В РФ существует одна и та же партия, для прочности разделённая на несколько групп.

единая партия, Россия, разделение, группы, Лубянка

Об этом пишет Виталий портников для espreso.tv.

После провала кандидатов российской «партии власти» во втором туре региональных губернаторских выборов многие наблюдатели начинают говорить чуть ли не о кризисе российского режима, окончании «социального договора» Путина и его подранных, конфликте вокруг пенсионной реформы. Однако такое восприятие итогов выборов — очередной самообман.

Путин начинал свою карьеру чекиста в ГДР и выстроил политическую систему России по образцу и подобию восточной Германии. В ГДР также было несколько политических партий. Более того, в «парламенте» ГДР, Народной палате, «партия власти» СЕПГ даже не имела большинства голосов. Что не мешало СЕПГ руководить страной на протяжении нескольких десятилетий.

В России та же самая политическая система. «Единая Россия», «Справедливая Россия», КПРФ, ЛДПР — это одна и та же партия, для прочности разделённая на несколько групп. Главное, что объединяет эти группы — их связь с российской мафией и спецслужбами. Формирование этой системы началось даже не при Путине, а при его предшественнике Борисе Ельцине. В 1993 году, после расстрела российскими войсками здания парламента, на внеочередных выборах победила ЛДПР Жириновского. Демократы тогда восклицали «Россия! Ты одурела!». А на деле Жириновский оказался лояльным партнёром Ельцина.

Для того, чтобы КПРФ или коммунисты проявили самостоятельность, необходим масштабный политический кризис в России — исчезновение «Единой России», Путина, Медведева, расформирование ФСБ и ГРУ и обнародование их архивов. Так было в ГДР после краха социализма.

Партии-союзники СЕПГ тогда отстранили коммунистов от власти и сформировали своё правительство. Но все равно не удержались в политике — потому, что архивы спецслужб не были уничтожены и оказалось, что все руководители этих партий — сотрудники или агенты спецслужб. А потом оказалось, что агенты спецслужб были и среди их преемников из лагеря диссидентов — тех, кого готовили «на всякий случай», если система рухнет. Так что политику покинули и последний генеральный секретарь ЦК СЕПГ Эгон Кренц, и первый некоммунистический председатель Госсовета ГДР из рядов партии-сателлита Манфред Герлах, и первый некоммунистический премьер ГДР, бывший оппонент системы Лотар де Мезьер.

Если российский режим рухнет, этой стране тоже придётся пройти через тотальное очищение и изоляцию «стукачей» от политической жизни в стране. В современной России этих стукачей не меньше, чем ГДР, их присутствием буквально пропитаны и власть, и системная оппозиция, и несистемная оппозиция, и пропаганда, и демократическая журналистика, и бизнес. Россия и Лубянка — это синонимы.

И если Лубянка сохранит власть над соседней страной, не имеет никакого значения, кого она объявит завтра своим «смотрящим» — Путина, Медведева, Жириновского или Навального.

ИСТОЧНИК

 

Подписывайтесь на наши каналы telegram в Тelegram и telegram в Youtube