наших либерально-демократических идеологов, готовых собачиться по всем вопросам: и по выборам, и по программам, и по личной неприязни, и по недоверию к единоверцу-сопернику.

симптомов, идеологи, кризис, Бабченко, Виктор Ерофеев, флирт, Кремль, Майдан

Конечно, скандал в Киеве — уникальный, о котором хотелось бы знать как можно меньше деталей. Не видеть эту фотографию с аккуратно разлитой свинячьей кровью, не слышать о 30 приговоренных к смерти — все это гоголевские масштабы! Но детали явились, и обрисовался примечательный парадокс, когда непримиримый журналист вольно или невольно так подыграл Кремлю, что ему уже пора как патриоту ставить памятник рядом с Мининым и Пожарским или, во всяком случае, когда-нибудь его следует похоронить на Новодевичьем кладбище.

Впрочем, он ни в чем не виноват. Его ликование по поводу гибели мальчиков из военного ансамбля, как и желание танцевать на могиле Путина или мечта увидеть американские танки в Москве — это просто показатель политического невежества, ибо ненависть, как и месть, — холодное блюдо, а не инфантильное веселье.

Как же деградировала наша оппозиция всего за несколько лет, от взаправду убитого Бориса Немцова, человека мирового масштаба, остроумного и эрудированного, до матерных вензелей воскресшего радикала! Детская болезнь политического радикализма, подмеченная когда-то Лениным по другому поводу, вообще свойственна незрелому уму, который наслаждается спорами и скандалами.

Этой детской болезнью поражены многие непримиримые журналисты, которые из расследователей властных преступлений самовыдвинулись в моральные судьи, превратились в доморощенные мелкие «совести» нации, которые выносят свои высокие приговоры всем подряд, от олигархов до трусливых обывателей, и очень часто — друг другу. Генетически связанные с совком, они всех подозревают в доносительстве, стукачестве, трусости, флирте с Кремлем. Теперь, когда в стране увеличился черный простор страха, они лихо разоблачают коллаборационизм и компромиссы людей, которые вынуждены жить и работать в авторитарной системе. Коллаборационизм — родимое пятно на теле так и не познавшей настоящей свободы России, и кто должен судить о допустимости того или иного компромисса, кто определит красную черту нерукопожатия — это особый вопрос.

Виктор Ерофеев. Писатель. Потрясающий текст на «Снобе». Я и так-то ни*уя не понимал, что он пишет, а уж фразы про «увеличившийся черный простор страха» и «коллаборационизм родимое пятно на теле так и не познавшей настоящей свободы России» вообще ставят меня в тупик…

Сидит, и что-то там умничает, умничает, умничает. Про Россию, про революцию, про оппозицию, про будущее, про компромисс, про Францию, про Ярузельского. Просрав все, с потрохами, до последней капли, всё сидят и умничают. Про народ и власть. Интеллигенцию и «детскую болезнь радикализма» — это они так Майдан называют. Про кризис и «мальчиков из военного ансамбля». Мальчиков, Карл. Ах, несчастные мальчики, просто летели в чужую страну, бедняжки.

И никак писатель Ерофеев в своей зауми не может понять одного. Никак не может понять одной простой вещи.

Да на*уй уже идите со своей Россией, будущим и компромиссами. Все на двух стульях они хотят усидеть.

Я вам всегда говорил — за высокоумными текстами всегда скрывается обычный мудак, который нихрена не понимает в реальной жизни.

Доверять можно только текстам, написанным простым языком.

ИСТОЧНИК Аркадий Бабченко

Подписывайтесь на наши каналы telegram в Тelegram и telegram в Youtube