Начало украинского кризиса в конце 2013 года не только продемонстрировала глубину пропасти между Россией и Западом, есть еще один аспект: четверть века, прошедшая с момента распада СССР, не привела к Демократизации России, и не было свидетелем того, что Москва отрекалась от неоимперских амбиций своего исторического предшественника.

Begemot  ,новости ,Украина ,украинского кризиса , глубину пропасти ,Россией и Западом

Сегодня Россия и Запад оказываются почти точно там, где они были до 1991 года, — в противоположных траншеях, готовых к новому кругу конфронтации. К сожалению, нынешняя ситуация может быть еще сложнее, чем во времена бывшего Советского Союза. Уровень злобы, ненависти и агрессии в сочетании с отсутствием надежды на компромисс и отсутствием какого-либо стремления к конструктивному диалогу мучительно напоминают идеологическую конформацию в эпоху «холодной войны». Но следует признать, что вспышка идеологической конфронтации во многом обусловлена ​​агрессивным поведением России, основанным на распространении дезинформации и искажений фактов — элементов, которые сделали кризис столь же острым в настоящее время.

Begemot  ,новости ,Украина ,украинского кризиса , глубину пропасти ,Россией и Западом

Действительно, у некоторых может возникнуть соблазн объяснить недоверие России к Западу через ее тяжелую историю. В течение значительного времени страну преследовало постоянное чувство страха и неуверенности, что в конечном итоге привело к уединению и недоверию ко всему «иностранному» и таким образом неизвестному, и это сыграло важную роль в формировании национальной идентичности России. Конечно, это сильно повлияло на российскую позицию по отношению к  культурной, экономически и технологически превосходящей Европе. А именно, оно обрамляло российское восприятие Европы в своеобразном сочетании молчаливого обожания западного образа жизни, культуры и технологий, смешанного с показным отказом от открытого признания этого. Вероятно, именно поэтому, несмотря на некоторые оптимистичные тона, большинство попыток сломать «порочный круг» недоверия и преодолеть разрыв между двумя сторонами закончились неудачно.

Одним из таких эпизодов стал краткий «медовый месяц» между Россией и Западом после распада СССР. Большие надежды, связанные с перестройкой, «новым политическим мышлением» и «Общим европейским домом» — идеями, которыми соблазнялись  многие советские граждане и прогрессивная интеллигенция, не оправдались.

Экономические трудности, которые сильно ударили по России в 1990-е годы, и болезненный переход к новому виду экономики привели к растущему недовольству реформами и ностальгией по советскому периоду, когда «все» планировалось для народа государством без их прямого участия. В то же время многочисленные социальные беспорядки (которые существовали и процветали в конце СССР и умело скрывались советской пропагандой), которые стали особенно заметными после 1991 года, превратились в публичную угрозу против «либералов» и тех сил, которые якобы поддерживали их – «евреев и Запад». Эти стереотипы и предрассудки десятилетиями (и даже столетиями) доминировали над массовым сознанием российского общества в непростые времена.

«Либеральный эксперимент» был практически завершен к 1996 году, когда министр иностранных дел Андрей Козырев (с рядом единомышленников) был заменен сторонником жесткой линии Евгением Примаковым. Козырева порицали и обвиняли в «капитуляции перед Западом». Следующим был прямой путь к усилению напряженности и упреков, которым суждено было выйти в открытую конфронтацию.

Создание новой идеологической основы

Меняющийся вектор внутреннего развития, связанный с падением популярности либерализма, требовал разработки новой идеологической основы. 15 марта 1999 года впервые вышла телепередача «Однако». Этот проект, созданный Михаилом Леонтьевым, стал выходом для ксенофобии, злобных и антизападных настроений, исходящих из российских телевизионных экранов. Следует, однако, подчеркнуть, что вспышка антизападного безумия в российском обществе была бы невозможна без следующих изменений:

— Экономический коллапс России (1998), который широко ассоциировался не с слабостью отечественных экономистов, но в значительной степени был приписан западным экономическим рекомендациям;

— участие НАТО в войне в Югославии (1999 г.) без консультаций с Москвой и ее расширение на восток (1999-2004 гг.) как «предательское нарушение обещания», данное Горбачеву в конце 1980-х годов;

— Жесткая критика российской политики в Чечне со стороны европейцев. Это «убежденное» общественное мнение о том, что конечной целью Запада является фрагментация, ослабление и унижение России в еще большей степени;

— «Цветные революции» (в частности, в Грузии и Украине), которые были истолкованы как откровенно антироссийский ход. Много лет спустя министр обороны России Сергей Шойгу и министр иностранных дел Сергей Лавров охарактеризовали «цветные революции» как «новую форму западной войны», тогда как президент Путин назвал их как «предупреждение России»;

— «Огромное расширение» ЕС (2004), в результате которого три страны Балтии и Польша — страны, которые (и до сих пор) традиционно воспринимаются как основной источник европейской русофобии в «европейской семье» наций.

