Пять лет российской агрессии. Украинцы узнали, что такое гибридная война: Россия бьет по всем фронтам, используя разные средства и способы. Однако не исключена возможность и полномасштабных действий, тем более что наша разведка продолжает фиксировать наращивание группировки войск РФ у границ Украины.

Какова ситуация по состоянию на сегодняшний день? Что происходит в аннексированном Крыму, на территории оккупированной части Донбасса и у границ Украины? Какие есть риски и угрозы?

Об этом и многом другом представитель Главного управления разведки Министерства обороны Украины Вадим Скибицкий рассказал в интервью зам. шеф-редактора  Анне Молчановой.

— В конце прошлого года впервые в Украине было введено военное положение. Для многих украинцев это стало шоком, люди оказались не готовы несмотря на аннексию Крыма, оккупацию части Донбасса и продолжительные боевые действия. С 1 декабря, по данным военной разведки, вблизи нашей границы российские войска получили оперативную готовность и способны выполнять задачи на территории Украины.

— Стоит все-таки «оттолкнуться» от 25 ноября. События в Керченском проливе стали, по сути, показателем, насколько вырос уровень военной угрозы для нашей страны со стороны Российской Федерации.

Почему это произошло. Во-первых, наращивание группировки РФ началось у наших границ с первых дней вооруженной агрессии против Украины в 2014 году. Начали процесс создания дивизий, которые сейчас стоят не просто возле нашей границы, а на расстоянии всего от 15 до 50 километров до нее.

В начале агрессии против Украины в этих местах стояли батальонно-тактические группы РФ, которые прибывали из разных частей России – из Санкт-Петербурга, Московской области, Центрального военного округа, Восточного военного округа. Они заходили на нашу территорию, вели боевые действия, по ротации выходили. Некоторые оставались вблизи наших границ, но это было не постоянное присутствие.

В 2014-м году было принято решение не только об аннексии Крыма, но и о захвате Украины, возвращении нашего государства под контроль РФ.

А когда Россия на первом этапе утратила стратегическую инициативу и была остановлена, после этого решила на постоянной основе разместить возле наших границ новые дивизии, новые войска. Этот процесс начался в 2015 году.

Начались перемещения бригад из Центрального и Западного военных округов РФ к нашей границе. Сначала они жили в палатках — это были полевые лагеря и т.д. Шло накопление техники. А в 2016-17 годах началось активное строительство, возведение инфраструктуры: казарм, штабов, полигонов… Стоит дивизия или стоит полк – все, что касается его постоянного пребывания, полностью обеспечено. Включая жилые дома для офицерского состава.

И к декабрю 2018 года они вышли на оперативную готовность. Когда эти развернутые дивизии укомплектовались, провели учения, приняли участие в стратегических учениях Вооруженных сил России (их по несколько раз в этом году проверяли комиссии из Москвы, из ГШ) — сделали вывод, что они готовы к боевому применению.

— С чем связана декабрьская активность?

— Начался новый учебный период в Вооруженных силах РФ — зимний. Как традиционно было – сначала индивидуальные занятия, потом отделение, взвод, рота… А сейчас эти периоды, сам процесс боевой подготовки несколько изменился. Теперь они сразу начинают с проведения учений.

Например, в Черном море, в Крыму, 5-8 декабря были проведены широкомасштабные учения с привлечением ВДВ, военно-транспортной авиации, корабельного состава, авиации армейской, авиации тактической, самолетов-заправщиков…

То есть, на протяжении недели они отработали все вопросы, касающиеся переброски ВДВ на территорию Крыма, проведения воздушных и морских десантных операций, проведения сбора корабельной группировки и поражения объектов, которые находятся в акватории Черного моря.

Учения российских ВДВ

Эти учения должны были не только продемонстрировать нам и всему международному сообществу силу и преимущество РФ в Черноморском регионе, но и стать довольно мощным сигналом для населения их страны. Потому что режим санкций все-таки действует. Возьмем те же цены на нефть — для России это очень мощный удар.

И для того, чтобы удержаться, режим дает сигнал населению: враг – это Украина, это Запад, это США…

Произошла милитаризация не только наших оккупированных территорий, а по сути, всей европейской части Российской Федерации. Все постепенно накапливалось, накапливалось…

И сейчас мы уже не можем сказать, что России необходимо какое-то время для подготовки широкомасштабных действий против Украины — они могут начаться за один-три дня.

Потому что войска РФ стоят у нас на границе. Пройти всего 15-50 километров — на это нужен один день и они будут на нашей территории.

А вооруженная агрессия против наших кораблей продемонстрировала готовность РФ.

