«Люди так устроены, что иногда смерть одного человека поражает их больше, чем гибель сотен на поле боя», — написав известный писатель Владимир Войнович в открытом письме Путину по поводу Надежды Савченко, которая тогда голодала в российской тюрьме.

смерть, люди, Войнович, Савченко, Сенцов, юмор, мощь, ценности, святоши, КГБ, погоны

В отличии от большинства российских интеллигентов, Владимир Войнович с самого начала разобрался в сути путинского режима. В 2001 году он подписал письмо в защиту телеканала НТВ, в 2003-м — открыто выступил против войны в Чечне. В феврале 2015 года написал обращение к президенту России с призывом освободить Надежду Савченко, — пишет Лариса Волошина для ДС. — В 2018 вступался за Олега Сенцова. В принципе, если бы Войнович ничего не написал, кроме открытых писем, этого было бы достаточно, чтобы навсегда запечатлеть его имя в истории.

Чего только стоит его обращение ко всему трудовому советскому народу, изложенное в письме в редакцию газеты «Известия»: «Позвольте через вашу газету выразить мое глубокое отвращение ко всем учреждениям и трудовым коллективам, а также отдельным товарищам, включая передовиков производства, художников слова, мастеров сцены, героев социалистического труда, академиков, лауреатов и депутатов, которые уже приняли или еще примут участие в травле лучшего человека нашей страны — Андрея Дмитриевича Сахарова».

Сколько юмора в этих строчках. Сколько смелости. Сколько мощи. А открытое письмо Леониду Брежневу, написанное уже после выдворения Войновича из страны. «Господин Брежнев, Вы мою деятельность оценили незаслуженно высоко. Я не подрывал престиж советского государства. У советского государства благодаря усилиям его руководителей и Вашему личному вкладу никакого престижа нет. Поэтому по справедливости Вам следовало бы лишить гражданства себя самого. Я Вашего указа не признаю и считаю его не более чем филькиной грамотой. Юридически он противозаконен, а фактически я как был русским писателем и гражданином, так им и останусь до самой смерти и даже после нее.

Будучи умеренным оптимистом, я не сомневаюсь, что в недолгом времени все Ваши указы, лишающие нашу бедную родину ее культурного достояния, будут отменены. Моего оптимизма, однако, недостаточно для веры в столь же скорую ликвидацию бумажного дефицита. И моим читателям придется сдавать в макулатуру по двадцать килограммов Ваших сочинений, чтобы получить талон на одну книгу о солдате Чонкине». Войнович пользовался словом, как оружием. И оно никогда не подводило его. Всегда ироничный, точный, до тончайших нюансов моральный, он чувствовал свою страну и всегда пытался спасти ее от самой себя.

И все же основное наследие Владимира Войновича — это его произведения. Сатирический роман «Жизнь и необычайные приключения солдата Ивана Чонкина», изданный за границей раньше, чем его смогли прочитать в СССР и из-за которого Войновича исключили из Союза писателей, а через несколько лет, в 1980 году, выслали из страны и лишили гражданства. Или написанная в эмиграции сатирическая антиутопия «Москва-2042», персонажи которой: Отец Звездоний, или вождь страны — Гениалиссимус (объединённое званий Генералиссимуса, Генерального секретаря ЦК КПГБ и Гения), который пришёл к власти в результате «заговора молодых разгневанных генералов КГБ» — все это вполне узнаваемые деятели современной России.

Именно Войнович связал разрозненные в исторической ретроспективе режимы — сталинский, брежневский и путинский, показав, что в из основе лежит ложь, мракобесие, абсурд и гротеск. Пока весь мир всматривался в глаза очередного российского лидера, стремясь увидеть там общечеловеческие ценности, Владимир Войнович однозначно констатировал, что из-под ряс московских святош торчат погоны КГБ. Пока расслабившийся мир приветствовал стремление России к демократии, Войнович продолжал бороться за эту самую демократию. Спокойно, планомерно, с неизменным юмором и оптимизмом.

И вот теперь он умер. Не выдержало сердце. Абсолютно не хочется в это верить. Больно, когда такие необходимые эпохе люди замолкают навсегда. Для Украины особенно важно, что Владимир Войнович, заняв однозначную позицию с первых минут российской агрессии против нашей страны, остался одним из немногих любимых писателей, кто не предал нашего к ним человеческого доверия. Кто не польстился на эрзац имперского вставания с колен и продолжал осуждать и аннексию Крыма, и подлую войну на Донбассе.

Писатель жив до тех пор, пока его читатели нуждаются в нем, пока к его произведениям припадают все новые и новые искатели правды. Для того, чтобы сегодня почтить память великого друга Украины, стоит перечитать тексты Владимира Войновича. Стоит помнить, что однажды в России это время будут называть эпохой великого писателя Войновича. Его будут помнить за талант, за юмор, за позицию. А имена кремлевских сидельцев будут вспоминать постольку, поскольку он обращался к ним в своих письмах, или потому, что они как две капли воды напоминали героев сатирических и пророческих произведений Владимира Войновича.

Подписывайтесь на наши каналы telegram в Тelegram и telegram в Youtube