Оман развернул один из самых амбициозных урбанистических проектов современности: пустынная рыбацкая деревушка Дукм на глазах превращается в индустриальный и туристический мегаполис стратегического значения, где уже к 2020 году будут проживать более 100 тыс. человек, а местный порт изменит привычный путь экспорта нефти из стран Персидского залива. Об этом в своем репортаже из Омана пишет британская газета The Guardian.

Оживить пустыню

«Пять лет назад здесь не было ничего», — говорит Хамад Саид аль-Равахи, мчась за рулем автомобиля по недавно проложенному шоссе в прибрежной пустыне Омана. Его черный блестящий Мерседес только что подобрал меня [журналиста The Guardian] у дороги. Я путешествую автостопом – здесь это наиболее близкий вариант к общественному транспорту.

Мы находимся примерно в 300 милях (480 км) от столицы страны Маската — в Дукме, зарождающемся городе, который был рыбацкой деревней вплоть до 2011 года, когда Оман взялся за его превращение в новую специальную экономическую зону — вместе с участком бескрайней береговой линии и бедуинскими лагерями.

«Он [город] совершенно преобразился, — говорит аль Равахи, который прожил в Дукме «несколько лет» и работает здесь в сухом доке. — Теперь у нас есть пятизвездочные отели и виллы… Есть магазины и супермаркеты, места, куда можно сходить».

Сейчас город еще на этапе становления. Базовая сеть автострад была только недавно построена, порт и сухой док недавно начали функционировать, нефтеперерабатывающий завод готовится к запуску, а два роскошных отеля открыли свои двери.

В течение двух лет, как ожидается, около 111 тыс. человек смогут назвать это место своим домом.

Проект является одним из последних в длинной череде планов, берущих начало в 1980-х годов и направленных на развитие и заселение бесплодных территорий Омана. Около 70% населения страны проживает в пределах узкой прибрежной полосы протяженностью 150 миль к северу от Маската. Теперь правительство рассматривает сотни миль неиспользуемой береговой линии в качестве зоны экономического потенциала.

Плановая экономика

Генеральный план Дукма ни на шаг не отступает от принципов развития транзитно-ориентированных городов. Морской порт призван положить начало обширной специальной экономической зоне, которая, в свою очередь, должна стать экономическим стимулом для абсолютно нового мегаполиса. В Дукме будет построено все, что полагается городу: промышленные зоны, большой нефтеперерабатывающий завод, новый аэропорт, образовательные центры, разрастающиеся дебри современных жилых новостроек и туристический район.

Идея состоит в том, чтобы различные проекты действовали в симбиозе: трафик в порту будет стимулировать спрос на промышленные отрасли в специальной экономической зоне, эти отрасли создадут потребность в жилье для сотрудников и инвесторов, а новому населению потребуются развлечения, магазины, школы и система здравоохранения. По крайней мере, теоретически.

Планомерная природа Дукма также призвана обеспечить более либерализированную экономическую среду, которая могла бы дать толчок частному предпринимательству, созданию новых видов рабочих мест и привлечению иностранных инвестиций — в то же время выманивая оманцев подальше от Маската.

«Дукм — огромный промышленный город, построенный буквально из воздуха, — говорит Манишанкар Прасад, местный исследователь, который работал над оценкой экологического и культурного влияния нового города. — Он коренным образом сместит центр притяжения промышленной активности от северных районов страны, сильно урбанизированных. Огромные географические просторы со скудным населением и отсутствием промышленной деятельности — это не то, что двигает вас вперед».

В глобальном масштабе Дукм не является аномалией. Мы в самом разгаре эпохи новых городов — сейчас [в мире] строятся более 200. Удаленные пустыни по всей Восточной Азии, на Ближнем Востоке и частично в Африке урбанизируются. Уже есть Нуркент в Казахстане, Айлат — в Азербайджане, новый Кабул — в Афганистане, новый Багдад — в Ираке, Раваби — в Палестине, Экономический город короля Абдуллы — в Саудовской Аравии, новый Каир — в Египте… В Марокко строятся девять новых городов, а в Кувейте —  12.

Несмотря на разницу в масштабах и сложности, большинство из этих новых городов предназначены для достижения схожих целей: переформатировать экономику и «ребрендировать» их страны как технологически продвинутые и экономически устойчивые, как безупречные, современные и интернациональные.

