За воду в Крым Кремль готов дать любые деньги, но эту проблему оккупанты создали сами. Они устроили перенаселение украинского полуострова, тем самым проводя политику геноцида.

Подача воды на полуостров из Украины – синоним сдачи территорий.

Мирный протест в Беларуси не приведет к победе демократических сил. Де-факто Александр Лукашенко уже победил в стране, хоть и пал на самое дно.

Об этом в эфире телеканала Obozrevatel TV заявил заместитель генерального директора телеканала ATR , журналист Айдер Муждабаев.

– Говорят, за воду в Крым Кремль готов заплатить миллиарды долларов. Думаете, правда?

– Думаю, да. А в чем проблема? Миллиарды у Путина есть. Я думаю, что дали бы любую сумму. Насколько я знаю, сначала, когда канал перекрыли, за то, чтобы этой дамбы не было, они уже давали 2 миллиона долларов. Сразу. Лично одному человеку, который принимал решение.

И за снятие экономической блокады Крыма они бы дали миллиарды. Потому что блокада Крыма – это самая крупная экономическая санкция в отношении страны-агрессора. Она трудно просчитанная. Это миллиарды и миллиарды долларов затрат на все. И на воду.

Хотя, проблему с водой они сами себе устроили, потому что в предыдущие годы хватало. Просто они перенаселили Крым, они продолжают политику геноцида, замены населения. Это один из четко прописанных международных критериев геноцида.

По местному оккупационному радио они рапортуют аж о трех миллионах жителях Крыма. На момент оккупации было чуть больше двух миллионов. Это такая нагрузка на экономику и на конкретные районы! Они же не хотят жить, например, в степном Крыму. Но еще и военные базы, которые в степном Крыму – Джанкой и так далее.

Я думаю, сейчас какой-то чиновник, может, и был бы готов взять миллиарды за воду в Крым, но это невозможно. Что он сделает?

– Даст ли Украина воду в Крым? Если да, то когда?

– До того, как русские не уйдут из Крыма и Крым не вернется в состав Украины де-факто, под полный контроль, конечно, ни капли воды там не будет, никакого канала они не запустят. Потому что это будет синонимом сдачи территории.

Я абсолютно уверен, что этого не будет ни при какой украинской власти. Пока Украина существует как независимое государство, этот вопрос не может быть решен в пользу оккупанта. Потому что это называется снабжение оккупанта, снабжение армии врага.

– Что с заболеваемостью коронавирусом в Крыму?

– Там тяжелая ситуация.

– Насколько?

– Мне трудно сравнивать. Я не верю статистике оккупантов.

– Возможно, вы имеете свои источники.

– Источники у нас есть, и мы знаем, что очень тяжелая ситуация, но оценивать в каких-то цифрах… Я журналист, я оперирую фактами, я не могу. Но говорят, что там хуже, чем в свободной Украине.

Я слышал несколько отзывов о том, как люди обращались в оккупационные клиники, и как их там футболят, и как там с ними обращаются. Страшное дело. Я знаю, как при российской медицине могут относиться к людям даже в Москве. Если у тебя нет какого-то блата, тебя просто пошлют к черту.

Русские медицинские инструкции очень жесткие и очень бесчеловечные. Когда их вводили в Москве, москвичи выли. И все эти медицинские циркуляры они перенесли на Крым. Они очень позорные и очень гнилые.

Этого не было в Крыму до оккупации. Хоть и жаловались, но там мягче относились к людям и внимательнее к пациентам при всех, может быть, небольших чисто технических возможностях.

– Вы уже вышли из российского гражданства?

– А как я из него выйду? Россия не выпускает из своего гражданства вообще никого, особенно тех, кого она преследует.

Сейчас в Верховной Раде лежит законопроект с целым комплексом поправок к законам о гражданстве. В частности, там есть поправка, в которой говорится о гражданах Украины, которые не могут получить отказ от гражданства страны-агрессора.

В данный момент украинское законодательство как бы вообще не учитывает факт войны. Как будто Россия – такая же страна, как Болгария, Америка.

Эту поправку должны были принять в мае. Надеюсь, что примут сейчас. Иначе все украинские гражданства, которые были даны людям, которые до этого имели российское гражданство, просто сгорят. Потому что это невыполнимое требование для людей, которые не могут обратиться к России и которым Россия никогда не даст эту бумагу.

Я прошу, чтобы Рада приняла этот законопроект, потому что люди, которые преследуются Россией, которые имеют заслуги перед Украиной не должны ходить к русским ни за чем. Как можно ходить к врагу с протянутой рукой?

