Как писала Ханна Арендт – у маленьких автократий совсем не имперские по размаху амбиции из-за их ограниченных ресурсов. Это хорошо видно на примере венгерской партии ФИДЕС или сербских автократов, а обратное – на примере РФ.

амбиции, автократия, имперские, ФИДЕС, Сербия, Черногория, Хорватия, церковь

Сербские автократы как две капли воды похожи на московского «старшего брата» в своей политической мифологии. Они роль украинцев как оголтелых фашистов отводят хорватам, а роль белорусов как недосербов – черногорцам. Как и московские автократы они проделали похожую эволюцию от нацизма к обычному империализму. В период нацизма они пытались переделать всех балканских славян в сербо-югославов, подобно тому, как жителей СССР пытались переделать в русско-советский народ.

О югославах уже забыли и всё свели к знакомому имперскому собиранию сербов вместе с территориями в Великую Сербию. В конце июля лидер пророссийской Сербской народной партии и министр без портфеля Ненад Попович абсолютно в московском стиле утверждал: в Черногории против сербов ведут «геноцид идентичности». Трупов нет, вот и приходится строить такие сложные словесные конструкции.

Патриарх Сербской православной церкви Иринея без таких изощрений прямо говорит: в Черногории сербы живут как в «фашистской» Хорватии при немцах. У Сербского патриарха нет справки о его непогрешимости, как у Папы Римского. Он считается таким по умолчанию. Поэтому, всё, что он говорит – истина. Но истина в том, что Черногорская и Македонская православные церкви более четверти века как вышли из его подчинения и требуют томоса о своей независимости (автокефалии), подобно Украинской православной церкви.

Ветер перемен, дующий из Киева, даёт им надежду: очередь за томосом, наконец, начнет двигаться. Если осенью македонцы на референдуме согласятся переименовать страну в Северную Македонию и успокоить этим ультралевого атеиста Алекса Ципраса и нервную греческую общественность, то Патриарх Константинопольский, живущий в городе Стамбуле, будет морально обязан дать им томос за столь мудрое и христианское решение.

Тем более, что Македонская церковь добивается автокефалии от Сербской с 1967 г. В ноябре 2017 г. её Синод постановил: для Македонии «Матерью-Церковью» – местом, откуда в страну пришло христианство, является не Сербская, а Болгарская церковь, с чем в той охотно и согласились. Но против выступила Элладская церковь и под её давлением Синод Константинопольской церкви в феврале 2018 г. заявил, что считает не каноничными действия Болгарской церкви и церкви «Бывшей Югославской Республики Македония». Референдум может изменить эту оценку, ведь даже непогрешимые Папы Римские иногда меняют своё мнение.

В рамках концепции «Матери-Церкви» и истории название «Украинская православная церковь Московского патриарха» не канонично и такой же нонсенс как «Иерусалимская или Константинопольская церковь Московского патриархата». «Матерью-Церковью» для Москвы является Киев, а не наоборот.

Ситуация со статусом Македонской, Украинской и Черногорской церквей указывает на затяжной кризис в православии, и надо ожидать, что Вселенский (Константинопольский) патриарх таки предпримет в этом году логичные действия для его разрешения.

Реакция на такую перспективу патриарха Иринеи идентична московской: «держать и не пущать». Поэтому сербские автократы при поддержке Москвы начинали компанию о фашистах-черногорцах, а Москва запускает новый виток профилактической компании о белорусских нацистах/националистах, «родных братьях украинских националистов и нацистов». В Македонии и Греции они тоже будут «химичить», надеюсь без «Новичка».

Отличие сербских автократов от московских в том, что они из стадии нацизма вышли и вошли в просто империализм, а москвитяне из своего нацизма никак не выберутся.

Арендт, анализируя историю Третьего Рейха, сделала очень интересное наблюдение: классический империализм в нём закончился в «Ночь длинных ножей», после которой идеологией Национал-социалистической рабочей партии стал нацизм, как новая форма империализма, отменяющая нации, – немцев начинают заменять на широкое понятие – арийцы, включая в него все романо-германские этносы. Аналогично делала и Москва, когда провозгласила новую общность – русско-советский народ и вписала в гимн СССР слова: «Навеки сплотила Великая Русь». Но этот народ был такой же химерой, как и хазарский народ по терминологии Гумилёва.

После нападения на Украину до московских идеологов к 2016 г. дошло: классический империализм в духе «русской весны» обречён на провал, и надо переходить к нацизму – изобретать российскую нацию, куда можно записывать всех.

В Москве заговорили о необходимости принятия закона о россиянах и российской нации. Но время показало, в россияне пока готовы записаться лишь несколько пропагандистов из армян с московского сайта EurAsia Daily, – там каждая вторая статья о конце «нацистской хунты» в Украине подписана армянской фамилией. Возможно, это боты. Пока публично лишь гендиректор «Раши Тудей» армянка Маргарита Симоньян на посиделках у Соловьёва по случаю «воскрешения» Аркадия Бабченко заявила, что она россиянка. Сам Соловьёв твердит, что он еврей, и в россияне записываться не спешит. Чего-то ждёт. Может, опасается, что будет команда записываться в великороссы, а не в россияне, так как он населил Украину «хорошими» малороссами, новороссами и «плохими» бандеровцами.

