Недавно летчик Василий Мулик стал кавалером ордена «Народный Герой Украины»

Begemot  ,новости ,Украина ,Народный Герой Украины ,летчик Василий Мулик

В свой 31-й день рождения пилоту вертолета Ми-8 Василию Мулику не до празднования было. Летчик постоянно летал вплоть до вечера, забирал раненых, доставлял воду, боекомплекты бойцам… Работы было очень много, поэтому все «вкалывали, как проклятые», 5-6 часов налета за день тогда были нормой. Сослуживцы мимоходом желали имениннику самого главного — мира в стране, беречь себя… Но тогда пилот и не догадывался, насколько актуальными эти банальные, на первый взгляд, пожелания станут уже завтра. На следующий день, когда Ми-8 полетит за ранеными, в вертолет выстрелят из переносной зенитно-ракетной установки…

Последний день лета 2014 года. Смеркалось. Экипаж Ми-8 во главе с Василием Муликом снова вылетел забирать раненных под Иловайском бойцов. Высота полета — предельно мала. Не было видно ни проводов, ни столбов, поэтому борт осторожно поднялся только на сорок метров. Однако враг заметил машину на фоне еще светлого неба. Бортовой техник внезапно крикнул: «Ракета!» Он увидел пуск. Василий Мулик моментально повернул голову и тоже увидел смертоносное белое пятнышко, за которым тянулся хвост дыма, что направлялось к вертолету. Пилот дал левый крен под девяносто градусов, бортовой техник тем временем отстрелил «асошки» (автоматическая система отстрела. — Авт.). О том, чтобы не зацепить провода, никто уже не думал.

— Ударов из ПЗРК не ожидали? — спрашиваю сегодняшнего орденоносца.

— Как раз таки ожидали. Поэтому мы и увидели ракету так быстро, что постоянно крутили головами. После первых сбитых бортов мы тщательно анализировали каждую ситуацию, обдумывали, как нужно действовать, если в следующий раз будут целиться в нас. И профессионализм в таком случае не работает, ведь опыта противодействия ракетам ПЗРК на вертолете нет. Я нарушил все инструкции, и другого выхода просто не было. Для пилота главное спасти экипаж, и неважно, как он это сделает. Когда один летчик сказал мне такую фразу, которую я всегда цитирую: «Тяни ручку на себя, даже когда чувствуешь запах цветов со своей могилы»… Я так и сделал.

— Благодаря нескольким сложным маневрам вам удалось избежать попадания ракеты в вертолет… Это единственный такой случай за время войны на Донбассе. Что же вас спасло?

— И не знаю, если честно. Сочетание многих разных факторов. Возможно, то, что бортовой техник Сергей Кужелюк увидел пуск ракеты, и мы мгновенно отреагировали. Возможно, просто повезло. Или ракета была некондиционная. Не знаю, серьезно. Да и никто этого не скажет. Когда мы вернулись в госпиталь, я сразу позвонил командиру и командующему армейской авиацией Валентину Пистрюге. Оказалось, что на ту же точку отправили еще один борт… К счастью, тогда удалось связаться с экипажем и вернуть вертолет.

— Ваш отец — летчик с огромным опытом. Обсуждали с ним ситуацию?

— Отец летал и в Афганистане, и в Чернобыле, и теперь летает. Но тогда были совсем другие ракеты, к тому же и местность у нас совсем другая. Перезвонил ему после того, как мы сели, сказал, что по нам работали из ПЗРК, он ругнулся… Потом все подробно обсудили и еще раз убедились, что тактические приемы, которым нас учили, уже устарели. Конечно, это был шок — на нашей земле по своим же вертолетам могут выпускать ракеты. Раньше мы были убеждены, что нас защитит высота… Добавлю, что мне повезло с вертолетом. Машины у нас хоть и старые, но надежные, на них еще работать и работать. К тому же технику постепенно улучшают. Да и в целом авиаторы уже более опытные, правда, опыт мы приобрели за очень высокую цену.

— В августе 2014-го ваш экипаж эвакуировал немало раненых. Сейчас общаетесь со спасенными ребятами?

— Очень многих ребят помню, так как проводил с ними по нескольку часов. На днях некоторые из них звонили, возможно, получится пересечься. Отвозил их в полевой госпиталь тоже 31 августа. А у бойцов мобильные телефоны в плену забрали. Поэтому я им свой телефон давал, чтобы родных успокоили. Контактами тогда не обменивались, приятно, что находят, не забывают…

— Вы много общаетесь с молодыми коллегами, даете советы, учите. Знаете какие-то особые секреты?

— Все познается в обучении, так всегда было. И, кроме практики, нужна еще и хорошая теоретическая база. Человека с телеги не снимешь и на вертолет не посадишь. Большинство авиаторов являются фанатиками этого дела. Кто работает кое-как, надолго здесь не задерживается или же всю жизнь сидит «праваком» и не растет. Авиация — это постоянное обучение.

Анастасия Олехнович,  «Народна армія»

ИСТОЧНИК Информационное Сопротивление

Подписывайтесь на наши каналы telegram в Тelegram и telegram в Youtube