Сегодня хочу рассказать вам чудную историю из жизни свердловских мусоров. Назвать этих людей милиционерами или полицейскими, рука не поднимается.

ОРДЛО, мусора, милиция, Украина, история

Предатели, которые в 2014-м не только помогали россиянам захватывать наши города, но и первые, кто мечтал пабагатому и повластному. Не секрет, что на России все властные структуры наделены огромными полномочиями, а погоны, — правоохранители, судьи, прокуроры, исполнительные службы — это вообще карающий меч Кремля, которому все дозволено.

Людей на России не считают ни за людей, ни за граждан. Скольких забили в отделениях, в СИЗО, в тюрьмах, сколько пыток, сколько насилия, горя, боли. Тот, кто на России имеет погоны и удостоверение, тот имеет безграничную власть. Милиция, ФСБ, суды, фискалы и СМИ — это те вожжи, которые помогают Кремлю держать граждан РФ в полном повиновении. И если СМИ — это информационный опиум, то правоохранительная система, это просто машина для уничтожения людей.

Когда правоохранители УМВД Луганщины и Донетчины начали орать «милиция с народом», поощрять и охранять «народные самообороны», они мечтали только об одном: чтобы на Донбассе не было реформ, а правоохранительная система получила российские полномочия.

Ну и, конечно же, пенсии и зарплаты. Не секрет, что Кремль хорошо обеспечивает военных и правоохранителей, оплачивая кровь и верность. Поэтому в милиции шептались «пабагатому». Что самое смешное, стремление пабагатому объединило под триколорами вчерашних зэка, наркоманов и ментов.

Для истории, оставлю здесь о свердловской «милиции с народом»

Ну, и Луганск не забуду

как же забыть

Не останавливали и правоохранители «РИМлян», которые грабили город. Не пугали их вчерашние зэка и наркоманы с автоматами на блокпостах. Пабагатому обещало новую жизнь, списать все грехи и раздать новые судьбы.

Сейчас так называемая армия ОРДЛО называется «народная милиция». Она разбита на 2 подразделения — внутренняя «полиция» и армейская «милиция». Одни уже договариваются о прощении по структурам МВД, так как «не воевали, а просто охраняли порядок в городах, нужно же кому-то судить отморозков, посмотрите, сколько мы за хранение оружия задержали», вторые… В общем, я против бездумной амнистии. И я выступаю за то, чтобы все коллаборанты в погонах (судьи, прокуроры, милиционеры, полиция, исполнительная, налоговая и другие администрации с министерствами ОРДЛО) не имели права занимать должности на любой госслужбе после деоккупации.

Я жила в приграничье, на Донбассе, я занималась экологией родного края и была в оппозиции к местной власти регионалов, я прошла в кабинетах милиции почти все круги ада, от обещаний закрыть за «хранение наркотиков» до обвинений в руководстве ОПГ. На Донбассе тех, кто против власти, ждет страшная судьба: грязь в СМИ, написанные в кабинетах власти «биографии», темники для СМИ, «воронки», слежка, прослушка, угрозы. Убивали здесь и журналистов, и профсоюзных работников, а общественной деятельностью можно было заниматься только под кураторством власти. Быть вне системы на Донбассе могло стоить жизни!

Милиция на Донбассе были первые беспредельщики и карающая рука власти. А еще, это бизнес.

ОБНОН – это торговля и кураторство наркобизнеса крупным оптом. Участковые просто трусили бизнес да бабок на базаре. Следаки выполняли заказную работу и курировали игровые и сексуслуговые сферы. ГАИ зарабатывало на дорогах. Так было всегда. Но, так больше не будет, поняли они после Майдана.

Майдан милиция Донбасса приняла, как личного врага, как личный вызов. Поэтому вся организация по отправке на Антимайдан наркоманов и экс-зэка была поставлена на поток. Менты собирали тех, кто у них был на списках — наркоманы, наркокурьеры, экс-зэка, подследственные, и отправляли их в Киев. С кастетами, битами, ножами, самопалами. Может и какое другое оружие давали, не знаю. Но у ментов всегда были свои, государственные и скрытые частные оружейки. Ну, как частные. Их, ментовские, куда стекалось незаконное и изъятое у населения оружие, которое не регистрировали. Его, если нужно, подкидывали для успеха раскрытия дел, потом возвращали в запасники. Ну, то такое.