С тех пор как Пётр I придумал «Россию» в Московии вечный кризис идентичности, что и отражает их язык. На всех других языках они что-то типа раша или русо, без всех вариаций с русами, русским, россиянами и великороссами. Только латыши по древней традиции называют их кривичами, а финны – венедами. Финны ближе всех к истине. Но в посёлке Кучково на берегу реки с финским названием «Москва» – мутная вода, отнятом у его основателей Юрием Долгоруким, упорно не хотят признать москвитян продуктом вековой колонизации славянами и скандинавами земель балтов и угро-финнов. В итоге к XVII в. в ней деловым языком стал староболгарский язык, занесенный из Новгорода и Киева, где учёные мужи вроде Мелетия Смотрицкого называли его славяно-русским, так как русы славянами не были, как не были ими и болгары.

Ничего обидного и ужасного в этом факте нет. Французы не переименовывают Францию в Галлию, англичане Англию в Бритию, и только в Москве историю отрицают, упорно сочиняют разные мифы о вечном «русском народе» и 300 лет мучаются над тем, как же его назвать. Полётам их фантазии могло бы позавидовать общество «Туле» Гиммлера и весь институт «Наследия предков» (Аненербе), глядя, как московские коллеги пытаются подвести исторический фундамент под свой империализм и его текущую трансформацию в нацизм. Истинные арийцы всё-таки были истинными немецкими педантами, и не позволяли себе подобные вольности.

Причина полётов фантазий у московских автократов в том, что без неё все имперские поползновения на роль «старшего брата», на «сакральный Крымнаш», на русскую землю до Тихого океана и т.п. будут всего лишь голым империализмом, который вышел из моды к 1974 г. и осуждён ООН. Москва за пять лет после нападения на Украину так и не смогла никого уговорить на новый империалистический раздел мира. Но пока у автократов из Кучково-Москвы будут ресурсы на имперскую политику и захваты, они будут всем этим заниматься в силу сущности автократий. Вот такие они вредные.

Как только у автократий появляются свободные деньги, то они начинают войны и захваты, так как все автократии мечтают стать мировыми империями. Поэтому большой отрезок истории людей – это история войн, рождений и смертей империй. Примечательно, автократии начинают войны с разговоров о стабильности и для того, чтобы якобы не было войны, захватывают Крым, нападают на Финляндию, покоряют Туркестан или делят Польшу. Положить этому конец может только глобальное распространение демократии. Так что абсолютно правы те, кто утверждает, что долгий мир наступит только после ликвидации автократии в РФ. Но так как установление демократии в РФ невозможно, о чём свидетельствуют 300 лет истории этой империи, то распад её на несколько государств становится необходимым и неизбежным. Неизбежность этого распада имеет также и свои внутренние причины.

Распад не гарантирует, что государства, которые возникнут на месте РФ сразу станут приличными демократиями. Можно даже уверенно утверждать, что почти все эти новые государства будут автократиями разных типов, так как демократия – это процесс, и за одну ночь она не возникает. Но ресурсы у маленьких автократий ограничены, и поэтому они сейчас обычно не страдают всерьёз имперскими амбициями, а если и страдают, то в стиле Венгрии или Польши, где идут процессы частичной дедемократизации. Будем надеяться, что временные и быстро обратимые. Большинство автократий вообще тихо «варятся» в своих проблемах со стабильностью и не трогают соседей.

Не буду анализировать, почему ФИДЕС, сменившая социалистов, которые вступили Венгрию в ЕС и НАТО, поползла к автократии. Но ФИДЕС нервирует Еврокомиссию и европейских демократов с 2012 г. Нервирует давно и стабильно, в отличие от польской ПиС. Этот конфликт протекал бы иначе для ФИДЕС, если бы в 2014 г. РФ не напала на Украину. Так у ФИДЕС появилось новое «окно возможностей». Москва сразу и открыто послала сигнал Варшаве, Будапешту и Бухаресту: давайте разделим Украину. Клюнули на наживку только в Будапеште. Не от любви к москалям, а из-за авторитаризма ФИДЕС, где стали мечтать, как бы «откусить» от Украины два района, а может и всю Закарпатскую область.

Мелкая автократия, мелкие и амбиции – всего на два района, а не на Венгрию до Урала. Это «окно» закроется сразу, как только Украина вступит в НАТО или, когда РФ распадётся. Пока Украина не в ЕС и не в НАТО, можно надеяться что-нибудь «откусить». Поэтому ФИДЕС будет всячески препятствовать вступлению Украины в ЕС и НАТО, не зависимо от того, какие законы об образовании будут принимать в Украине. Недавнее учреждение Будапештом должности «министра образования Закарпатья» – инициатива самой ФИДЕС, а не её реакция на какие-то действия Украины.

