Чемпионке Исландии по бальным и латиноамериканским танцам Ханне Рун и в страшном сне не могло приснится то, что она увидела в обычной российской больнице. Своими впечатлениями Ханна поделилась в блоге.

В российскую больницу спортсменка попала случайно. Ханна замужем за своим партнером по танцам Никитой Базевым.

Россия, РФ, Исландия, здравоохранение, новости

Пара решила навестить родителей Никиты в Пензе, и буквально в последние дни перед отъездом домой Ханна заболела. Краткий перевод истории ее «лечения» в России опубликовал в Живом Журнале блоге Илья Варламов.

«Приблизительно в три часа ночи я проснулась от ужасной боли в груди. Неважно, лежала ли я, сидела, стояла – боль только усиливалась. И наконец дошло до того, что мне казалось, будто бы меня били в грудь ножами, а раны посыпали солью. Терпеть такую боль было невыносимо. Я не могла больше стоять на ногах, я просто лежала на полу и корчилась в муках«, вспоминает Ханна.

Девушку отвезли в пензенскую больницу, где и началось, по ее словам, самое страшное.

Россия, РФ, Исландия, здравоохранение, новости

Когда Ханна осталась в палате одна, к ней пришел врач и ничего не объясняя сделал какой-то укол.

«Какое-то время я лежала одна в палате, потом я услышала, как открывается дверь и кто-то входит. И тут вдруг без единого слова меня перевернули на бок, стянули с меня бельё и сделали укол в ягодицу. Было такое ощущение, что укол мне сделали не тоненькой иголочкой, как обычно делают дома в Исландии, а спицей, самой настоящей спицей«.

У мужа Ханны и его мамы ушло немало времени, чтобы выяснить, что женщине сделали укол сосудорасширяющего препарата.

Россия, РФ, Исландия, здравоохранение, новости

«Я не успела опомниться, как очутилась в машине скорой помощи, так как меня решили перевезти в другую больницу. В машине меня положили на жесткую металлическую кровать без всяких ремней. Пока мы ехали, мне приходилось держаться за стены машины, чтобы не упасть. До другой больницы мы добирались около 20 минут. Водитель нёсся как угорелый, и несколько раз я чуть не свалилась вниз, так как держаться мне было не за что. Дорога, по которой мы ехали, была ужасной, как, наверное, сельская дорога где-нибудь далеко на ферме в Исландии. Машина постоянно подпрыгивала«.

В следующей больнице Ханну прежде всего встретили шум и ругань медсестер. Одна из них досталась ей в сопровождающие. Ханну покатили по коридору в кресле-каталке. По дороге Ханна попросилась в туалет, не зная, что это станет для нее отдельным российским приключением.

Россия, РФ, Исландия, здравоохранение, новости

Затем Ханну отправили на УЗИ органов малого таза, чтобы исключить вариант кровотечения. «Когда осмотр был окончен, мне сказали идти. Я попросила салфетку, чтобы вытереть гель в промежности после УЗИ, но мне сказали, что никаких салфеток у них нет. Мне пришлось надеть белье прямо так, через одежду наружу тут же просочился гель«.

Врачи настояли, чтобы Ханна осталась на обследование еще на несколько дней. Ее мужа отправили домой. Рядом с Ханной осталась мама Никиты, которая хоть и поддерживала девушку, но объяснить ничего не могла, поскольку плохо говорит на английском.

Россия, РФ, Исландия, здравоохранение, новости

К этому добавилась капельница, установленная в соответствии с высокими стандартами пензенской медицины.

«После того, как медсестра воткнула мне в руку иглу от капельницы, она просто встала и вышла, не сказав ни слова. Я думала, что, может быть, она вернётся с каким-нибудь пластырем или повязкой, чтобы закрепить иглу, но она так и не пришла«.

Пробуждение не принесло облегчения. Очнувшись, Ханна снова сделала ту же ошибку — попросилась в туалет.

«Медсестра достала из-под кровати судно со старой липкой мочой. Никитина мама опередила меня с просьбой лучше вытащить капельницу на минутку из моей руки, чтобы я могла быстренько сбегать в туалет, но медсестра не разрешила».

Россия, РФ, Исландия, здравоохранение, новости

Тут подоспел план дальнейшего обследования. Ханне сообщили, что ее сейчас повезут на операцию. В панике она дозвонилась мужу, который поговорил с врачами. Оказалось, оперировать Ханну хотели лишь для того, чтобы посмотреть, что с органами все в порядке.

Объяснить, что пациентка с такой перспективой не согласна, потребовало отдельных усилий. Отменив операцию, врачи отправили Ханну на гастроскопию — процедуру, при воспоминании о которой даже у коренных россиян по коже бегут мурашки.

«Врач стал засовывать мне в глотку этот шланг. У меня начались рвотные позывы. Мне было тяжело дышать, и мне казалось, что меня душат. Я изо всех сил пыталась успокоиться и думать о чём-нибудь приятном. Мне было очень тяжело дышать. Мне казалось, что доктор никогда больше не вытащит из меня эту трубку. Я чувствовала, как она давит на стенки моего желудка. Я смотрела на маму Никиты, которая плакала от беспомощности«.

Россия, РФ, Исландия, здравоохранение, новости

Ханна должна была пробыть в больнице еще три дня, но, не выдержав, уговорила мужа на побег.

«Как только мы вернулись домой к никитиным родителям, я первым делом сняла с себя одежду и обувь и побежала в душ. Обувь, в которой я была в больнице, я выбросила, мою одежду мама Никиты тут же постирала. Какое-то время после возвращения домой меня не покидало чувство беспокойства. Мне всё казалось, что доктора этой ужасной больницы придут за мной и вернут меня обратно«.

ИСТОЧНИК Тут и там

Подписывайтесь на наши каналы telegram в Тelegram и telegram в Youtube