Россия полностью контролирует Азовское море и способна в любой момент закрыть Керченский пролив — пропускать только тех, кого захочет. По сути, блокада Азовского моря уже есть.

— Пограничная служба ФСБ России начала останавливать и обыскивать суда в Керченском проливе еще в конце апреля. А в мае уже многие били тревогу — события развивались по нарастающей.

— Как только был открыт Керченский мост многие наши обычные граждане, многие политики говорили: ну да, мост не построят или он завалится, как было в 40-х годах и тому подобное.

Но ведь нужно понимать, что, во-первых, современные материалы, современные технологии намного прогрессивнее, чем в прошлом веке. Во-вторых, этот мост имеет не только стратегическое значение для Российской Федерации, для переброски группировок на оккупированные территории Крыма, но этот мост будет позволять контролировать Керченский пролив.

Когда шел процесс делимитации границы (в 2006-2008 годах), когда мы почти вышли на процесс согласования договора о государственной границе, проблемным вопросом тогда как раз оставался Керченский пролив (Керчь-Еникальский судоходный канал), потому что он, по сути, при разделении отходил Украине.

Керченский пролив

А события 2003 года, когда россияне начали строить дамбу до острова Тузла — Россия уже тогда хотела изменить линию госграницы. Чтобы Керченский пролив (по Керчь-Еникальскому каналу) —- это была середина. Чтобы граница проходила по нему, а не за островом Тузла.

И если мы говорим о сегодняшнем дне, то Россия фактически достигла той цели.

Одна из задач России, и это четко прослеживалось в 2014 году, в самом начале агрессии — это лишение Украины выхода в мировой океан, полная блокада нашего побережья. Как Азовского, так и Черного морей. Крым был только первым этапом.

Потом проект «Новороссия», который предусматривал захват территории Украины от Харькова до Одессы. Этот план, только гибридным, «ползучим» методом, сейчас пытается реализовать Российская Федерация.

Намного сложнее России будет с Черным морем, на берегах которого находятся другие страны. В одностороннем порядке, как РФ действовала и действует с Азовским, с Черным морем ей не удастся «решить вопрос». Морские конвенции, морское право… И важный фактор — мощная поддержка Украины по факту вооруженной агрессии в районе Керченского пролива.

Россияне и тот же Путин видят эту реакцию мирового сообщества. Они понимают, что в случае дальнейших подобных агрессивных действий реакция тоже будет соответствующей.

— А понимают ли? Санкции одни, вторые, третьи… Если руководствоваться чистой логикой (есть действия — есть последствия), уже давно бы все завершилось.

— Они прекрасно понимают последствия и корригируют свои действия

— По ходу.

— А как же. Первое такое корригирование, по нашим оценкам, произошло в мае 2014 года, Сначала продвигался проект «Новороссия», а потом произошла Одесса. И после этого российские спецслужбы были вынуждены внести изменения в свой первоначальный план. Была ползучая агрессия с использованием пророссийских элементов, пятой колонны… Произошли события в Донецке и Луганске…

Так и сейчас. Мы не исключаем, что будет корригирование планов и задействованы гибридные подходы.

Например, экономические проекты, которые РФ продвигает в Черном море. Три наших месторождения, которые они захватили после аннексии Крыма — россияне на них уже хозяйничают. Они открыто заявляют: да, это наша территория.

Усилили охрану захваченных газовых вышек, активно их используют для ведения разведдеятельности. И не исключено, что в один момент скажут, что, мол, есть угроза террористических актов или каких-либо других действий, и что они «должны защищать территорию».

Самоподъемная буровая установка "Таврида"

На сегодняшний день минимум один боевой корабль Черноморского флота осуществляет защиту этих вышек. В какой угодно момент «охрана» может быть усилена.

Другие инфраструктурные проекты РФ, кроме моста — прокладка газопровода. И это тоже может стать поводом для усиления присутствия и закрытия Россией какого-либо района, проведения определенных действий. Конечно же, это будет преподноситься под соусом: мы ведь не просто так захотели, а для нас есть угроза.

Россия в большинстве случаев, как в случае с Керченским мостом, сразу же в информпространство выбрасывает заявления, навешивает ярлыки, проводит мощные информационные компании.

— Об информационной войне и реакции мирового сообщества давайте поговорим чуть позднее, а сейчас вернемся к реакции украинцев на озвученные данные о возможности широкомасштабных действий.

— Насчет паники приведу один пример. Как-то я принимал участие в одной программе на ТВ – в то время было обострение на линии фронта. Позвонила женщина, по голосу – где-то за 60, и произнесла очень хорошие слова: «То, что вы рассказываете, не считайте это запугиванием населения. Мы должны быть проинформированы и всегда быть готовыми к развитию более критической ситуации».

