Они улыбались друг другу, он – 190 см ростом, огромный детина, она – маленькая, хрупкая, но умная и деятельная. Она делает стремительную карьеру и ее заработков хватает на покупку квартиры, автомобиля и прочие вещи, которые являются признаком достатка.

хрупкая, Крым, аннексия, выбросы, катастрофа, экологическая, вода, солончак, сухопутный коридор

Де-факто, именно она становится кормильцем семьи, а его это очень раздражает и потому он все чаще напивается до положения риз. В какой-то момент он начинает ее бить. Сначала это были пощечины, но через время – в ход пошли кулаки, и вот она неделями пропускает работу, поскольку даже лицо напоминает отбивную. Что она думает в это время, что думает он?

Скажем так, они разочаровались друг в друге, но не пошли по тому сценарию, который мы изложили выше и все это не привело к философским размышлениям. Напротив, она понимает, что побои дошли до такого момента, что если он продолжит в том же духе, то убьет ее прямо дома. И вот, в очередной раз, когда начинается серия избиений, она берет нож и с ним борется за свою жизнь, отнимая его жизнь. А ведь можно было обойтись разводом, разделом имущества и алиментами. Вот, где конечная точка философии.

Примерно то же самое действует и на более общем уровне, уровне народов или государств. Как в последнем примере, Украина и Московия наградили друг друга несуществующими качествами. Они считали нас рабами, наподобие преданной собаки, которая будет им приносить палку, по команде сидеть на задних лапках и весело вилять хвостом при виде хозяина. Но не сложилось. Как они не силились подогнать нас под свое рабское лекало – не получилось, потому что мы – изначально другие, и реакции у нас другие. Не зря их бросает в панику при одном упоминании Степана Бандеры, который четко сформулировал эти различия, их точно так же трясет от имени чеченца Джохара Дудаева, который им пояснил все и про чеченцев, и про украинцев. Им бы оставить все как есть, и оформить развод, и больше не лезть со своими ошибочными представлениями о нас, но они полезли.

Мы – тоже, кроме очень мудрых людей, наделили россиян не существующими благодетелями. Мы считали, что у нас примерно один язык, но это потому, что они почти убили украинский язык. Мы считали, что у нас – одна вера, но это потому, что они почти убили нашу веру. Мы считали, что у нас – одна история, но и это потому, что они почти убили нашу историю. Мы считали, что можем жить вместе, но они – убивали нас, потому что считали именно такое состояние «жизнью вместе».

И вот, на пятом году войны, кто-то снова пытается наступить на те же грабли, разделяя их на «таких» и не «таких». Сама возможность такого разделения несет смертельную угрозу, поскольку критериев разделения практически никто не может сформулировать, а раз нет критериев разделения, то не стоит их делить вовсе. Так проще и безопаснее. Те, которые «другие», конечно же есть, но мы их не знаем и не видим. Их не так много, и по именам их знают в СБУ или военной разведке. Вот они практически доказывают то, что они «не такие».

Никакие слова, даже самые пушистые – не являются таким показателем. Сколько такой дряни, прекрасно спекулирующей словесами, на поверку оказалось все той же кровавой массовкой, которой всегда было население Московии? Эти персонажи просто маскируются и то – не слишком удачно, а при малейшем обострении ситуации – четко демонстрирую свою принадлежность к этому враждебному стаду. Посему – нет никаких «не таких» русских. Из публичных людей, которых узнавали почти все, была Валерия Новодворская, но ее уже нет, а других Новодворских та земля уже никогда не сможет родить.

Поэтому все, что исходит от Московии в отношение Украины, даже косвенно, даже каким-то намеком, следует воспринимать как провокацию или прикрытие какой-то информационной или другой спецоперации.

Неделю назад мы наблюдали скандальную историю, перешедшую в истерику, связанную с заводом Титан, на севере оккупированного Крыма. В эту тему впряглись очень многие, якобы «наши», и конечно же – сами россияне. Тогда, по горячим событиям, мы отметили уж очень странную реакцию как местных жителей, так и тех, кто выступил в роли рупоров этой истории.

В самом деле, нажим шел не на владельца завода – опального Дмитрия Фирташа, и даже не на местные оккупационные власти, которые по женевской конвенции обязаны контролировать и обеспечивать условия жизни на оккупированной территории, а сразу на прессу и руководство Украины. То есть, оттуда звучали не жалобы, а требования что-то сделать. При этом Армянск – моногород, в котором почти все население работает на том самом заводе, с которого и идут ядовитые выбросы. То есть, местное население, при первых намеках на то, что ситуация может закончиться токсичными выбросами, должно было самостоятельно становиться на горло руководству предприятия и местным властям с тем, чтобы предотвратить экологическую катастрофу. Но оказалось, что они хоте ли бы работать как и раньше, только чтобы им «не воняло», и чтобы это кто-то пришел и сделал.

