В 1937-1938 годах в стране, «где так вольно дышит человек» этих человеков сотнями тысяч. Конвейер смерти работал ежедневно. Без перебоев. Тела казенных утилизировали, как сегодня утилизируют мусор — на «полигонах».

Конвейер, казнь, человек, новости, бегемот, begemot

Фото: obozrevatel.com

Один из таких полигонов — Коммунарка под Москвой. И здесь не обошлось без горькой иронии судьбы, начиная с самого названия полигона — Коммунарка — место блатное, для своих. С самых первых дней советской власти обещанное братство и равенство обернулось непреходящим по сегодняшний день социальным расслоением. Пока вся страна дрожала от холода и загибалась от голода в первые послевоенные годы, чиновники, разнообразные вожди, бюрократы из бесконечных наркоматов и ведомств, военачальники и чекисты всех рангов жировали за высокими заборами в перерывах между уничтожением остального населения. В смерти они тоже оказались отделены от «черни». Одни (единицы) отправились в кремлевскую стену и на Новодевичье кладбище, а большинство … на «Коммунарку». Именно там начальники утилизировали себе подобных и в конце концов самих себя. Как говорится, за что боролись, на то и напоролись …

Но как наводнение вымывает на поверхность земли скелеты и мощи на затопленных кладбищах, общество Мемориал (благие намерения которого, конечно, не ставятся под сомнение) сегодня вытащило на свет божий имена сотен коммунистических палачей, установив Стену Памяти на Коммунарке. Более 6600 имен. Абсолютное большинство из них партийная и советская номенклатура, те самые «дети революции», которых та сожрала, перемолола, проглотила, не поперхнувшись.

Об этом уже говорят многие сегодня, и главное (и почему то единственное) имя, упоминание которого на Стене ставится в вину Мемориалу, это имя сталинского палача Генриха Ягоды. А как же остальные упыри, тысячи которых, как хеллоуиновские тыквы, улыбаются нам сегодня с этой Стены Злопамяти? Раз пошла такая пьянка, давайте и их вспомним, раз уж нам мемориальцы так помогли. Хотя бы некоторых. Ну, хотя бы пламенного революционера «с дореволюционным стажем», начальника НКВД БССР и УССР Израиля Моисеевича Леплевского, одного из трех руководителей операции «Голодомор».

В 1933 Политбюро ВКПб создало специальную Тройку, которая должна была самыми жесткими мерами обеспечить «бесперебойное» изъятие остатков продовольствия из голодающей Украины. Кроме Леплевского в эту тройку входили Карл Мартынович Карлсон и Всеволод Апполонович Балицкий. Нет нужды говорить, что этой тройке было дано право выносить приговоры с применением «высшей меры социальной защиты».

Балицкий, кстати был предшественником Леплевского на посту наркома НКВД Украины. Оба эти сталинских сокола за время своей работы на этом ответственном посту с 1934 по 1937 годы отправили на смерть десятки тысяч людей, не говоря уже о сотнях тысяч жертв Голодомора.

Оба были в 1938 году расстреляны на Коммунарке. Погребенный там же на Коммунарке их коллега по кровавым делам Карлсон тоже никуда не улетел, а был расстрелян в том же 1938 году, когда новый шеф НКВД Николай Ежов по собственному выражению «чистил» старую гвардию Ягоды. Перед своим собственным расстрелом в 1940 Ежов жаловался, что недочистил всех. Так много их было, палачей, уничтожавших не только собственный народ, но и друг друга.

Скорее всего Балицкий, Леплевский и Карлсон сами никого не расстреливали. Просто подписывали расстрельные списки. А физическую работу за них выполняли другие палачи, настоящие мясники, одним из рекордсменов среди которых был Наум Цалевич Турбовский, трудившийся там же в Украине под руководством тех же Балицкого и Леплевского.

Из открытых в Украине документов ВЧК-НКВД-КГБ теперь известно, что Турбовский лично расстрелял более 2000 человек. Дата смерти и место захоронения Турбовского неизвестны. Известно, что он пережил своих начальников.

Вряд ли он лежит на Коммунарке. Рангом не вышел. А вот Карлсон, Балицкий и Леплевский такой чести удостоились. Теперь Мемориал открыл мемориальную Стену Памяти. Их памяти в том числе. На Коммунарке нет именных могил. Одно общее погребение в сотнях общих ям. Сегодня дети и внуки чей, прах покоится на Коммунарке, могут принести цветы к Стене Памяти. И дьявольские дУхи Ягоды, Леплевского, Балицкого, Карлсона будут принимать эту память и на свой счет.

А собственно что в этом особенного? Несут же до сих пор бесконечные цветы главным вельзевулом дьявольской большевистской власти — Ленину и Сталину. Может, в том числе и поэтому Россия ходит по кругу, дьявольскому кругу векового смертоносного насилия и никак с него не сойдет.


И дух бессмертного палача Турбовского бродит среди нас и нашими руками возлагает цветы упырям и нашими губами возносит им осанну.

ИСТОЧНИК OBOZREVATEL

Подписывайтесь на наши каналы telegram в Тelegram и telegram в Youtube