Почти два года провел в плену полковник Иван Безъязыков. Слава Богу, и спасибо СБУ и всем, кто помогал, что удалось его вернуть. История очень примечательная.

Полковник Безъязыков занимал очень важную по названию должность – был начальником разведки сектора «Д», который прикрывал границу в Донецкой области.

бегемот, begemot, begemotmedia, новости, плену, полковник, АТО, СБУ, освобождение, Украина

13 августа 3-я батальонно-тактическая группа 30-й механизированной бригады оставила село Степановка на границе с РФ. В результате массированных ударов российской артиллерии и танковых атак российских боевиков, командование части потеряло управление, в результате начался неорганизованный отход, возникла паника.

Часть военнослужащих присоединилась к 1-му и 2-му батальонам бригады, которые заняли Миусинск и вышли на Лутугино из окружения, часть выбралась в тыл, часть уехала вообще из зоны АТО в пункт постоянной дислокации в Житомирскую область. Исчезло с учета несколько сот людей. Это привело к слухам, которые из-за паники многократно преувеличивали реальные потери – погибло и пропало без вести тогда реально около 30 человек, еще примерно 20-30 человек оказалось в плену.

Разобраться в обстановке, правда, у Литвина не было времени и возможностей, потому что 30-й бригаде ставил задания лично командующий АТО Муженко, хотя она и действовала в секторе «Д» и взаимодействовала с Литвиным. Этот хаос в командовании, когда постоянно нарушалась субординация, и приказы частям ставил напрямую командующий или разные начальники, вообще здорово запутывал обстановку на всем фронте.

Командующий сектором «Д» генерал Литвин, видимо, под воздействием стресса, принял тогда решение – приказал полковнику Безъязыкову, командиру роты глубинной разведки 54-го разведывательного батальона Евгению Мандажи и юристу, майору Валерию Шмегельскому, поехать на переговоры с российским командованием и забрать тела погибших украинцев.

Отчасти понять логику Литвина можно – система управления не работала, везде ездили с заданиями какие-то доверенные лица. А тут погибли люди, надо забрать тела, нужны те, кто способен говорить с россиянами – все же знали, что это российская армия воюет. Надежных людей тогда было мало, и все офицеры штаба ездили самостоятельно без охраны по зоне боевых действий, многократно попадали в засады и могли попасть в плен.

Но все-таки направить специально для контакта с врагом начальника разведки – это даже для хаоса тех дней было странное решение. И так же странно было, что полковник согласился ехать на такое задание – ну он-то должен был понимать, как рискует собой и двумя товарищами. Однако судя по всем эмоции взяли верх. Это отчасти тоже понятно – никто не понимал масштаб беды, и все-таки риск был явно нерасчетливый… Отчаянно смелые мужики, конечно, поехали.

К сожалению, оценка обстановки оказалась абсолютно неверной. Во-первых, российские войска действовали в качестве огневой поддержки для многочисленных банд наемников, которые никаким командам не подчинялись, и занимали передовые позиции. Во-вторых, ездить по зоне боевых действий с белым флагом, рассчитывая, что встреченные вооруженные люди будут словно английские джентльмены соблюдать Женевскую конвенцию – надо быть очень наивным человеком. В-третьих, зачем для такого опасного задания посылать трех офицеров во главе с полковником разведотдела?! В-четвертых – идет война, зачем посылать сотрудников штаба выполнять самостоятельные задачи в тылу противника, это же не полицейская операция и не маневры.

Разумеется, наших военных, которые направились в тыл к боевикам, 18 августа задержала одна из банд наемников, к огромной радости полевого командира, который тут же сочинил для своих московских хозяев байку, что якобы его отряд совершил рейд и где-то далеко в укропом тылу совершил «подвиг» и поймал высокопоставленных офицеров. Наши офицеры поехали к врагу с настоящими документами, о том, что Безъязыков – разведчик, а Мандажи – командир разведроты, также сообщалось в довоенных сообщениях в интернете. Разумеется, боевики обрадовались такой наивности украинских военных и стали торговаться, чтобы повыгодней обменять или продать пленных.

Противник не мог поверить, что украинское военное командование вместо организации нормальной разведывательной работы использовало начальника разведки 8-го армейского корпуса и сектора «Д», а также командира роты не для секретного задания, а просто как посыльных. Российское командование также не могло поверить, зачем полковник, который работал по специальности много лет и принимал участие во многих международных учениях, профессиональный разведчик, полковник штаба корпуса, ездит с белым флагом как волонтер по передовой.

К сожалению, это было действительно фантастическое головотяпство.

У Безъязыкова был с собой телефон, в котором находились номера десятков офицеров штабов секторов «Д» и «Б» – менять пришлось всю систему безопасности и связи, потому что было очевидно, что противник постарается вытянуть из пленных все, что они знали, а знали они очень много.

Всех трех пленных зверски избивали, Мандажи и Шмегельского обменяли еще в 2014-м, а Безъязыкова держали почти два года. Из-за того, что Ивана не было в списках на обмен, распространялось много слухов – что якобы перешел на сторону противника. На самом деле нет. Из-за высокого статуса офицера, его просто не хотели светить в списках на обмен, и держали подольше.

И только его жена верила и боролась все эти два года, что ее муж — не предатель, что его надо вернуть, что он жив.

Теперь Ивана Безъязыкова ждет отдых, семья. А после проверки – вероятно и служба.

ИСТОЧНИК http://uainfo.org/blognews

Подписывайтесь на наши каналы telegram в Тelegram и telegram в Youtube