И это верно. Озвученные данные – не запугивание, а реальная оценка тех угроз, которые существуют. И эта угроза прописана в стратегии национальной безопасности.

Если говорить о военной доктрине, там четко сказано: на сегодня актуальной угрозой нашей национальной безопасности является усиление группировки российских войск возле нашей границы.

Если это усиление происходит, а оно может иметь различные формы (разворачивание новых соединений, проведение стратегических учений, во время которых к границе стягиваются военные силы) — соответственно, повышается уровень угрозы.

— По состоянию на сегодня: как военная разведка оценивает уровень угрозы?

— Он высокий. Он свидетельствует о том, что Российская Федерация той группировкой войск, которая у нее есть, и в той готовности, способна проводить широкомасштабные наступательные операции. В соответствии с данной угрозой Украина реагирует всеми возможными способами. Это объективная реальность.

Многие говорят: а почему в 2014 году мы не ожидали наступления России? Мы просто были не готовы — в первую очередь морально. И возвращаясь к словам той простой женщины — готовы должны быть все.

Наша история свидетельствует о том, что мы все время сталкивались с проблемами от соседей. Мы не можем их «убрать с карты», однако свою политику обязаны выстраивать с учетом этих факторов. С учетом потенциала таких соседей, того, есть ли территориальные претензии или другие проблемные вопросы. И, соответственно, быть готовыми к адекватным действиям.

Мы говорили, что в Крыму есть иностранная военная база (российская), которая постоянно находится в боеготовности и которая активно готовится к определенным действиям на Крымском полуострове. И это было прописано в тех документах, где четко обозначено: одна из угроз — это военное присутствие РФ на нашей территории. К сожалению, нам не удалось решить этот вопрос к 2017 году, как планировалось — когда истекал договор по Черноморскому флоту ВМФ России в Крыму. Началась агрессия России.

Подлодки ЧФ РФ во время учений в Черном море (2018 г.)

На сегодняшний день Крымский полуостров – как непотопляемый авианосец. Он выполняет свою роль. Те же функции, как и во времена Союза.

— Непотопляемый, но с большими проблемами. Для населения.

— Для России главная задача — базы и побережье, а проблемы остальной территории Крыма, населения, инфраструктуры, сельского хозяйства ее не волнуют.

— Тем не менее Крым называют любимой игрушкой Путина, это признает и его ближнее окружение. И у этой «игрушки» острая проблема с водой, что может стать причиной для более агрессивных действий РФ. В декабре было озвучено, что в случае полномасштабной агрессии России в Луганской области под обстрелами могут оказаться 83 населенных пункта, в которых проживают 130 тысяч человек. И на заседании комиссии в военно-гражданской администрации обсуждались все аспекты эвакуации. Но есть еще, например, Николаевская, Херсонская области.

— Во время военного положения руководители, в том числе администраций, провели определенные мероприятия. Это касается и гражданской обороны, и вопросов защиты различных объектов инфраструктуры, и др. Все должны быть готовы к войне.

Даже если не объявлено положение войны с Россией, то де-факто вооруженная, гибридная агрессия идет, она не прекращается.

Далее. Вспомните учения, которые российская армия провела в начале декабря – тогда возле Джанкоя высадился воздушный десант. Вы же понимаете, что не трудно пролететь еще, например, 15 километров и высадить его в Херсонской области.

Отмечу, что захват объектов инфраструктуры в этом регионе Россия активно отрабатывала еще в 2015 году. Именно по этой причине в Джанкое был размещен вертолетный полк. Сейчас там поставили дивизион комплекса С-400. Там находится батальонная тактическая группа, которая готова провести операции. Там же отрабатываются вопросы задействования воздушно-десантных войск, которые могут быть переброшены на нашу территорию.

На территории Крыма на боевом дежурстве пребывает четыре дивизиона российских зенитных ракетных систем С-400 "Триумф". В одном полном дивизионе - 12 пусковых установок, каждая из которых несет по 4 ракеты.

Цель – да, одна: это наши инфраструктурные, стратегические объекты. Это касается Каховского водохранилища, системы энергообеспечения, вообще обеспечения жизнедеятельности Крыма. Это объекты первоочередного поражения, захвата — в случае широкомасштабных агрессивных действий России. Об этом надо говорить.

Никакой паники, но все должны быть готовы к войне – ГУР
Каховская ГЭС

ИСТОЧНИК OBOZREVATEL

Подписывайтесь на наши каналы telegram в Тelegram и telegram в Youtube