– Как вы называете Лукашенко?

– Убийца. Я давно его так называю. У меня есть знакомые белорусы, которые бежали оттуда чуть ли не в багажниках машин, которые в тюрьмах сидели, которые сейчас находятся в Польше, в Литве. И я читал книги, как там пропадали люди. Оппонент Лукашенко просто сразу исчезал. Шеремет, которого, к сожалению, уже нет с нами, тоже знал всю эту историю.

Лукашенко – это не смешной «бацька», не какой-то рубаха-дядька. Многие украинцы его видят в образе мультяшного героя. Но это циничный убийца, который, я абсолютно уверен, отдавал приказы на уничтожение, на закапывание людей, может быть, даже живьем.

Один человек, который сидел в тюрьме, мне рассказывал, что они с сыном, с Сашенькой, любят пересматривать видео пыток. В этой политической минской тюрьме везде стоят камеры. То есть Лукашенко – это человек маниакального склада, он очень жестокий, очень кровавый. Поэтому у него выхода нет, кроме как Россия.

Я никогда не верил в его сотрудничество с Западом, потому что у него руки по локоть в крови. Он ничем не лучше Путина.

– Что будет дальше с Беларусью, где они ошиблись?

– Я не буду ругать белорусов, я уже достаточно об этом написал. Но понимаете, ненасильственное сопротивление в таких режимах не работает. Я наблюдал все эти хождения по бульварам в Москве в 2011 году, когда выборы тоже подтасовывали. Я видел этот мирный протест и мог бы сравнить его с Майданом 2004 года, где я тоже был.

Я понимаю, что это проигрышная стратегия. Я это уже видел. И до чего это дошло в России? Кто-то сидит, кто-то эмигрировал.

– А кого-то убили.

– То есть их ошибка в том, что они хотят мирным путем сместить тирана?

– Да. Это как решетом воду носить. Можно пробовать, но эта вода никак не несется. Эра мирных революций прошла. Мы вступили в эру кровавых революций, в эру жестокости.

Между первым и вторым Майданом уместился этот перелом, я бы даже сказал, человечества. Эпохи постмодерна, мягкости, бархатных революций больше не будет. Будут только насильственные революции.

Лукашенко, безусловно, выиграл, к огромному сожалению.

– Выиграл что?

– Понятно, что он негодный, понятно, что даже Путин его презирает, понятно, что он упал просто на днище. Но как функция в данный момент он Путину нужен. Когда Путин захочет, он его переместит в любое место.

Сопротивляться Лукашенко не может, потому что он в полных заложниках. Фактически все закончилось тем, что я и предполагал: Беларусью сейчас управляет русский фюрер Владимир Путин.

Лукашенко всегда был аватаром Путина, но сейчас он превратился в совсем уж ничтожный аватар Путина. А дальше Путин может выбирать любые сценарии, большого значения это же не имеет.

Имеет значение то, что сейчас они переписывают всех активных белорусов. Их снимают на видео, документируют. Я думаю, что этим людям будет очень плохо, все это очень небархатно закончится.

Пока существует русский рейх – даже не Путин, Путина может и не стать, – пока существует представление русских о своем величии над белорусами, над украинцами, над армянами, нам азербайджанцами, до той поры ни одна страна, примыкающая к России, спокойно жить не будет. Она будет либо оккупирована, либо в состоянии войны.

– Как думаете, может Лукашенко закончить, как Чаушеску?

– Он как угодно может закончить. Он уже никто. Он в полной власти Путина.

Если Путин вдруг с утра решит, что он хочет отдать его на растерзание толпе, он найдет рычаги, чтобы отдать его на растерзание толпе. Но я думаю, что он никогда этого не сделает, потому что для Путина имеет огромное значение отношение общества и власти. Для него очень важно это формальное диктаторское соблюдение процедуры. Поэтому любая смена власти, которая предусматривает победу улицы, победу народа для него неприемлема.

Мне все равно, как закончит Лукашенко. Конечно, я бы хотел, чтобы он был расстрелян по белорусским законам. Он сам продлевал смертную казнь, выходил из моратория. Каждый диктатор должен получить то, что он желал другим.

Но Путину такие жертвы не нужны, потому что это плохой пример, такого не может быть.

ИСТОЧНИК OBOZREVATEL

Подписывайтесь на наши каналы telegram в Тelegram и telegram в Youtube