Однако основные виды деятельности в период 2004-2008 гг. Имели тенденцию к подготовке «почвы» в отечественном театре. Таким образом, Москва сделала шаги, направленные на консолидацию внутренних антидемократических сил. Среди наиболее заметных следует отметить:

— Создание различных «антифашистских» и «патриотических» организаций (таких как «Наши» (2005), «Молодая Россия» и «Молодая гвардия Единой России») открыто антизападной ориентации ;

— появление двух новых проправительственных ультраконсервативных телеканалов — «Спас» (православие) и «Звезда» (военно-ориентированный), а также «Россия сегодня» (RT);

— создание Института демократии и сотрудничества (2007) с филиалами в Нью-Йорке и Париже во главе с известными российскими консервативными националистами Андраником Миграняном и Натальей Наротчницкой;

— Запуск Фонда «Русский мир» (2007) во главе с ультраконсерватором Вячеславом Никоновым (внуком Вячеслава Молотова).

Тем не менее, через  какое-то время огромные негативные настроения и пропагандистские эскапады были выровнены против США и их европейских союзников, тогда как Германия, Франция и страны южной Европы либо подвергались очень мягкой форме критики, либо изображались как «жертвы Американского господства». Это недоразумение вдохновило российские пропагандистские силы, которые пытались создать искусственный разрыв между членами ЕС и подорвать трансатлантическую солидарность. Это было замечено в 2003 году (начало войны в Ираке), 2005 (750-летие Калининграда / Кенигсберга) и 2005/07 (первые конкретные шаги, связанные с проектом «Северный поток»), когда прокремлевская пропаганда предприняла ряд атак со стороны так называемой «старой» Европы против «новых» членов. Однако это принесло лишь ограниченный успех и вызвало досаду и разочарование среди российских элит. Следовательно, Москва предпочла перейти от преимущественно мягкой критики ЕС к риторике ультиматумов и шантажа.

Основным фактом, который убедил Москву в «законности» этого подхода, было искаженное видение ЕС как агломерации стран, связанных между собой экономическими связями, которые не могут выдержать серьезную конкуренцию России с точки зрения военной мощи.

Российское доверие (наряду с чувством безнаказанности) стало еще сильнее, когда ЕС не смог адекватно ответить на ряд газовых войн с Украиной (2005/6), которые нарушили Будапештский меморандум о гарантиях безопасности (1994 г.), кибератаки против Эстонии (2007 год), агрессии против Грузии (2008 год) и начала ремилитаризации Калининградской области (2009 год). Чувствуя свое военное превосходство, в Москве возникла идея «коллективной безопасности» с ключевой ролью России за счет присутствия НАТО на континенте. Тем не менее, после агрессии против Грузии и массового военного строительства на Балтике, направленного на преследование и запугивание региональных игроков, этот проект казался скорее дипломатическим отвлечением, чем искренним инструментом укрепления безопасности.

Окончательный разрыв с остатками близости к Западу и Европе был завершен в 2012 году. События на Болотной площади были истолкованы Москвой как самая презренная попытка Запада разжечь процесс смены режима в России по шаблону «цветных революций».  Помимо укрепления анти-протестных правовых норм, Москва консолидировала анти европейские и анти западные силы под эгидой «Изборского клуба» (2012) — агломерацию самых известных российских консерваторов и реакционеров.

Казалось, что к 2012 году Россия готова бросить вызов Западу на поле битвы информации и пропаганды. Ему просто нужна была искра, чтобы начать битву.