Это, общая картина «милиции с народом». Даже не полная. Так слетела приоткрытая вуаль. Я прожила яркую жизнь, такую, что выехав из города, я до сих пор для свердловских правоохранителей первый враг, ужас, летящий на крыльях ночи, «руководитель» «Правого сектора», «наводчик ВСУ», «руководитель ОПГ», «контрабандист», и прочее, прочее. И в каждом отделе свердловского УМВД ОРЛО вам скажут – «мы правильно ее выгнали из города, она хотела захватить свердловскую власть и боролась против Ахметова». Остальные части моей «биографии» писались в этих кабинетах, поэтому им лучше знать, за что они меня ненавидят, кроме моей жесткой антикоррупционной позиции.

Так вот, выгнав из города оппозицию, неугодных и бунтарей, построив себе «рыгспублику», менты там, в ОРДЛО, действительно получили почти все, о чем мечтали, кроме соцзащиты. Но, грабить-убивать и бросать на подвалы, это их. То, что они сейчас массово задерживают экс-опочленцев за хранение наркотиков и оружия, похищенного в воинских частях, так это приказ Кремля по стабилизации криминальной ситуации в ОРДЛО, и билет в амнистию, не более.

Да, и те, кто сейчас работает во внутренней части «народной милиции» ОРДЛО, это в 80% новонабранные. Те, старые менты, кто работал на начало строительства «рыгспублик», «маленькую угольную швейцарию» покинули. Не нравится. Не за это… Разочаровались… Украинские пенсии… Ну, вы поняли! Там, в ОРДЛО, из старой гвардии осталось лишь 20%, остальное молодые «специалисты», в основном те, кто повоевал, и тихо свалил в тыловую «полицию». Сколько правоохранителей продолжили службу в полиции в мирной части Украины, спрятав свои страницы в соцсетях, биографии в «рыгспубликах», это пока вопрос. Неудобный вопрос. Им не очень хотят заниматься.

Ну, хватит предысторий. Теперь история. Она, правда, короткая, но поучительная и очень философская. Те, кто меня читает давно, знают мою любовь к философии и психологии. Знаете, именно вот эти мои увлечения помогали мне в жизни. Всегда. Даже в общении с ментами. Даже в общении с опочленцами. Важные науки!

На России вышел календарь Вооруженных Сил РФ. Я ссылку на него давать не буду. Пиарить врага не мое. Если кому интересно, погуглят.

На России календарь назвали шуточным и мимимишным. Хотя такого уровня цинизма, как там… О чем это я, это же Россия. Но в ОРДЛО он произвел фурор. Ах, как Россия красиво всем угрожает, ах, какие молодцы, пели в ОРДЛО. Этот календарь массово закупается во все органы. В том числе и «народную милицию».

Принесли его и в Свердловск. Не только закупили для высокого ранга, но и сотрудников заставили купить для кабинетов. И началось, среди вот всей мимими, — а давайте выпустим такой календарь с нами, — и все обрадовались. И давай организовывать. Бегать. Фотографов вызывать. Деньги финансировать. В общем, очень захотелось «народным милициантам» ОРЛО точно такой же «веселый» календарь для себя и о себе.

И тут, внезапно, — а мы помним, что старых оперов и следаков, которые хоть что-то знают, здесь всего 20% от состава, — на календарь обратил внимание один из старых оперов. И обомлел, побледнел, посинел, покрылся пузырями и волосы на его голове задыбились. Это, если мягко сказать. И как заорет он нечеловеческим ментовским голосом — вы, что тут, все с ума посходили!

Вообще-то, он другое сказал, но такие слова в ФБ считаются моветоном и называются «обсценная лексика».

На фото, страница календаря Вооруженных Сил РФ, которая так напугала свердловских ментов. Она называется «Российские подснежники». На сленге правоохранителей, следаков и оперов — криминалистов, это означает – трупы, которые находят весной, после схода снега.

Ну, как говорится, ваши российские мечты, да Богу в уши. Назвался подснежником — полезай в гробик!

Остается только добавить, что вне зависимости от негатива к правоохранителям Донбасса, я напомню — не все, не все там были предатели. Из 15 судей Свердловского суда на сторону Лугандона открыто перешло только 4 судьи. Еще 4 постарались скрыть свои предпочтения 2014-го года и побоялись принять присягу. Остальные выехали, не изменив присяге, а мужчины-судьи ушли на фронт, подписав контракты с ВСУ. Из прокуратуры Свердловска на сторону сепаров перешло всего 40% помощников прокурора и прокурор Головачук, которого, кстати, выгнали и из прокуратуры ОРЛО, из исполнителей больше — 70%, а вот милиция дала самый большой процент предателей — больше 80% от состава управлений внутренних дел. Но, не 100. Данная информация передана как раз одним из тех, кто не стал предателем, хоть и остался жить в оккупации.

ИСТОЧНИК

 

Подписывайтесь на наши каналы telegram в Тelegram и telegram в Youtube