В недавней статье «Новой газеты» меня более всего поразил момент, не связанный с главным сюжетом публикации, где рассказывается о процедуре «раздачи» гражданства РФ жителям оккупированных украинских территорий в ОРДЛО. Фабула такова. Как выяснила журналистка, замаскировавшаяся под жаждущего получить российский паспорт

выяснила, паспорт, РФ, ОРДЛО, холод, лднр, очередь

Ссам процесс выглядит примерно как попытка купить «настоящее масло» в СССР: длиннейшие очереди, приход к «пункту выдачи» в 3 утра, давка, ругань, рукоприкладство, борьба за места, разочарование, боль, тетрадки с номерами, безжалостное вычеркивание опоздавших, необходимость ежедневно – на протяжении месяцев – отмечаться.

За всем этим военно-коммунистическим кошмаром, успешно построенном в отдельно взятой «угольной Швейцарии», кроется фактическая невозможность для рядового жителя «ДНР» и «ЛНР» получить заветную бумагу (которую американцы, например, признавать не собираются). Дело в том, что российский паспорт дадут лишь на основании «паспорта ЛДНР», а он, по всей видимости, имеется у единиц. И эти очереди – пока только за «паспортами ЛДНР».

Вернее, даже не за ними, а за тем, чтобы – внимание! – подать документы на проверку того, имеет ли конкретный человек вообще право на получение такого «паспорта ЛДНР». По подсчетам журналистки «Новой», при текущей скорости проверки документов лично она могла бы рассчитывать на получение российского паспорта не ранее, чем через четыре года.

Читая статью, вспоминал систему «одного окна» в Грузии и электронную систему оформления документов в миграционных органах той же Литвы (в обеих ситуациях имею личный опыт, поэтому могу делать заключения). Так вот, разница с тем, что происходит в «ЛДНР» – примерно как между калькулятором «Электроника МК 51» и MacBook Pro 2017.

Это я пока говорю только о технической стороне и на секунду забываю о том, насколько сама процедура раздачи российских паспортов незаконна с точки зрения международного права, а также о том, в каком «Освенциме» пребывают те, кто по какой-то причине еще не удосужился выехать из этой бандитской клоаки, где до сих пор действует комендантский час с 23:00 до 5:00 (с чего бы, если «светлое будущее» там уже насупило, враги повержены, а население слилось с боевиками в едином экстазе?) Сравнение с немецким концлагерем не случайно. Это как раз то, с чего я хотел бы начать.

Журналистка прошлась по Донецку и обнаружила, в том числе в результате бесед с местными, что на подконтрольной боевикам территории фактически нет ни одного магазина «свежей» одежды – только секонд-хэнды (вместо процветавших до 2014 года бутиков). Почему? Все просто до ужаса: там продается одежда, украденная из разграбленных жилищ, покинутых их владельцами во время прихода «русского мира». Пахнет шкафом и «санитарной очисткой».

«И меня тут как прострелило: господи, это ж мародерские вещи…»

Видели фотографии снятой с евреев обуви, сохранившейся в музее Холокоста? Груды ботинок, прочей одежды, аксессуаров, украшений, зубов, волос – всех этих искусственных и естественных останков людей, которые Третий рейх планировал использовать с совершенно практическими целями (мыло из человеческого жира и сумочки из кожи, например). Полагаю, что нечто подобное – этот мертвецкий холодок – могут ощущать дончане и луганчане, когда видят выставленную на продажу одежду их вчерашних соседей. Живых или давно уже покойных – кто знает?

P.S.

Как на эту территорию заехала сама журналистка – не рассказывается. Законный способ – только один: через Украину.

ИСТОЧНИК Александр Кушнарь

Подписывайтесь на наши каналы telegram в Тelegram и telegram в Youtube