«Год великого поворота»: российская анти европейская пропаганда после 2013 года

Евромайдан в Киеве (поздняя осень 2013 года) стал переломным моментом, который резко изменил как курс, так и суть российской антизападной  и анти европейской пропаганды. Новая эра в истории российской дезинформации была начата 9 декабря 2013 года, когда Владимир Путин подписал распоряжение о создании многоязычного информационного агентства «Россия Сегодня», которое должно было стать основным источником российской пропаганды для внешней аудитории. В 2014 году появилось информационное агентство «Спутник» (работающее на более чем 30 языках), состоящее из новостных веб-сайтов, радиовещательных услуг и непосредственно контролируемого агентством «Россия сегодня». В 2013 году появился еще один российский новостной сайт LifeNews (состоящий из новостного сайта и 24-часового телевизионного канала). Его неоднократно обвиняли не только в том, что он был крайне предвзятым, но и подозревался в связях с российскими службами безопасности.

Эти три информационных центра, которые появились в течение очень короткого периода, являются потрясающим примером очень умной, гибкой и изощренной дезинформации, ориентированной на внешнюю аудиторию. Это предопределяет оба способа доставки и дальнейшее распространение (дез) информации. В отличие от тех, которые используются для внутреннего потребления, эта пропаганда широко опирается на квази-аргументативный дискурс, воздерживаясь от прямого искажения, борясь с риторикой или угрозами превратить другие страны в радиоактивную пыль. Вместо этого, основная идея основана на «мягкой» дискредитации как США, так и ЕС, предоставляя «альтернативное мнение» и негласное обвинение «другой стороны» в том, что они не раскрывают всю правду. Это естественно вытекает из основных лозунгов: «Говоря о несказанном» («Спутник») и «Новости с первых уст» (LifeNews).

Помимо использования многоязычного контента (который часто варьируется в зависимости от страны) аура «объективности» создается появлением иностранных журналистов и телезрителей. Это резко контрастирует с европейскими СМИ, которые, как правило, полагаются на внутренние ресурсы. Кроме того, эти СМИ не уклоняются от цитирования иностранных политиков и экспертов. Препятствие, однако, состоит в том, что эти «независимые» мнения собираются от открытых (или молчаливых) сторонников / поклонников Владимира Путина. Более того, эти СМИ неоднократно осуждались за сотрудничество с «экспертами» с довольно сомнительной репутацией, многие из которых не являются специалистами по обсуждаемым темам. К сожалению, это детали, которые остаются неизвестными неспециалистам и внешним зрителям.

Совершенно иной поворот проявляется в пропаганде «внутреннего потребления». Пресловутый прокремлевский журналист, ревностный антисемит, открытый ксенофоб и гомофоб Дмитрий Киселев (глава компании «Россия сегодня» и заместитель директора российской государственной телекомпании «ВГТРК») стал живым воплощением анти европейской пропаганды. Его еженедельные выступления на телеканале Россия-1 были наполнены мизантропическими идеями и ненавистью, пронизанной антиукраинскими, анти европейскими, антиамериканскими и антиеврейскими настроениями. В своих утверждениях Киселев широко опирался на псевдоисторические и квази-научные факты и данные. Например, его анти европейские риторические эскапады привели к дикому откровению о существующем антироссийском «союзе» между «европейскими русофобами». По словам Киселева, Литва, Польша и Швеция «все еще мечтают отомстить России за полтавскую битву в 1709 году». Это и другие многочисленные нелепые утверждения описывают общую атмосферу мракобесия и паранойи, которым подвергается российская аудитория.

Антизападные  и анти европейские настроения среди российской аудитории также воспламеняются псевдоисториками и писателями, такими как неосталинист Николай Стариков и ультраконсервативный Александр Проханов (апологет сталинской СССР и северокорейской модели), которые, по-видимому, имеют полную и безоговорочную поддержку со стороны Кремля. В этот же список можно было добавить русского неофашистского мыслителя Александра Дугина, одной из главных задач которого было установить тесные связи с европейскими крайне правыми и неонацистскими группами как «европейскими союзниками» Кремля.

В своем анализе российская журналистка Ксения Кириллова рассказала о следующих задачах российской пропаганды:

1) ослабить критическое мышление;

2) создать образ врага;

3) связать все внутренние проблемы с внешними факторами;

4) подчеркивать консолидацию общества перед лицом военной угрозы;

5) создать образ Владимира Путина как единственного лидера, способного противостоять военной угрозе;

6) готовиться к неизбежным трудностям «военного времени»;

7) Создать для Запада образ единой России, готовой к войне.