Абсурдность всей этой ситуации говорила о том, что работает какая-то схема, связанная с войной, но пока просто не видно конечной ее цели. И вот теперь, когда местные власти остановили работу завода и начали эвакуацию населения из города, а выбросы дошли до границы Херсонской области, стала проясняться ситуация как фактической, так и с тактической точки зрения. Не погружаясь в дебри химии, следует отметить простую и ожидаемую проблему, которая, скорее всего, и привела к выбросам.

Для этого надо сделать небольшое отступление на пару лет назад, когда начали сказываться первые признаки проблемы отключения Крыма от канала «Днепр – Крым». Тогда наместник Кремля в Крыму сообщил, что воды хватит для всех бытовых и хозяйственных нужд и ее будут забирать из имеющихся водохранилищ и рек. Еще тогда специалисты выразили глубокое сомнение в том, что такое решение может быть постоянным, и очень быстро вода в водохранилищах закончилась полностью. Тогда, тот же наместник сообщил, что для тех же нужд будет использоваться запас грунтовых вод.

После этих заявлений уже всем стало понятно, что катастрофа неизбежна, поскольку большая часть Крымского полуострова, до его присоединения к Украине и реализации крупных мелиоративных проектов, была солончаком. То есть, грунтовые воды были солеными и не были пригодными для использовании ни в сельском хозяйстве, ни в быту, а о том, чтобы строить там промышленные предприятия, для работы которых нужна вода, речь пошла уже только после сдачи в эксплуатацию канала. Большая пресная вода из Днепра постепенно замещала соленую воду и в конце концов – составила тот ее запас, который и было решено извлечь, без единой возможности пополнения.

Первым умерло сельское хозяйство. Северная и центральная часть Крыма стремительно возвращаются в то состояние, каким он был до Украины, так что тут – все по-честному. Он просто возвращается в свое естественное состояние и потому – завод надо было закрывать еще года три назад, ибо технологическая катастрофа, связанная с замещением пресной воды соленой – была делом времени и вот она грянула.

Это не было случайностью. Об этом знали все соответствующие специалисты, которые ведают геологией, почвами и промышленностью, об этом хорошо знали и на самом заводе и в Армянске. Титан уверенно вели именно к этому состоянию, чтобы довести ситуацию до истерики, в конце которой окажется одно слово – вода.

И теперь в РФ звучат гневные речи о том, что Украину надо вынудить дать воду, или отнять ее силой. А это – возврат к тому, с чего все начиналось в 2014 году – к «сухопутному коридору к Крыму». Теперь они открыто говорят, что происшествие в Армянске – сигнал к тому, что завтра будет по всему Крыму и что с этим надо что-то делать.

То есть, мы имеем дело с запрограммированной акцией, связанной с изначально задуманным планом, который Москве не удалось выполнить в 2014 году, но к которой им хочется вернуться, поскольку уже всем понятно, что в таком состоянии Крым превращается в чемодан без ручки. Полная экологическая катастрофа уже неизбежна, а санкции за Крым делают его и вовсе золотым.

Но тут важно понимать, как противник сыграл в нашем случае. Первую волну погнали «не такие русские» и те, кто позиционирует себя как «патриоты в оккупации». Именно их руками было расчищено информационное поле для выхода на сцену тех, кто призывает Путина силой отнять воду у Украины. И тут – круг замкнулся. Записные «патриоты» и «не такие» спели песню на два голоса, но с одними словами и для тех же самых слушателей.

Те, кого Кремль использует как туалетную бумагу или презерватив, сами выбрали свое место, но нам это должно стать еще одним уроком и на пятом году войны, и мы таки должны наконец-то утвердиться в справедливости принципа: «кто не с нами, тот — против нас». Лучше потом кого-то заслуженно исключить из этого списка, но однозначно – нельзя записывать в «наши» вот эту категорию лиц. Тогда не будет разочарований или тихого и короткого удара ножом под ребра, ибо у нас – война и на войне противник не гнушается ничем, чтобы уничтожить нас.

ИСТОЧНИК Аnti-colorados

Подписывайтесь на наши каналы telegram в Тelegram и telegram в Youtube