В ФИДЕС и союзном ей Йоббике давно мечтают об увеличении территории Венгрии, но ограничены в ресурсах и направлениях. Венгрия – стареющая страна с сокращающимся населением менее 10 млн. человек. Желающих повоевать за Великую Венгрию наберется может быть на два батальона, – до Урала не дойти, но для вторжения в Закарпатье хватит. Открыты лишь два направления: Сербия и Украина, – они не в ЕС и НАТО. Но у сербских военных и парамилитариев руки свободны и давно чешутся с кем-нибудь повоевать. Так что визит Порошенко в Белград не выглядит столь бессмысленным, как его изображали критики. Особенно в контексте медленного движения Сербии к демократии и её отхода от Москвы, пусть и не столь очевидному, как в Армении.

Поэтому ФИДЕС мечтать о территориальных приращениях, которые скрасят неудачи во внутренней политики и оскомину от её долго пребывания у власти, может только в направлении Украины. Но мечтать аккуратно, иначе можно домечтаться до исключения Венгрии из ЕС. Виктор Орбан это предвидит, поэтому ввёл должность «будапештский мечтатель», совместив её с должностью министра иностранных дел. На него можно будет «перевести все стрелки» и уволить.

Инструмент мечтаний – венгры из Закарпатья, сильно уменьшился с 2017 г. от безвиза для Украины. Венгерский паспорт утратил былую привлекательность, и число таких «венгров» пошло на убыль, как и без того не очень их высокая политическая активность. Устаревшая цифра – в Закарпатье 150 тыс. венгров, реальные оценки – чуть более 100 тыс. Де-факт среди этих 100 тыс. много тех, кто пошёл в венгры ради паспорта для мелкой контрабанды или прямых доплат. В венгры записались и экс-советские военнослужащие и райкомовцы, заселенные Москвой в Закарпатье с Урала и иных окраин для укрепления границы, как и в Крым.

Но летом 2017 г. заработал безвиз, контрабандистов обложили, и в Будапеште поняли: мы теряем этих «венгров» как инструмент мечтаний. Новый закон об образовании ликвидирует ту искусственную изоляцию для венгров в Закарпатье, которую Москва создала в СССР. В Москве рассматривали этих венгров как противовес украинцам в Закарпатье, и как «кузницу кадров», на случай, если опять придётся вводить войска в Венгрию как в 1956 г. Поэтому и была уникальная для СССР ситуация со школами, где преподавали на венгерском и русском языке, которую в 2017 г. решили изменить, логично заменив русский украинским.

Все эти «ужасы» сильно взволновали ФИДЕС, почему она с осени 2017 г. и начала нешуточную антиукраинскую компанию – инструмент отторжения двух районов исчезает. Её стратегия – создавать и держать на высоких нотах искусственный шум о «несчастных венграх» Закарпатья и уговорить ЕС передать Венгрии два района Украины. Копируют судетскую стратегию Гитлера, который за 5 лет таки уговорил Великобританию, Италию и Францию передать ему эти районы Чехословакии. В итоге в 1945 г. судетских немцев выпроводили в фатерлянд, несмотря на то, что в 1938 г. их было 3,3 млн. и что немцы – коренной народ Европы. ФИДЕС больна автокартией, но ограничена в ресурсах, не хочет граничить с РФ, – знает, чем это заканчивается, находится «под колпаком» у европейских и мировых демократов, и опасается новой демократической волны в Венгрии, почему и объявила войну университетам и фондам Сороса.

В ФИДЕС наивно и по-московски решили, что 88-летний Джордж Сорос – это коллективная реинкарнация революционеров всех времён и народов. Остаётся лишь начинать строить ему мавзолей на родине в Будапеште. В этой ситуации ФИДЕС пытается балансировать по принципу: мы не дёргаем Украину венграми Закарпатья, вы не дёргаете нас обвинениями в авторитаризме. В итоге получается, что все друг друга периодически дёргают, венгры в Закарпатье превратились и вовсе в задёрганных марионеток, и вдобавок Москва вставляет свои «5 рублей», так как копеек в РФ давно нет.

Московские автократы вообще любят вставить свои «5 рублей» в любую «щель». Они уже месяц внушают азербайджанцам, что надо срочно атаковать Армению, а армянам «подсказывают», – Пашинян вот-вот сдаст Арцах-Карабах и всю национальную гордость. Дошло до смешного: 4 августа президенты Сербии и Косово доложили парламентам, что по информации от одной «мировой силы», как выразился сербский президент, косавары вот-вот нападут на сербов, а сербы на днях вторгнутся в Косово. Адрес этой «мировой силы» хорошо известен – Москва, Кремль.

Но с рублями у Москвы становится всё хуже, судя по её обиде на Трампа, который сообщил: письмо, где вы просите денег на восстановление Сирии мы получили, но денег не дадим. Сами разрушили, сами и восстанавливайте вместе с фирмой «Южная Осетия». Так что: санкции, санкции, и не только санкции, пока не вернёте Москве её родовое имя – Кучково.

ИСТОЧНИК Сергей Климовский

Подписывайтесь на наши каналы telegram в Тelegram и telegram в Youtube