Города мои распадутся на камушки.
Жизни их кто-то выпьет до донышка.
И забудем мы их, в лету канувших.
И потянемся вновь, жизнью к солнышку.

Я часто пишу о том, что это страшно — видеть смерть своих городов. И если бы их жизнь закончилась в 90-х, в этом аду тлена и распада, я бы еще поняла. А так… Ведь большинство городов Донбасса вошли в войну прямо из расцвета.

Смогу понять так и не вырвавшиеся к цивилизации из совка Горловку, Снежное, Торез, когда мой Свердловск искрился жизнью, расцветал бизнесом и наполнялся благополучием работающих на местных предприятиях людей, эти города так и остались где-то там, в 90-х. Я не знаю, почему так произошло.

Расцвел Донецк. Расцвел Луганск. Преобразился. И хотя там много было вот этого донбасского па-багатому, пышной мещанской маргинальности города, который очень хочет себя показать, доказать, что он уже не периферия, а уже почти и ничего – много люрекса на людях, мрамора на зданиях, неона и стразиков на всех подряд. Все равно уже нравилось. Уже дышалось современностью. Уже чувствовалась стабильность.

Мы (Свердловск, Ровеньки, Краснодон) — активное приграничье. Огромные рынки, ювелирные магазины, часто просто в ряд, книжные, продуктовые, вещевые супермаркеты, салоны красоты, салоны техники. На Свердловском рынке в 2013-м году можно было купить красную и черную икру, семгу, лосось, все виды креветок, мидии, кальмары и другие морские деликатесы. Открылось отделение «Книжного клуба». Согласитесь, в не читающем городе без спроса вряд ли открылся бы такой магазин. И это не считая 5 больших книжных магазинов и огромных книжных рядов на рынке.

Может, свою роль сыграла близость к границе, высокий процент предпринимателей в городе. Стоматологов было больше 30 кабинетов. Частных. Городская стоматология тоже была. Вообще было много частных медицинских кабинетов. Солевая комната. Массажные кабинеты. Частные логопеды. Частный детсад. Кардиолог. Пульмонолог. ЛОР. Кабинеты УЗИ. Да, это частная практика. Везде по записи.

Я много пишу о довоенном городе. Были проблемы. Экология. Коррупция. Ужасало. Когда не бедные депутаты, члены ПР, работники ТОВ ДТЭК, предприниматели, «выписывали» себе на сессии социальную помощь из бюджета города, премии в размере 300 минималок. Деньги здесь «мылись» в миллионах. Госзаказы на ремонты школ шли на суммы со многими нулям. Делались тяп-ляп. На следующий год все повторялось. Все были счастливы: власть, приближенные. Дороги были так себе. С водой проблемы. С озеленением ужас был. На бумаге власти «озеленяли» город туями и кипарисами, а на деле… Почему-то вдруг па-багатому стало парк без деревьев из тротуарной плитки и металла. Это ТОВ ДТЭК урбанизировал город. Ну, вроде бы, в Донецке за это хвалили, а в нашем шахтерском городишке, стоящем на степном ветру, где температура + 45 в тени в июле норма, это было нелепо.

И все же, если отбросить все минусы, город развивался. Стремительно. Неудержимо. Люди строились. Покупали машины. Когда в 2014-м к нам зашли донские казаки из РФ, они прятались на шахтах. Подъехав к шахте «Должанская-Капитальная», он остолбенели и долго не решались заехать на шахтный двор, хотя их там ждали представитель «народного ополчения шахты «Должанская-Капитальная» (народные ополчения сразу формировались на шахтах и имели названия по имени шахты, потом они объединились в первую казачью сотню имени Стаса Синельникова, и уже потом переименовались с «РИМ»). На шахтной стоянке (асфальтированной, с охраной, освещенной) стояли иномарки, джипы, хюндаи, мазды, нисаны, бмвухи.

Казаки спрашивали, что это за здание, может это совнарком какой, или правительственное учреждение, сбор депутатов, раз столько иномарок, да таких, что они себе никогда позволить не могли даже в мечтах. Им пояснили, что это обычная стоянка машин работников шахты, шахтеров, у начальства вообще другая стоянка. У казаков был шок. Им же на России показывали Украину «голи-боси», загниваем, голод, без помощи России никак. А тут такой пассаж.

Уже к августу 2014-го многие иномарки поменяли собственников, перекочевав к новой «казачьей» власти города. Так шахтеры узнали, что за кого бы ты ни был, свои у каждого свои, и русские «братья» во всех их бурятско-кизячих обличиях здесь только чтобы грабить, убивать и мародерить.