Самой опасной особенностью курса российской пропаганды после 2013 года является культивирование милитаризма и сталинизма среди россиян с особым упором на молодое поколение. Он направлен на моральную подготовку российской аудитории к потенциальной войне с Западом, которая горько напоминает советский опыт. С этой целью российские власти создали два движения — «Анти-Майдан» и «Юнармия». Первый собирает людей из всех слоев общества, в том числе выдающихся общественных деятелей, спортсменов и интеллектуалов, а также ветеранов войны и казаков — так называемого «патриотического ядра». Последнее намерено ознакомить российскую молодежь с вооруженными силами и содействовать милитаризму и «патриотическим чувствам». Кстати, эту инициативу лично благословил Сергей Шойгу.

Другое явление, которое должно быть связано с началом политической конфронтации между Россией и Западом с 2013 года, было появление пула так называемых «троллей» и «ботов». «Тролли» (онлайн-интернет-страницы, которыми управляют люди) и «боты» (управляемые автоматическими процессами) стали мощным инструментом формирования мнений и создания анти европейских и антиамериканских чувств среди отечественной и внешней аудитории. Не вдаваясь в подробности, следует упомянуть, что главная задача обоих элементов состоит в том, чтобы создать дискуссию между читателями онлайновых изданий, которые перерастут в дебаты, которые обычно заканчиваются потоком очернения, а также запугивания и преследования иностранных и отечественных журналистов и общественных активистов, которые не согласны с позицией Кремля и пытаются высказать альтернативное мнение. В результате, в рамках информационной войны против Запада, Москва получила эффективную армию предварительно оплаченных «виртуальных бойцов», которые нелегко обнаружить. Из большого количества платформ и социальных сетей, используемых троллями, стоит упомянуть следующие две -«Вконтакте» и Одноклассники, которые являются основными источниками прокремлевской (и антизападной) пропаганды на низовом уровне. Было бы не совсем правильно, уменьшить влияние этих сетей на российскую внутреннюю аудиторию. Они стали чрезвычайно популярными на всей постсоветской территории, а также среди россиян, проживающих за рубежом.

В статье, озаглавленной «Виртуальный глаз старшего брата», столпы русского троллинга были определены следующим образом:

1) защита сталинизма;

2) восхваление личностей Владимира Путина и Сергея Шойгу, а также российских вооруженных сил;

3) агрессивный милитаризм;

4) антисемитизм и ксенофобия в фашистском стиле;

5) священная святость чеченской войны;

6) лояльность к КГБ / ФСБ и ненависть к «пятой колоне», «дезертирам» и независимым журналистам;

7) антиамериканизм и антизападные настроения;

8) советская ностальгия и отказ от перестройки;

9) обвинение диссидентов и либералов в русофобии.

Это ключевые цели, принятые российской анти европейской (и вообще анти западной) пропагандой, как это определил Кейр Джайлс:

— прямая ложь с целью дезинформации как внутреннего населения, так и иностранных обществ;

— сокрытие критически важной информации;

— погребение ценной информации в массе информационного шлака;

— упрощение, подтверждение и повторение (инкубация);

— терминологическая подстановка: использование понятий и терминов, значения которых неясны или претерпели качественные изменения;

— введение табу на конкретные формы информации или категории новостей;

— распознавание образов: известные политические деятели или знаменитости могут принимать участие в политических действиях по порядку, оказывая таким образом влияние на мировоззрение своих последователей;

— предоставление негативной информации, которая более легко воспринимается аудиторией, чем положительная.

«Козырные карты» российской пропаганды

В общем, российская пропаганда – это сложное, многогранное и искусно обработанное явление. Ее сильные стороны могут быть представлены как колода карт, каждая из которых играет свою уникальную роль и имеет определенную цель, приписываемую ей.

