Российский президент Владимир Путин нынешней осенью активно лоббирует урегулирование отношений с Японией, обещая решить вопрос с передачей под контроль Токио двух Курильских островов. Очевидно, что к этому шагу его подталкивает затянувшаяся конфронтация с Западом.

конфронтация, Япония, Курильские, острова, СССР, переговоры, Россия

И стремление заручиться японским нейтралитетом в «крымском вопросе», пишет Евгения Горюнова специально для «Крым.Реалии»

Южные Курилы: между Японией и Россией

После того, как СССР 8 августа 1945 года объявил войну Японии, советские войска заняли четыре южных острова Курильской гряды – Итуруп, Кунашир, Шикотан и архипелаг Хабомаи, которые 2 февраля 1946 года были включены в состав СССР. Поскольку советский суверенитет над островами не был прописан в тексте Сан-Францисского мирного договора с Японией, Советский Союз отказался его подписывать. Однако уже через несколько лет в Московской декларации прописывается формат возвращения Японии двух островов – Шикотан и Хабомаи в обмен на мирный договор. Однако после укрепления военно-политического союза между Токио и Вашингтоном Москва от своих предложений отказывается. Япония же продолжает считать острова своими, называя их «северными территориями».

Очередная попытка решить вопрос с Курилами была предпринята уже после распада СССР, когда в 1993 году Россия и Япония подписали Токийскую декларацию, увязав мирный договор с урегулированием территориального спора.

В 2001 году российский президент Путин подтвердил стремление разрешить все спорные вопросы, а в Японии чуть позже появился компромиссный вариант, который предусматривал передачу двух островов Японии при установлении совместного японо-российского управления над оставшимися двумя. Однако ни официальный Токио, ни тем более Москва данный вариант не поддержали – в Кремле и слышать не хотели об ограничении российского суверенитета над Итурупом и Кунаширом, а японское правительство продолжало настаивать на возврате всех четырех островов с последующим подписанием мирного договора.

Новый виток переговоров между странами стартовал в 2012 году с приходом на премьерский пост в Японии Синдзо Абэ. Однако на фоне аннексии Крыма и российской агрессии в Украине переговорный процесс приостановился.

Япония и аннексия Крыма

Позиция Японии в отношении российской аннексии Крыма выглядит по-восточному осторожной. Безусловно, официальный Токио не признал аннексию украинского полуострова, поддержал исключение России из G8 и даже ввел санкции против Москвы, но в очень ограниченном формате.

Такая политика Японии не случайна: на фоне относительной международной изоляции Москва отчаянно нуждается в союзниках – хотя бы ситуативных. Поэтому Япония вполне может рассчитывать на решение своих внешнеполитических задач, добиваясь возврата Южных Курил. Автор компромиссного плана по островам Мунэо Судзуки в 2015 году призывает японское руководство не усиливать санкции против России и даже поднять вопрос их отмены.

В 2016 году диалог между Токио и Москвой возобновился и стороны договорились о более детальных консультациях по вопросу совместного экономического освоения островов.

Безусловно, что такой формат крайне выгоден России – Япония вкладывает средства, которых нет у Москвы, в экономику Курил. Россия же сохраняет свой суверенитет над ними. Однако такой вариант не устраивает японцев – развивать территории, которые ты считаешь своими, не имея четких гарантий возвращения контроля над ними – дело бесперспективное.

Прорыв, которого не было

В 2018 году решение «курильского» вопроса набирает обороты – парламент Японии принимает поправки к закону «О специальных мерах по содействию решению проблемы северных территорий» от 1982 года, определяя деятельность двух стран на Южных Курилах как «специфическую совместную хозяйственную деятельность». Российский МИД по привычке выражает протест, намекая на неконструктивный характер закона, именующий острова территорией Японии. Но это не мешает сторонам провести переговоры на уровне министров иностранных дел и обороны, а также утвердить дорожную карту пяти совместных японо-российских проектов на Курилах.

Во время Восточного экономического форума во Владивостоке Путин неожиданно предлагает Абэ заключить мирный договор с Японией «без предварительных условий» до конца 2018 года. Очевидно, что такой вариант оказывается совершенно не приемлемым для Японии, 75% жителей которой считают, что мирный договор может быть заключен только после возврата всех четырех островов под юрисдикцию Токио.

Наконец, 14 ноября во время встречи с Абэ в Сингапуре на полях саммита АСЕАН Путин предложил вернуться к теме возврата Японии двух островов, определенных Московской декларацией 1956 года. Естественно, что только после многочисленных переговоров и консультаций, которые определят формат этой передачи. Японский премьер, в свою очередь, пообещал не размещать на этих островах американские военные базы. Однако такой вариант вряд ли возможен, поскольку противоречит американо-японским договоренностям о безопасности.

В итоге предложения Путина стали не прорывом, а лишь банальным повторением речей минувших лет. Как и сама идея компромисса по островам, которая в московском и токийском формате выглядит совершенно по-разному. Поэтому японская сторона после окончания переговоров заявила об отсутствии перемен в переговорном процессе.

«Последовательная позиция нашей страны – мирный договор заключается после решения принадлежности северных территорий. И по этому пункту нет никаких изменений», –​ сообщил заместитель генерального секретаря кабинета министров Японии Кота Ногами.

От Крыма до Курил

Активизация переговорного процесса между Японией и Россией по вопросу Курил не случайна – она стала возможной прежде всего на фоне неоднозначной политики американского президента Дональда Трампа в отношении России. Если российская линия Барака Обамы была довольно четкой, то в риторике Трампа то и дело возникают пассажи о готовности к компромиссу с Москвой. Правда, как правило, после таких дружественных жестов в отношении Путина со стороны Трампа в США запускают новый пакет санкций.

Противоречивая риторика нынешнего американского президента позволяет японскому премьер-министру Абэ разыгрывать собственную геополитическую партию, которая не всегда синхронизируется с американо-европейской линией поведения. Это привело к тому, что Великобритания раскритиковала Японию за чересчур мягкую реакцию Токио на «дело Скрипалей».

Очевидно, что в ближайшее время от Японии не стоит ожидать никаких шагов по усилению санкций против России – все усилия Токио будут направлены на решение собственной территориальной проблемы. Тем более, что сложившаяся реальность позволяет Японии рассчитывать на успех на этом поприще.

Правда, это не означает, что, желая вернуть Курилы, Япония признает Крым российским на фоне наличия территориальных споров с Китаем, который открыто угрожает интересам Токио в регионе.

Хотя официальное японское признание для России не столь важно, как иные дипломатические шаги, направленные, например, на возвращение России в Большую восьмерку. Учитывая, что такую идею уже выдвигал Трамп в мае этого года, Абэ мог бы ее подхватить и развить. Но для того, чтобы заполучить себе в адвокаты Японию, Путину придется идти на реальные уступки в процессе возвращения островов. И, скорее всего, что в скором времени он решится на этот шаг – не прямо, но косвенно запустив процесс передачи Южных Курил восточному соседу.

Для возвращения в круг сильных мира сего российский президент готов на любые жертвы, в том числе, и территориальные. Тем более, что содержать острова становится все более обременительно на фоне пустеющего бюджета. А виной всему аннексия Крыма – если бы Путин не покусился на украинский полуостров, ему бы не пришлось сейчас придумывать механизм «продажи» дальневосточных территорий.

ИСТОЧНИК Евгения ГОРЮНОВА

Подписывайтесь на наши каналы telegram в Тelegram и telegram в Youtube