21 апреля Украина окончательно и бесповоротно стала демократией. С этого исторического дня стало ясно, что, по образному выражению российского историка и тележурналиста Сергея Медведева, Украина – это страна, в которой «граждане меняют реальность вокруг себя».

Украина, выборы, демократия, Россия

В будущем украинцы свободно изберут себе того, кого захотят и на момент выборов будут считать достойным – мать-одиночку, католика, гея, профсоюзного активиста или даже вновь Петро Порошенко, — пишет Константин Эггерт для Делфи.

41-летний Владимир Зеленский – один из самых молодых глав государств в мире и самый молодой на постсоветском пространстве. Столь откровенно несистемный человек избирается на столь высокий пост на пространстве бывшего СССР, пожалуй, впервые со времен перестройки и краха коммунистической империи.

Зеленский победил соперника на честных, демократических и свободных выборах с трехкратным преимуществом. За него проголосовал как восток, так и запад страны – то есть звезда ТВ-шоу в минувшее воскресенье получил крайне редкий в демократиях безусловный мандат доверия. Потерпевший поражение Петро Порошенко провел себя с впечатляющими достоинством и тактом. Одним этим он обеспечил себе почетное место среди крупнейших европейских государственных деятелей — в дополнение к далеко не закончившейся политической карьере.

Вдобавок, после инаугурации нового президента Украина станет единственной, помимо Израиля, страной мира, в которой и глава государства, и глава правительства – евреи. Если Украиной управляет «фашиствующая бандеровская хунта», о которой пять лет талдычит российская пропаганда, то это самая засекреченная и самая комичная хунта в истории.

Реакция политически активного меньшинства в России на украинские выборы, судя по социальным сетям, была, в основном, восторженной: «Хотите, как в Украине!» — «Очень хотим!» — вот смысл десятков тысяч постов в первые часы после сообщения о том, что Петро Порошенко позвонил Владимиру Зеленскому поздравить его с победой. Даже те, кого победа Зеленского огорчила, озабочены скорее тем, как бы избранный президент не дрогнул перед Путиным.

Но еще больше впечатлила сюрреалистическая дискуссия кремлевских марионеток из Совета Федерации и штатных пропагандистов на государственных телеканалах о том, признавать или нет результаты волеизъявления украинцев. Назидательный твит Дмитрия Медведева в адрес Зеленского с поучениями на тему «Надо быть честным и ответственным» читался как рассказ Кафки. Вдобавок премьер-министр России в духе нового кремлевского магизма старательно ни разу не упомянул Владимира Александровича по имени – в точности как Путин Навального. Alter ego президента Дмитрий Песков уже сообщил журналистам, что Кремль пока не будет поздравлять Зеленского с победой.

Для этого, по его словам, нужны «конкретные дела». Читай – выполнение хотя бы одного пункта минских договоренностей. Если исходить из официальной кремлевской позиции, что между двумя странами нет войны, то это заявление — оскорбительное. Так разговаривали в 19 веке с колониями. Можно, конечно, считать, что «проект Зеленский» — глубоко законспирированный кремлевский заговор и Путин создает таким образом репутацию своему агенту. Но я убежден: никакого заговора нет.

И когда Зеленский во время предвыборной кампании назвал Путина «врагом», это тоже не было маскировочным пустословием. Никаких принципиальных изменений в отношениях двух воюющих стран после инаугурации Владимира Зеленского не произойдет. Он, может быть, встретится с Путиным, и тот (опять же, может быть) сделает демонстративный жест (прежде всего для Запада) — освободит захваченных в Керченском проливе украинских моряков. А вот с ответными шагами, типа выполнения хотя бы каких-нибудь положений минских соглашений, есть проблемы.

Украина считает их вынужденными и подписанными под давлением. И теперь именно всенародное доверие, оказанное новому президенту, гарантирует, что Зеленский не сможет пойти на сделку с Путиным – даже если бы очень этого хотел. Он не сможет ответить на чаяния тех, кто голосовал в первом туре за самого «промосковского» кандидата Юрия Бойко. Потому что должен теперь выражать чаяния всего общества – в том числе отдавшего ему свои голоса непримиримого запада страны. К слову, не смог бы ничего сделать и Бойко, случись ему чудом избраться.

Поэтому перед Путиным теперь стоит тройной вызов. Во-первых, проверить Зеленского «на слабо». Например, начать демонстративную раздачу российских паспортов жителям оккупированных районов Донецкой и Луганской областей и посмотреть, как отреагирует президент Украины. Или вновь заблокировать Керченский пролив и протестировать украинского верховного главнокомандующего на быстроту и решительность реакции. Или что-то еще в том же духе.

Во-вторых, Москва попытается максимально повлиять на результаты предстоящих в октябре парламентских выборов в Украине. Задачей будет помочь пройти в Верховную Раду максимальному числу коррумпированных, ненормальных и управляемых кандидатов. Очевидно, главная ставка будет сделана на партию Виктора Медведчука. Но, уверен, и других не забудут, включая крайних националистов. Денег администрация Путина на это жалеть не станет.

Кремлю нужно максимально парализовать работу как исполнительной, так и законодательной власти страны, чтобы способствовать тому самому хаосу. Ведь нужно продолжать убеждать россиян, что им лучше с Путиным, чем «как на Украине».

А это, в-третьих и главных, будет нелегко после 21 апреля. Пять лет бесконечных ТВ-шоу «про Украину» взорвали пропагандистский танцпол в прямом смысле слова: теперь вся Россия знает, что в соседней, некогда «братской» стране, где, по утверждениям самого Владимира Владимировича, живет «тот же народ», вдруг взяли и свободно поменяли президента на честных выборах. На фоне повторяющего одно и то же, откровенно скучающего 66-летнего Путина, который ни разу не участвовал в реальных выборах, и 41-летний энергичный и неформальный Зеленский, и готовый встать на колени перед народом действующий президент Порошенко смотрятся как существа с другой планеты.

И это потенциальная угроза, которую российский политический режим попытается купировать заранее, и как можно скорее. До выборов в Государственную думу – два года. До президентских – пять. А действовать нужно уже сейчас, чтобы не дать украинской «заразе» распространиться в России. Но закручивания гаек внутри страны может оказаться недостаточно. Уверен: комендант осажденной «Крепости Россия» уже обдумывает — не начать ли новую «маленькую победоносную войну»?

Подписывайтесь на наши каналы telegram в Тelegram и telegram в Youtube