Другая планета.

Когда мы в 2008 переехали на Киевщину, первое, что меня удивило – это поведение людей в очереди и отношение к ней. Собственно, и очереди по сравнению с Луганском были смешные – никаких тебе заниманий с ночи, номеров на мятом листочке, суровых добровольных контролеров и прочей прелести. Если кто забыл, я напомню и тесные коридоры Жовтневого паспортного стола, и перенаселенные ЖЭКи Жовтневого района с приемом два раза в неделю, и газовую контору возле «Донбасса». И никто никогда не возмущался чиновниками – зло срывали друг на друге. Здесь же, если возникало узкое место, долбали местную власть, возмущались и в итоге получали вполне приемлемый сервис. Надо сказать, не справились только с ахметовской облэнерго. И то пока. У нас в Луганске с готовностью нагинались перед любой властью. И то, что сейчас творят клерки с порочным луганским опытом на всех уровнях от Кременной до Станицы, просто дискредитирует Украину. Их нужно увольнять с пожизненным запретом работать с людьми. Мне есть, с чем сравнивать в разных областях, наши ВПЛ есть везде.

Но ведь люди сами позволяют так обращаться с ними, закаляясь в борьбе за все подряд, не замечая себе подобных рядом. Ядовитые семена по выращиванию «хомо лынериус» падают в подготовленную почву. Недавно прочла опус Горького Лука о том, что Широкино зарастает отборными бронебойными сорняками – орки постоянно выжигают сухую траву, кошмаря наши позиции. Все культурное пропадает, выживает самый стойкий бурьян. И так несколько стадий неестественного отбора. То же самое происходит и с людьми. Кому – мучение, кому – приключение. Выживают и диктуют правила самые стойкие. Для них очереди – родная стихия. Да еще и Совинформбюро впридачу. А кто не может примириться с агрессивной средой – мрут, как мухи. Или просто стараются пореже выходить из дома. А Луганск потихоньку превращается в планету Пирр – помните Гарри Гаррисона с его «Поясом смерти» или «Неукротимой планетой», как звучало в русском переводе?

Вот только последняя неделя. Одна из подруг приехала простуженная. Шел дождь. До открытия перехода на Станице было около часа, можно было стоять просторно. Но бессмысленное кучкование стало традицией. Ее заставили закрыть зонтик – капало на соседей в клеенках. Выйти из монолитной очереди нельзя – трясина тут же сомкнется. Никто обратно не пустит. Стой и мокни молча.

Вторую уронили на помосте при перебежке от пиратского блок-поста к нашему. Слишком медленно шла, прижимая к себе руку после недавнего перелома. Бежали по ней – слава богу, удалось подняться и вернуться. Только ушибы и нервное потрясение.

Третьей оторвали ручку от чемодана, когда бегом вытаскивали свои сумки на досмотр на блок-постах. Причем, в этом случае спешка совершенно не имеет смысла – маршрутка все равно поедет только после того, как все пассажиры займут свои места.

Да что в Луганске. Вчера днем провожали из Киева «Ужгород – Лисичанск». Сломанная рука в жесткой повязке не гнется – не подвесишь, чтоб было видно. А в рукав помещается, т.е. внимания не привлекает. Поэтому, стараюсь в толпе вести себя осмотрительно (предпочтительней, вообще избегать, но бывают разные обстоятельства). По вокзалу, где спешат все и всегда, удалось пройти спокойно. А вот на платформе, куда спустились загодя, получила по полной и не раз – наш луганский народ любит толкаться и сметать сумками и рюкзаками окружающих. Когда подошел поезд, пришлось просто прижаться к колонне, чтобы переждать истерический поток. Хотя времени на посадку было более, чем достаточно. Подруга говорит, что так же мелись и толкались на маршрутки в 4 утра. Хотя в этом не было никакого смысла – маршруток в избытке; времени до открытия Станичного перехода тоже. В прошлом году я тоже шарахалась, насколько это было возможно, от мчащейся по помосту толпы. Бытие определяет сознание. Но человеком нужно оставаться в любых обстоятельствах, хоть это порой и трудно.

Чем больше проходит времени, тем меньше вероятность, что вернется НАШ Луганск. Даже сейчас это не тот город, из которого мы уехали. Замещение населения (а вымерло, выехало и продолжает выезжать, довольно много людей, несмотря на утверждения твердолобовых, что все давно вернулись) происходит привычно быстро – Россия тренировалась веками всасывать чужие территории. К тому же, если для взрослого человека четыре года немало, то для ребенка – это порой вся жизнь или бОльшая ее часть. И растут они в реальностях агрессивной резервации, невольные жертвы гибридной войны. Как эти детишки, впитывающие стереотипы поведения взрослых в очередях на автобус, на переход, за гуманитаркой, слушающие тамошних воспитателей и учителей, будут относиться к своим сверстникам, которые в это время с родителями гуляли в парках или слушали уличных музыкантов на площі Ринок?

Боюсь, что основная масса будет следовать примеру бешеных теток, плюющих в украинских активистов. Что они точно так же, как их родители, бездумно и нелогично, будут топтать окружающих. И безосновательно считать, что весь мир им должен только по факту их существования. Если честно, я не верю в реинтеграцию этих разрушенных людей и территорий, даже если случится чудо, и следующий кремлевский карлик решит избавиться от донбасского чемодана без ручки – слишком их много, искривленных фантастической реальностью. И слишком мало сил у Украины. Мне кажется, что проще и честнее было бы предоставить какие-то минимальные незавидные (иначе ломанутся все фиктивные) гарантии жилья немногочисленным нашим. Тем, кому там невмоготу. И забрать их сюда сейчас, а не через годы.

И еще. Я не считаю, что любые заслуги в прошлом дают индульгенцию в настоящем. Время идет. И оно требует ежедневных малых дел. А не бесконечной зрадофилии, неприкрытого хамства или откровенной мизантропии ко всем, знакомым и незнакомым. Если у меня сломана рука, почему я должна желать таких же острых ощущений всем вокруг? Если у меня отняли дом, и я не могу съездить даже на могилы родных, зачем желать того же окружающим? Я не могу запретить упиваться собственными несчастьями, особенно если это становится смыслом жизни, но неприятно видеть, как люди, которые достойно вели себя в 2014-м, чьи посты читала с замиранием сердца, превращаются в злобных нытиков, способных безапеляционно обвинять всех подряд. В том числе и тех, кто воевал за наш Луганск, уйдя на фронт из своих городов, но не смог освободить его в августе 2014-го. Раньше пыталась спорить. Потом просто отписалась. Каждому свое. Но очень надеюсь, что тех, кому по нраву строить, все-таки больше, чем тех, кому приятно ныть на развалинах.

Особенно, когда вижу вокруг новые красивые благоустроенные городки, которые выросли на моих глазах на заболоченных пустырях. И с огромной скоростью обросли подробностями – магазинчиками и магазинищами, спорт. комплексами с бассейнами, детскими развивающими центрами, сквериками, кафе, ателье, парикмахерскими и всем прочим, без чего жизнь скучна и некомфортна. Так интересно смотреть, как на глазах растут и развиваются новые районы, тем более, что многие молодые сотрудники живут в них и рассказывают, как все устроено. Обогреваемые остановки, например. А сайты с форумами жильцов – повсеместно. Многие знакомые луганчане уже осваиваются там. И они точно не вернутся на ненавидящую саму себя планету Пирр…

ИСТОЧНИК

 

Подписывайтесь на наши каналы telegram в Тelegram и telegram в Youtube