7 августа 1932 года по инициативе Генерального секретаря ЦК ВКП (б) И. В. Сталина было принято Постановление ЦИК и СНК СССР, официально названное «Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной (социалистической) собственности». В историческую публицистику оно вошло под названиями: «Закон о трёх колосках», «семь восьмых», «закон от седьмого-восьмого», указ «7−8» (в блатной среде).

Закон о трёх колосках, Сталин, СССР, предшествие голодомора, новости, Украина, Begemot, begemot.media, Begemotmedia

6 августа 1931 года, после возвращения из Москвы, Бернард Шоу читает в Лондоне полуторачасовый доклад о СССР. Шоу охмурен СССР.

«Пенитенциарная система в России и суровая, и, вместе с тем, чрезвычайно гуманная. Можете очень дешево убить человека: отделаетесь четырьмя годами тюрьмы. Но за политическое преступление вас казнят. Против этого так называемого террора возражают только наиболее глупые люди из несчастных остатков интеллигенции…»

Отвечая на вопрос аудитории, верны ли слухи о голоде в советской глубинке, Шоу ответил: «Помилуйте. Когда я приехал в Советский Союз, я съел самый сытный обед в моей жизни».

Приблизительно в то же время, когда Шоу жевал сытный обед, будущий писатель Камиль Икрамов ехал в поезде из Ташкента через казахскую степь. Камилю тогда шел пятый годик, но он на всю жизнь запомнил картинку за окном.
Вся степь, от горизонта до горизонта, устлана человеческими трупами. Люди шли в сторону Китая, чтобы найти хоть какое-то пропитание. Тысячи умирали от голода прямо по дороге. Голод в Казахстане – это следствие конфискации и падежа скота.

На пике голода, 6 августа 1932 года, в газете «Правда» выходит статья Сергея Кирова, первого секретаря Ленинградского обкома ВКП (б): «Наша карательная политика очень либеральна. Мне кажется, если человек уличен в воровстве колхозного добра, так его надо судить вплоть до высшей меры наказания. И если уж смягчать наказание, так не менее, чем на 10 лет лишения свободы…».

На следующий день после публикации статьи Кирова, 7 августа 1932-го, вышло постановление «Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной (социалистической) собственности». В будущем этот закон станет известен как «Закон о трех колосках».

Согласно постановлению, к расстрелу или к лагерям приговаривались даже те, кто в период жесточайшего голода, чтобы выжить, срезал с колхозного поля пучок колосков или же клубень картофеля.

Осужденные по этому закону не подлежали амнистии. К 15 октября 1933 года за нарушения этого Постановления ОГПУ арестовало 211,3 тыс человек.

Чтобы спастись, люди пытались покинуть зоны бедствия. Перебраться в города, где был хоть малейший шанс на выживание.

2 февраля 1933 года Генрих Ягода, руководитель органов безопасности СССР, пишет докладную записку Сталину и Вячеславу Молотову: «Для пресечения массового выезда голодающих из Украины и Северного Кавказа транспортными органами ОГПУ организованы на дорогах заслоны и оперативно розыскные группы».

Писатель Александр Солженицын позже в «Архипелаг ГУЛАГ» запишет: «Люди бежали из Украины, приезжали в Медвежьегорск в центр Беломорского-балтийского лагеря и пытались работать возле концлагеря, и так спастись от голода. Зеки из зоны выносили им поесть».

Всего же, по закону за 1932—1939 гг. было осуждено 183 тыс. человек. На 1 января 1939 г. в лагерях НКВД СССР находилось 27 313 лиц, осуждённых по закону от 7 августа 1932 г. Закон утратил силу в связи с принятием указа «Об уголовной ответственности за хищение государственного и общественного имущества», изданного 4 июня 1947 года.

Александр ПАСХОВЕР

Подписывайтесь на наши каналы telegram в Тelegram и telegram в Youtube