Вчера вечером по «Культуре» показывали документальный фильм Валерия Тимощенко «Крестьянская история» (2014) — о судьбе кубанского казачества. И вот на примере этой ленты хорошо видно, что кубанцы оказались жертвами не только большевицкого геноцида (о котором много и правильно рассказывает Тимощенко) но и советско-имперской ассимиляции.

кубанцы, казаки, козаки, геноцид, казачество, украинский, деукраинизация

Уже сама концепция фильма говорит об этом. Автор рассматривает кубанское казачество (и казачество вообще) как часть русского крестьянства — пусть и специфическую, «южную», но часть. В этом плане показательны имперско-монархические нотки, звучащие в фильме.

Однако насколько характерно сие было для досоветских кубанцев — знаете ли, большой вопрос. Ведь русскими себя они (как, кстати, и донские казаки, хотя это отдельная тема) НЕ считали. Известно: в годы гражданской войны самостийная Кубанская Рада стояла на позициях отделения от России, что являлось причиной постоянных трений с Белым движением в лице Деникина. Кроме того, были и проекты присоединения Кубани к рідної матері Украине. Почему? Да потому, что Кубанское казачье войско в своё время составили бывшие запорожцы, переселённые Екатериной Второй.

Соответственно, вплоть до 30-х годов прошлого столетия (т.е. до сталинской деукраинизации края) на Кубани был распространён украинский язык. Полностью искоренить его большевикам так и не удалось: даже речь участников фильма пересыпана украинизмами, да и сама фамилия автора — Тимощенко — весьма красноречива.

Образ кубанских казаков как части русского народа был сконструирован в эпоху совка — в этом плане характерен знаменитый лубочный фильм Ивана Пырьева. Жаль, что казак Тимощенко следует в том же русле. Короче, факт: кубанское казачество пережило геноцид не только физический, но и ментальный, культурный, и насколько нынешние кубанцы имеют отношение к кубанским казакам хотя бы начала 30-х годов — вопрос открытый.

Не могу не отметить и ещё одну важную деталь. Тимощенко настойчиво записывает кубанцев (и вообще казаков) не только в русский народ, но и в крестьянское сословие, делает казачество его частью. Он так и говорит зрителю: не обращайте внимания на шашки и серебряные трубы, перед вами просто составная часть огромного русского крестьянства. А ведь всё дело-то как раз вот в этих самых шашках.

Казачество — это не просто крестьяне, это прежде всего ВООРУЖЁННЫЙ НАРОД с прочной традицией демократии, никогда не знавший крепостного рабства (в отличие от, скажем, жителей Центральной России). Именно эти акценты (а не стремление изобразить казачество просто трудолюбивым крестьянством) были бы сейчас особенно актуальны.

Но они, разумеется, не вписываются в нынешнюю политическую конъюнктуру — и потому Тимощенко делает упор на зажиточность, достаток и благополучие дореволюционных кубанцев. Однако это благополучие — всего лишь следствие определённой организации жизни, следствие уклада, который, увы, утрачен.

ИСТОЧНИК

Подписывайтесь на наши каналы telegram в Тelegram и telegram в Youtube