Скандалы на гендерной почве возникают в парламенте регулярно, но при этом нардепы делают вид, что их нет

Феминизм

«Любая женщина вносит в наш мужской коллектив большую сумятицу», — с таким выступлением обратился к нардепу Виктории Пташник другой нардеп Владимир Мисик на заседании парламентского комитета по обеспечению правоохранительной деятельности. И добавил: «В нашем комитете я отвечаю за то, чтобы феминизм не прошел».

Примечательно, что эта высокоинтеллектуальная тирада была высказана экс-«регионалом» Мисиком после того, как Пташник выступила с инициативой отменить монополию госучреждений в экспертизе по криминальным делам. Эту норму недавно проголосовали при принятии в первом чтении закона о внесении поправок в ряд кодексов. Теперь получается, что государство одновременно и обвинение поддерживает, и эксперта по этому делу подыскивает.

По словам Пташник, против такой нормы, которая фактически противоречит праву на защиту, выступил целый ряд юристов. Но как только нардеп решила озвучить свое предложение по отмене этой нормы на комитете, как ей тут же… посоветовали снизить тембр голоса. После чего глава комитета Андрей Кожемякин по-отечески сказал Пташник, что ему за работу членов комитета не стыдно и они не «барыги какие-то»:

«Коалиция проголосовала поправки, а мы теперь отхаркиваем». И тут в дело вступил Владимир Мисик с громким заявлением, что «феминизм не пройдет».

Какое отношение имеет феминизм к ограничению права на защиту украинских граждан, нардеп при этом почему-то не отметил. Самое душевное, что во время этой тирады, высказанной с явным снисхождением, ни один член «сплоченного мужского коллектива» не прервал Мисика. Наоборот — мужчины откровенно хихикали над тем, как унижают их коллегу по парламенту.

Истории подобного толка — далеко не единичный случай. Показательное представительство женщин в руководстве Рады (двое вице-спикеров) мало повлияло на отношение большинства нардепов к своим коллегам-дамам. На них до сих пор зачастую смотрят то ли с пренебрежением, то ли со снисхождением. Один из самых громких скандалов, ставших достоянием общественности, связан со Олегом Барной. Несколько лет назад в ответ на вопрос депутатов-женщин от «Самопомочі», где найти списки нардепов, подписавшихся под требованием отставки тогдашнего премьера Арсения Яценюка, Барна посоветовал им прийти к нему в отель «Украина» вечером — «будет приятно и полезно».

Возмущенные депутаты тогда потребовали от Рады отреагировать на заявления Барны, но история как-то сама по себе замялась.

У нас нардепы слова «гендер» как огня боятся — какое уж тут наказание за какой-то непонятный сексизм. Слово-то какое придумали!

В комментариях к посту Виктории Пташник другая нардеп Ирина Суслова пишет о том, как пыталась отстоять свои положения в законе, устанавливающем равные права и возможности женщин и мужчин во время службы в армии и других военных формированиях.

«Я подготовилась хорошо: принесла цифры, фото, документы, приготовила аргументы, информацию о военно-учетных специальностях, и такая «вооруженная» прихожу и рассказываю, убеждаю. На меня смотрят, смотрят, а потом говорят: женщинам место дома, она должна за детьми присматривать и борщ готовить», — рассказывает нардеп.

Парадигма «киндер, кюхе, кирхе» живее всех живых в европейском демократическом обществе, которым так хочет казаться украинское. Проблемы украинских женщин во многим схожи с проблемами женщин в других странах мира: то же неравенство в зарплатах, тот же «стеклянный потолок» в подъеме по карьерной лестнице, то же нивелирование затрат на домашнее хозяйство и воспитание детей. Но в цивилизованном обществе заявления вроде «снизьте тембр» или «не вносите сумятицу в наш мужской коллектив» уже давно попросту неприемлемы. Женщины работают в науке, служат в армии, возглавляют корпорации, министерства и целые страны. И делают это не хуже мужчин.

У нас же до сих пор успешная женщина — нонсенс. В общественном сознании если она чего-то и добилась, то только благодаря какому-то мужчине, ну или нескольким — тут уж «как повезет». Сами женщины, по правде говоря, часто этот стереотип поддерживают сами, иначе как объяснить популярность всяких курсов а-ля «Как влюбить в себя миллионера».

Чтобы достичь успеха в бизнесе или политике, женщинам приходится прикладывать куда больше усилий, чем мужчинам. Ученые недавно обратили внимание на тот факт, что за последние 50 лет тембр женских голосов значительно снизился — все из-за необходимости выживать в маскулинном мире денег и власти. Маргарет Тэтчер когда-то приходилось брать специальные уроки, чтобы научиться говорить более низким голосом. И хотя суть ее выступлений от этого не поменялась, к ней начали прислушиваться.

Феминизм

Позиция «феминизм не пройдет» — что-то вроде рудиментарного хвоста, который есть у каждого человека. Обычно его не замечаешь, но уж если воспалится, то без хирургического вмешательства не обойтись. Мир слишком быстро меняется, и правила домостроя стремительно превращаются в атавизм.

В Украине этот процесс пока идет довольно медленно, но можно ведь верить в слова Степана Бандеры: «Ніщо не зупинить ідеї, час якої настав!». Даже нардеп Владимир Мисик, подаривший Виктору Януковичу знаменитый золотой батон. У Януковича, кстати, был очень мужской тембр голоса. И он прекрасно говорил им о женщинах, которые начинают раздеваться с началом весны. Разруха — она не в гендерных различиях, она — в головах.

ИСТОЧНИК ДС

Подписывайтесь на наши каналы telegram в Тelegram и telegram в Youtube