Население здесь говорило на русско-украинском суржике, подчеркнуто выдавая его за русский язык. Но все же русских слов было больше, хотя здесь никогда не говорили «деревня», только село или поселок.

Опять же, «деревня», то есть, село. Для русских были шоком села приграничья. Свердловск, это город-район. У нас в подчинении горадминистрации были и все поселки, и села. Вот село Бирюково (Криничне), это асфальт, красивая церковь, газ, водопровод, спутниковые антенны, кованые ворота, жалюзи, ондулин на крышах, опрятные дома, розы, газоны, современная школа, клуб, магазины. Русские сверялись с картами и уточняли «какой это город». Узнав, что это село, а до города 35 км, столбенели.

Зато Луганщина проигрывала Донетчине дорогами. Это было смешно. Вот едешь, ковыляешь между ямами, а потом такая линия среди асфальта, ямы заканчиваются и ровная дорога- закончилась Луганская область, началась Донецкая. Все чмакали «о, Янык для своих». Но это трассы. Проехать по Снежному, Торезу, Горловке — квест.

Для каждого, понятное дело, свой город самый лучший на земле. Может, кто-то найдет и поэтически, и экономически опишет ту же Горловку с Торезом. Но вот даже земляки пророссийской направленности мне пишут-да, мол, хоть ты и правосечка-нацистка, но, тут права, из песни слов не выкинешь. Мы жили лучше того же Антрацита, Красного луча, а уж о контрастных забвениях типа Горловки и Снежного, сказать нечего. У нас так только Шарапкино выглядело. Замолкают, — та не, Шарапкино лучше.

Сейчас потихоньку города равняются. Нет, не в сторону развитых. А в сторону деградации. Теперь в ОРДЛО любой город — Горловка.

Дорог нет. Предприниматели закрывают свой бизнес. Перевозчики сходят с маршрутов. Закрываются шахты. Заводы. Рушатся дома. Бесконечные взрывы газа. Пожары. Рушатся крыши. Закрываются больницы и школы.

Как-то держатся центральные улицы. Донецк-это чистота и розы летом в центре. Окраины… То же в Луганске. То же в Свердловске. Здесь даже КПП на границах, разбитые в 2014-м, не привели в порядок. Дыры залатали и все.

Донбасс стал похож на времянку. Типа шалаша, слепили из того, что было, сколько отстоит, а там…

Наши города складываются, как карточный домик. Да, шулера поиграли здесь неплохо. Многие на войне нажили миллионы. Кто на угле, а кто и на культуре. А кто и на разграблении своего же города.

Но радует одно, распил идет теперь уже российского бюджета, так что премии юным фотографам ОРДЛО в 75 000 рублей, годное дело. Рубли-то из русских пенсий и социалки взяты. Оккупировали — пусть платят.

Кстати, распил российских денег, поступающих в ОРДЛО, опять же, говорит о временных отношениях. Да, такая политическая времянка. Временные власти ОРДЛО понимают, что они временные, поэтому временно улыбаются русским и временно, но интенсивно, шарят у них в кармане.

Жаль, что и города уже опустошили. Сначала русские вывозили отсюда все, на что глаз лег: от заводов до унитазов с разбитых домов. А потом за них принялись свои.

Да, мы приграничье. Мы видели все. Нам врать трудно. Поэтому русская пропаганда здесь людей стала раздражать раньше, чем в остальных городах. Приграничье видело, как заходили русские с чем, кто, на чем.

Бурятов и казахов, татар, мордвин, курдов, осетин, кадыровцев, псковян, разянцев, тамбовцев, красноярцев, хабаровцев, ростовских…

С зелеными флагами «За царя Николая», с красными «Трудового красного знамени», даже с флагом какого-то пионерского отряда. На Донбассе были русские националисты со свастикой (фашисты), левые (ленинцы), авторитарные левые (сталинисты), казачество, национал-большивики, социалисты, борцы с рептилоидами и масонами, антисемиты, православные коммунисты, путнисты-монархисты, путинисты-коммунисты, и даже просветленная полковница Ирина Цезарь с космическими технологиями.

Мы видели, как они выходили. Вывозили на БТРах, в машинах, на автобусах, на грузовиках даже заборы, люстры, унитазы, пластиковые окна, мебель…В общем все, что они могли унести из обстрелянных им городов Донбасса.