Карта №1. Антифашизм. Победа в Великой Отечественной войне (1941-1945 гг.), унесшая жизни миллионов советских граждан, по-прежнему остается одним из главных стержней национальной гордости и печали. Наследие этого события вложено в празднования 9 мая и достигло дополнительной символики в период Брежнева, но быстро теряло популярность в начале 1990-х годов. Все изменилось во второй половине 2000-х годов. Будучи законным наследником СССР, Российская Федерация монополизировала торжество советского народа в этой войне, приняв на себя рефери, обозначая страны «фашистами». «Оранжевая революция в Украине» и «Дело о бронзовом солдате» в Эстонии станут первыми попытками разыграть «фашистскую карту» и мобилизовать внутреннее общественное мнение против Украины и Эстонии, соответственно, которые были выполнены в ограниченном масштабе. Решающий момент произошел в 2013 году с событиями на юго-востоке Украины, когда темы, связанные с «фашистской Украиной, управляемой толпой нацистских преступников», стали доминировать в российском пропагандистском дискурсе, который используется как внутри страны, так и на международном уровне. Эти беспочвенные обвинения (особенно с учетом роли СССР в начале Второй мировой войны в 1939 году), находят подавляющую поддержку среди российской отечественной общественности. Более того, это оказывается весьма эффективным и для внешних целей, особенно среди южно-европейских стран.

Карта №2. Консерватизм. Россия — страна, которая в силу истории предрасположена к политическому консерватизму. Современный российский консервативный дискурс основан на сочетании религии, политической воли (в сочетании с военной мощью) и традиционализма в социальных отношениях. Это часто представляют российские власти как жизнеспособная альтернатива «морально застойной» Европе, которая быстро отходит от традиционных христианских ценностей. Русская пропаганда изображает европейцев как утопление в гедонизме, сексуальных извращениях, педофилии и безнравственности. Это создает образ Европы как «Содом и Гоморра XXI века» — то, что отталкивает российский национальный дух, культуру и традиции. В этой связи было бы интересно напомнить, что так называемая «консервативная революция» в России совпала с появлением чрезвычайно оскорбительного термина «гейропа» (от «гей» и «Европы»), которая стала довольно популярной среди россиян, ссылаясь на Европу.

В этот момент было бы целесообразно подчеркнуть идею, выраженную российским патриархом Кириллом во время его визита в Калининград в 2015 году, когда он потребовал, чтобы российский анклав стал русским маяком морали для всей Европы, которая сбивается с пути. Учитывая уровень евроскептицизма в ЕС и сверкающий фасад, который Москва смогла возвести в эпоху Путина, этот образ может быть опасно привлекательным, особенно для тех, кто не знаком с фактическим состоянием внутренних дел России.

Карта №3. Диаспора. Распад СССР, известный как «величайшая геополитическая катастрофа века», стал свидетелем 25 миллионов этнических русских, оставшихся в новых суверенных странах. Первоначально этот вопрос представлял собой унижение и редко обсуждался российскими властями. Но со временем Москва смогла превратить его в один из самых мощных инструментов влияния на внутренние дела других стран и пропагандистские цели. Латвия, Эстония, Литва, Грузия и Украина видели, как предлог «дискриминации» этнических русских может привести к прямому участию России. Используя карту русофобии, российская пропаганда преследует две цели: подрывает внутреннюю сплоченность в ЕС, способствует сепаратистским движениям и культивирует конфликт внутри этих стран, целенаправленно подрывая эндогенное население и русское меньшинство друг против друга. Один из лучших примеров — это «Латгальская Народная Республика» (октябрь 2012 года), которую следует рассматривать как суровое предупреждение не только для правительства Латвии, но и для ЕС в целом, особенно принимая во внимание украинский сценарий. Фактически, российская пропаганда создала карту сепаратистских движений в Европе, которая может быть использована Москвой для подрыва внутренней стабильности и сплоченности между европейскими странами.

Карта №4. Гибкость. Российская пропаганда оказалась выдающейся с точки зрения гибкости. Как это ни парадоксально, она смогла очаровать силы с разных сторон спектра европейских сил, начиная от дальних левых и анархистов (на основе антифашизма) до различных типов популистских и даже крайне правых радикалов ( милитаризм, консерватизм и антиисламские настроения являются движущей силой). Кроме того, российская пропаганда очень эффективна в использовании чувств и надежд некоторых недавно принятых членов ЕС, чьи ожидания не полностью соответствуют ожидаемым результатам. Обращаясь к советскому периоду, прокремлевские пропагандисты утверждают, что членство в ЕС не принесло бывшим членам социалистического лагеря ничего лучшего и вместо этого превратило их в источник дешевой рабочей силы для более развитых государств-членов.

