Иногда какая-то тема не отпускает и не дает покоя и просто обязана вылиться во что-то большее, чем обычная статья. Таких тем у нас уже скопилось несколько десятков, но пока мы не можем к ним подступиться, по разным причинам, тем не менее – когда все сложится, мы обязательно реализуем то, что задумано и как задумано.

реализуем, война, советско-финская, голыми руками, финны, воинский дух

Тем не менее, темы бывают настолько интересными и актуальными, что хотелось бы обратить внимание хотя бы на один важный аспект еще до того, как удастся написать все, что нужно.

Одна из таких тем касается Финляндии конца 1939 года. Примерно в эти дни 79 лет назад, Финляндия сражалась с противником, который был заведомо сильнее финнов просто во всем и тем не менее, она выстояла без прямой помощи соседей или партнеров. Схематично, это очень похоже на то, что происходит сейчас в Украине, но с известными поправками.

Роднит Зимнюю войну 1939-40 годов в Финляндии и войну 2014-2917 годов в Украине то, что в обоих случаях агрессор был тем же самым, со столицей в Москве. Что характерно, почти 80 лет назад, большевики вторглись в Финляндию под предлогом защиты рабочих и крестьян, которые стонали под игом буржуазии, а к нам они ввалились под предлогом защиты русскоязычного населения.

Что характерно, эти самые финские рабочие и крестьяне, с оружием в рука и по большей части – добровольно, пошли воевать с освободителями. В Украине произошло то же самое. По словам президента, свыше 60% сил ВСУ, находящихся на передовой – русскоязычное население Украины.

Есть еще одна параллель. Как только (1 декабря 1939 года) совок захватил населенный пункт Терийоки, сразу же была провозглашена демократическая республика Финляндии, и уже названо соответствующее правительство, во главе с коминтерновцем Куусиненом, которого большевики завезли с собой. В принципе, это почти полная калька с «ДНР» или «ЛНР». А далее:

» На следующий день в информационном сообщении советское правительство заявило, что обращение об оказании помощи, сделанное от лица народного правительства, одобрено и что Финляндия и Советский Союз такой договор заключили. Одновременно сообщили, что народ Карелии теперь воссоединяется со своими финскими собратьями по племени для создания единого национального государства».

Просто для того, чтобы понимать, в каких условиях происходила эта война, стоит обратить внимание на расстановку сил и средств со слов Карла Густава Маннергейма (все приведенные цитаты — из его воспоминаний) – главнокомандующего финской армией:

» Картина, составленная нашей разведкой о силах противника и его группировке, была гораздо хуже, чем мы могли ожидать.

В основную наступательную группировку русских, действовавшую на Карельском перешейке 7-ю армию, входило 12–14 дивизий, из которых участие в боях принимали пока только 7, один полностью укомплектованный танковый корпус, несколько танковых бригад — всего около 1000 танков, а также ряд полков тяжелой артиллерии. Армии была поставлена задача захватить Выборг и продолжать наступление на запад.

Севернее Ладоги в полосе Олонец-Пораярви действовала 8-я армия в составе семи дивизий, одной танковой бригады, поддерживаемая тяжелой артиллерией. Ее задача: зайти в тыл армии Карельского перешейка.

В полосе Репола-Ухта-Кандалакша вела наступление 9-я армия с задачей выйти к северной части Ботнического залива и перерезать коммуникации со Швецией.

Наконец, на побережье Северного Ледовитого океана действовала состоящая из нескольких дивизий 14-я армия. Таким образом, против наших девяти дивизий стояло 26– 28 дивизий и значительное количество специальных войск, всего полмиллиона человек. Авиация противника, по нашим подсчетам, насчитывала примерно 800 самолетов».

Это еще не все, поскольку прямое сопоставление финской и совковой дивизий – крайне не корректно и вот почему:

» Диспропорция сил еще более ясно видна, если сравнить численность и огневую мощь финской и русской дивизий. Численный состав финской дивизии — 14 200 человек, численность же русской — 17 500. В последней было два артиллерийских полка (в финской — один), один противотанковый дивизион (в финской — ни одного), один танковый батальон из 40–50 танков (в финской — ни одного) и одна рота противовоздушной обороны (в финской — ни одной)».

Мало того, несопоставимой была и огневая мощь дивизий. Совковая дивизия вдвое-втрое превосходила по численности финскую по пулеметам и артиллерии. Более того, финны не имели артиллерии крупного калибра. В принципе, можно говорить о том, что у финнов не было ни танков, ни авиации. Больше того, Маннергейм говорит о том, что большая часть финских военных, до начала войны вообще не видела танков и тем более в бою. Противотанковых средств катастрофически не хватало и тогда, для компенсации противотанковой артиллерии и противотанковых мин, была разработана тактика ближнего противотанкового боя.

Многие помнят совковые картины, изображающие подвиг совковых военных, бросавшихся на танки со связками гранат. Так вот, в совковой армии, в период войны с Германией, это была вынужденная мера, поскольку вся соответствующая артиллерия была либо уничтожена, либо захвачена в приграничных районах. На самом деле, впервые этот метод был использован финской армией и не от хорошей жизни. Просто ничем другим танки было не достать. Кстати, именно финны впервые применили и зажигательную смесь в бутылке, которой поджигали моторный отек танка. Они же тогда назвали это средство «Коктейлем Молотова».

Дальнейшее описание предвоенного состояния Финляндии, которое дал Маннергейм, просто вынуждает ущипнуть себя, чтобы понять, что пишет он о состоянии своей страны 80 лет назад, а не об Украине пятилетней давности:

На минуточку, страна вступила в войну с трехмесячным запасом боеприпасов! Тем не менее, эта математика не повлияла ни на решимость сражаться, ни на силу духа тех, кто уперся и решил отстоять свою Родину.

И еще, уж слишком знакомое:

» Слабой и недостаточной была организация промышленности, несшей ответственность за пополнение материалами. Еще в 1931 году совет обороны выступил с требованием значительного увеличения производства на государственном патронном заводе, но планы увеличения производительности до 20 миллионов патронов в месяц так и не удалось выполнить до самого начала войны. Не было завершено расширение государственного порохового завода. Столь же неблагополучно обстояло дело и с реорганизацией завода по производству винтовок».

Не правда ли, это настолько напоминает наши условия вступления в войну, что просто диву даешься тому, насколько невежественным было руководство нашей страны, что просто не нашло время ознакомиться с трудами классиков, которым выпала доля расхлебывать наплевательское отношение к собственным вооруженным силам и обороне. Кстати, подобная дрянь опять хотела бы прорваться во власть и как мы теперь понимаем, ее на пушечный выстрел нельзя подпускать к рулю.

И вот все это, невольно наводит на мысль о том, как маленькая Финляндия, по сути – не готовая к войне, приняла вызов монстра, превосходившего ее по всем параметрам? Как не смалодушничало ни правительство, ни армия, на народ Суоми? Что их сцементировало и на что оперся их воинский дух?

ИСТОЧНИК

Подписывайтесь на наши каналы telegram в Тelegram и telegram в Youtube