Сколько заводов потеряло современное оборудование и остались с допотопным ничем? Сколько заводов было полностью вывезено на Россию, да еще вместе с рабочими, так как россияне не смогли настроить и запустить заводы? Мы уже давали эту статистику, не хочу повторяться.

Когда наши города грабили русские «освободители», это можно было понять. Оккупант-освободитель, он такой. Советские войска везли из Берлина, часы, посуду, мебель, вещи, вырванные у немок золотые зубы, сережки, швейные машинки и кружевное нижнее белье.

Спросите Чехию, Польшу, Афган, Грузию…. Спросите всех, кого «освобождали» русские, и вам расскажут одну грустную историю о караванах освободителей.

То есть, действия оккупанта по отношению к оккупированной территории логически понятны: разграбить, уничтожить, поживиться и сделать ее непригодной для жизни и восстановления.

Но вот действия тех, кто «народная милиция», «народное ополчение», «наварасы», «граждане республик», «народ Донбасса», то есть, местное население. Как оценить их действия по разворовыванию своего края и мародерства своих земляков? Как понять тех, кто под шумок разворовывает свои города?

Как быть, когда мародеры твоих городов – это жители города, которых ты знаешь лично?

О себе они говорят просто: «нас все кинули, нам нужно выживать». Разграбили дом беженца (как мой, например), ответ прост- «тебе там, на Украине, все дали, а нам тут выживать». Они жертва. Всегда. В любом разговоре. Они – жертва! Мы — виновники, мы предатели, мы не объяснили, их обманули. Точка!

Поэтому в ОРДЛО разворовывают все и все. Врачи и медсестры больницы. Чиновники бюджет, гуманитарку и предприятия. От чиновников не отстают рабочие предприятий, скручивая все болты и гайки. Железнодорожники разбирают железную дорогу. Мирные граждане снимают канализационные люки. Брошенное здание разбирается на кирпич. Даже армия ОРДЛО тщательно разворовывается и продается на металл — русские еще привезут.

Если об оружии, то «русские привезут». Если о восстановлении городов — «укропы зайдут-восстановят». Да, именно так. О возвращении Украины сюда говорят все, даже в «администрациях» ОРДЛО, в больницах, на заводах, и именно так — «зайдут-восстановят, им некуда деваться».

И, думаю, что именно те, кто сегодня разбирает Донбасс на камушки, и будет требовать от нас, зашедших, восстановления всего разграбленного. «Народом Донбасса». «Освободителями». «Защитниками». Здесь большой выбор разбирателей на камушки. Восстанавливателей пока нет. Ждут!

А на OLX можно купить Донбасс. Собрать его по кусочкам. Найти свои вещи. Увидеть в категории «продается» свой дом или свое промышленное помещение. OLX – карта Донбасса. Как пазлы. Камушек к камешку. Дом к домику….

В скринах некоторые части наших городов. Так, по мелочи. Тепловозы. Дома. Заводы. Провода. Столик без столешницы, видимо, украденный из какого-то продаваемого дома. Продавец один. «Риелтор». Возможно, даже без кавычек. Возможно, даже в законе. Ну, там налоги и все такое, регистрация в Украине. Хотя, как мне подсказали, реализатор, не последнее лицо в «мгб днр». Хотя, уставшие от войны люди могут и ошибаться. Может честный предприниматель. Нашел, так сказать, свою золотую жилу. Часто ездит по делам в Украину и Россию. Сделки, они бывают разные.

Если поискать, там, среди объявлений можно найти Свердловск и Ровеньки, Горловку и Торез, Макеевку, Донецк и Луганск. Есть люди, пытающиеся продать свое, личное. Это единичные объявления. Вещ б-у. Дома. Иногда станки или оборудование. А вот череда объявлений от одного лица , это «риелтор». Скупщик. Отжимщик. «МГБисты», продающие улов, выдавленный под пытками из своих жертв. Просто мародеры-одиночки. Ну, ли предприниматель-риелтор, нашедший свою золотую жилу.

На OLX можно купить Донбасс. Собрать его по кусочкам. Найти свои вещи. Увидеть в категории «продается» свой дом или свое промышленное помещение, свое столовое серебро и свою люстру….

OLX – карта Донбасса. Как пазлы. Камушек к камешку. Дом к домику… Слеза к слезе…

ИСТОЧНИК

Подписывайтесь на наши каналы telegram в Тelegram и telegram в Youtube