Глава украинской делегации на переговорах по урегулированию ситуации на Донбассе в рамках Трехсторонней контактной группы в Минске Леонид Кучма заверил, что новые договоренности о «режиме тишины» на Донбассе должны содержать норму «не стрелять в ответ».

новости, новини, Ukraine, news, Україна, Украина, Бегемот, Бегемот медиа, влада, власть, політика, политика, begemot, begemot.media

Если запретить украинским войскам открывать огонь в ответ, то, соответственно, вопрос о том, чтобы действовать на упреждение и проводить какие-то операции со своей стороны, вообще не стоит.

Если так ставить вопрос, то мы можем говорить о том, что украинским военным во всех случаях запрещено применять оружие. Возникает вопрос: тогда какую функцию вообще будут выполнять украинские военные на Донбассе? Я с трудом себе представляю, как можно выполнять боевые задачи без применения оружия.

Может быть, имеется в виду, что теперь они переходят в рамки какой-то гуманитарной операции? Но тогда нужно переформатировать Операцию Объединенных сил.

Мы понимаем: то, что звучит – это продолжение предвыборных лозунгов Зеленского о том, что для того чтобы прекратить войну, нужно просто перестать стрелять. Но практического смысла и вообще какой-то логики в этих словах нет. Противник не собирается прекращать огонь.

Тогда нужно просто забрать все подразделения из этого региона, и пусть эти товарищи там что хотят, то и делают. Я как человек военный смысла в этом вообще не вижу.

Даже если эта инициатива не будет реализована в виде конкретных приказов и директив со стороны Генерального штаба, я уверен, что это уже сильно бьет по морально-психологическому состоянию наших военнослужащих. Это касается не только зоны ООС. Люди, которые несут службу в тылу, понимают: когда в зоне боевых действий запрещают использовать оружие даже для самозащиты, в качестве ответного огня, армия теряет смысл как таковая.

С другой стороны, я уверен, что это заявление резко повышает морально-психологический дух противника, то есть российских оккупантов.

То есть уже на уровне политического заявления в виде еще не осуществленной идеи, эта идея, будучи озвученной, принесла огромный вред.

Причем, Кучма, когда комментировал это свое заявление, четко дал понять, что это не его личная инициатива, что он не отсебятину какую-то несет, а что он услышал это он президента. По логике событий, так и есть. Трехсторонняя контактная группа – это инструмент, который реализует политическую волю высшего военно-политического руководства, в данном случае – президента Украины, Верховного главнокомандующего Вооруженных Сил.

Но тут еще возникает вопрос. Мы не видим реакции ключевого игрока – человека, который поставлен новой командой, но при этом является профессиональным военным с опытом участия в АТО, а потом в ООС – генерала Хомчака, нового начальника Генерального штаба.

Я думаю, что как человек военный он должен понимать всю абсурдность данной идеи. С другой стороны, как он себя поведет и как будет на это реагировать – а не реагировать на такие вещи невозможно, поскольку он отвечает за весь личный состав – посмотрим. По отзывам людей, которые с ним служили и служат, людей, которым я доверяю, он оценивается достаточно высоко – и в плане морально-психологических качеств, и в плане профессионализма.

Но вопрос о том, как он поведет себя в данной ситуации, когда это уже фактически политическое решение, остается без ответа.

Подписывайтесь на наши каналы telegram в Тelegram и telegram в Youtube