Карта 5. Эффективное построение мифов. В отличие от «декадентского Запада», Россия оказалась чрезвычайно эффективным создателем мифов. Один такой миф о «подчинение Чечни» железной рукой Владимира Путина, вызывает восхищение у многих европейских (и отечественных) консерваторов и даже простых людей, которые склонны обвинять отечественных политиков в нерешительности. Другой миф — это «процветающая Россия и бедная Европа». Всплеск «войны за санкции» между Россией и Западом стал свидетелем определенной трансформации кампании против ЕС, которая опирается на мифы, связанные с Европой, якобы «задыхающейся» в результате контр-санкций, введенных Москвой. Российские СМИ наполнены рассказами о «бедных польских фермерах» и «ветхом финском сельскохозяйственном секторе», которые больше не могут найти новые рынки. Аналогичным образом, российский дискурс также принял тезис, который сводится к следующей формуле: «поскольку Европа ухудшилась экономически, образ жизни и экономическая модель больше не кажутся привлекательными для большинства россиян», тогда как Россия представляет гораздо более гибкую и, таким образом, привлекательную экономическую модель, которая непобедима со стороны внешнего давления. Учитывая масштабы российской бедности, эти аргументы кажутся довольно смешными, но они остаются неизвестными среди тех европейцев, которые не могут видеть разницу и, следовательно, не могут сделать правильные выводы.

Карта 6. Агрессивный стиль. В конце 2016 года российское посольство в Вильнюсе начало распространять провокационные листовки, которые побуждали литовцев переезжать с родины в Калининградскую область, соседний российский анклав, полностью зависящий от финансовой поддержки Кремля, ​​в поисках лучших условий жизни. Несмотря на то, что это был миф, который немедленно высмеяли литовские экономисты, цель была указана в любом случае. Главная стратегия российской пропаганды – это представить как можно больше дезинформации, поскольку практически невозможно и бессмысленно противостоять каждой ее части. Русские пропагандисты не очень задумываются о потенциальной международной реакции или контраргументах, их главная цель – это распространить сомнения, распространив ложь. В этом отношении данная модель поведения напоминает методы троллинга. Более того, агрессивный стиль России неотделим от блефа и подражания опасности, такой как угроза применения ядерного оружия (как это было в случае аннексии Крыма) или «серьезных последствий» для нейтральных государств, в качестве наказания за про НАТОвскую риторику (на что намекал Сергей Лавров).

Карта джокера

В отличие от европейцев, россияне готовы тратить огромные финансовые средства на проекты, которые считаются стратегически важными независимо от благосостояния населения. Пресловутая фраза, написанная Иваном Вышнеградским среди страшного голода, поразившего Россию в 1891 году, забравшая жизни миллионов русских крестьян («мы должны голодать, но экспортировать»), не следует рассматривать как реликвию прошлого. Благодаря мощным пропагандистским и историческим причинам российская внутренняя аудитория убеждена, что экономические и политические санкции Запада (в том числе и ЕС) являются наказанием за агрессивную внешнюю политику. Это заставляет русских легко справляться с трудностями, которые истолковываются как цена, необходимая для того, чтобы Россия могла «встать с колен».

На этом этапе одной из самых отличительных особенностей и бесспорных сильных сторон недемократических режимов является их способность мобилизовать ресурсы (как людские, так и материальные) для выполнения конкретной задачи в течение очень короткого периода времени. Русская история может похвастаться большим количеством таких примеров, а область пропаганды не является исключением. Это, однако, только одна сторона медали. История стала свидетелем многих случаев недемократических режимов, которые потерпели поражение из-за невозможности трансформироваться после достижения первоначальных целей.

As powerful and omnipotent as Russian propaganda might seem on the surface, it has many flaws and limitations. In this regard, Europe should not forget the words of Otto von Bismarck who pointed out that “Russia is neither as strong nor as weak as it appears”.

Мощная и всемогущая российская пропаганда, как может показаться на первый взгляд, имеет много недостатков и ограничений. Поэтому, Европе не следует забывать слова Отто фон Бисмарка, который сказал, что «Россия не сильна и не слаба, как кажется».

Сергей Суханкин, историк, Балтийского федерального университета им. Эммануила Канта, Калининград; ассоциированный эксперт Международного центра политических исследований, Киев;  научный сотрудник Центра международных отношений (Барселона), соавтор публикаций в фонде Джеймстоун (Вашингтон, округ Колумбия)

CIDOB. перевод группы «ИС»

ИСТОЧНИК Информационное Сопротивление

Подписывайтесь на наши каналы telegram в Тelegram и telegram в Youtube