Нефтяная зависимость

Оман отчаянно пытается диверсифицировать свою зависимость от нефти и газа. Исследования, проведенные американским Управлением по энергетической информации , показывают, что разведанные запасы сырой нефти в Омане составляют 5,6 млрд баррелей. Хотя уже одного этого достаточно для того, чтобы страна занимала 21-е место в мире, ее экономика непропорционально зависима: на нефть и газ приходится почти половина ВВП страны, 70% экспорта и от 68% до 85% государственных доходов.

В 2016 году Международный валютный фонд предсказывал, что Оман может стать одним из многих нефтезависимых государств Ближнего Востока, которые исчерпают свои деньги уже к концу десятилетия. Этот месседж о диверсификации был послан наряду с такими шоками, как крах цен на нефть в 2014 году.

В ответ правительство Омана объявило, что доля добычи углеводородов в ВВП страны будет сокращена наполовину к 2020 году. С этой целью было выделено $106 млрд (81 млрд. фунтов стерлингов) на развитие секторов туризма, транспорта и недвижимости — а усилия по реализации таких проектов, как Дукм, удвоились.

«На Ближнем Востоке строится несколько десятков новых городов, в основном для перехода от нефтяной промышленности к другим отраслям, включая туризм, производство, образование и высокие технологии», — говорит доктор Сара Мозер, профессор географии Университета Макгилла (США) и автор готовящегося к печати атласа новых городов.

«Многие нефтедобывающие государства Ближнего Востока стремятся глобализировать свои экономики и привлечь международных инвесторов, в первую очередь из-за грядущего прихода «постнефтяного» мира. Новые города — это способ дать толчок такому экономическому переходу, кроме того, их рассматривают как способ начать все с чистого листа и избежать укоренившейся в уже существующих городах коррупции, бюрократии и политической неразберихи», — отмечает Мозер.

Порт Дукм — новые «врата» Персидского залива

Дукм расположен на Аравийском море неподалеку от Ормузского пролива — ворот в Персидский залив и самого очевидного «бутылочного горла» глобальных поставок нефти. Почти пятая часть всей нефти в мире сейчас течет через этот пролив, постоянно подвергаясь риску срыва поставок. Если проект «Дукм» преуспеет, суда смогут заходить в доки у самых «ворот» Ближнего Востока без необходимости проходить весь путь внутри [Ормузского пролива и Персидского залива].

Именно стратегическое положение города привлекло внимание Пекина в контексте его громко анонсированного проекта Морского шелкового пути. Более чем три четверти экспорта сырой нефти из Омана отправляется прямиком в Китай.

В прошлом году Оман Ванфан — консорциум частных китайских компаний — договорился о вложении $10,7 млрд долларов в участок площадью 11 кв. км в особой экономической зоне Дукма. Консорциум прагматично окрестил свою секцию Дукма «Сино-Оманским промышленным городом» и планирует построить здесь нефтеперерабатывающий завод, завод по производству метанола, предприятие по производству оборудования для солнечных электростанций, автомобильный завод, фабрику строительных материалов, а также пятизвездочную туристическую зону стоимостью $200 млн и достаточное количество жилья для того, чтобы в этом регионе могли проживать 25 тыс. человек.

Хотя средства на все эти начинания официально поступают не от китайского правительства, [консорциум] Оман Ванфан очевидно имеет полную политическую поддержку Пекина, в том числе одобрение Национальной комиссии развития и реформ, которая объявила проект «главным зарубежным индустриальным парком». Эта политическая поддержка на высшем уровне открыла путь другим китайских экономическим авантюрам в Омане, среди которых исполинский кредит в $3,6 млрд долларов, предоставленный Маскату в прошлом году.

Другие страны также инвестируют в Дукм, включая Кувейт, Японию, Саудовскую Аравию и Южную Корею. Кроме того, в феврале было объявлено, что Индия получит доступ к порту и сухим докам для коммерческих и военных целей.

Хотя Дукм никогда не был густо заселен, около 3 тыс. бедуинов — в основном рыбаков и полукочевых скотоводов — называли этот район свои домом до прибытия бульдозеров.

Теперь эти деревни снесены, а правительство Омана построило новый, современный город для переселения людей. Дома выглядят так, как будто их скопировали и вставили сюда из  Маската — яркие белые двухэтажные здания с гаражами и богато орнаментированными воротами. В центре есть мечеть.

Дома пока пустуют. Местные бедуины предпочитают свой традиционный образ жизни — и им нужно пространство, чтобы держать верблюдов.

«Они не хотят жить в домах, которые предоставило им государство, потому что считают это очень неестественным, — поясняет Прасад. — Но современность догонит их… нравится им это или нет».

ИСТОЧНИК Новое Время

Подписывайтесь на наши каналы telegram в Тelegram и telegram в Youtube