С тех пор, как Кремль вмешивался в президентские выборы в США в 2016 году, западные столицы были встревожены российскими кампаниями гибридных боевых действий. То, что эти действия не ограничиваются национальной сценой США, было озвучено председателем комитета разведки Сената США Ричардом Барром, который предупредил французских и немецких союзников Вашингтона о явном и скрытом вмешательстве Москвы в выборы в их странах, пишет издание Carnegie Europe.

Begemot  ,новости ,Украина ,Западные столицы ,президентские выборы ,российскими кампаниями

Германия, в частности, уже столкнулась с этим явлением еще до ноября 2016 года. Будучи ключевым игроком в ЕС и благодаря своим особым отношениям с Москвой, Берлин особенно уязвим для данной тактики России. Учитывая этот статус, Германия должна реагировать на российскую гибридную войну многими способами, как внутри страны, так и за рубежом.

ЕЖЕДНЕВНОЕ БЕСПОКОЙСТВО

С 2014 года и начала кризисов в Восточной Украине и Крыму Германия неоднократно становилась жертвой попыток манипулирования Россией. Берлин в основном обеспокоен новыми методами и стратегиями вмешательства, с которыми он сталкивается.

Инцидент, который наиболее заметно запечатлелся в памяти правительства Германии, — это так называемое «дело Лизы». В январе 2016 года в социальных сетях распространились сообщения о том, что тринадцатилетняя русскоязычная немецкая девушка по имени Лиза пропала и в течение тридцати часов якобы была изнасилована тремя беженцами. Благодаря расследованиям немецкой полиции обвинения были быстро развенчаны: девушка была с другом и не была изнасилована. Однако российские отечественные и зарубежные СМИ сразу взялись за эту историю и настаивали на ее достоверности. Как следствие, группы из немецкого русского меньшинства и правых сторонников организовали совместные демонстрации перед Федеральной канцелярией в Берлине. Инцидент достиг своего пика, когда министр иностранных дел России Сергей Лавров обвинил немецкие власти в политически мотивированном сокрытии истории.

Помимо этой неудавшейся операции дезинформации, немецкий бундестаг испытал на себе несколько кибератак российских хакеров в 2015 и 2016 годах. На этом фоне неудивительно, что канцлер Германии Ангела Меркель заявила, что борьба с такими нападениями с российской стороны стала повседневной задачей. Кроме того, внутренняя разведывательная служба Германии предупредила немецких политиков о попытках России повлиять на парламентские выборы в сентябре 2017 года. Эту озабоченность поддержал глава иностранной разведки Германии Бруно Кал.

Гибридная война России не ограничивается кибератаками и дезинформационными операциями, но также включает экономическое давление, шантаж, использование доверенных лиц и эксплуатацию меньшинств в целевых странах. Все эти тактики были использованы в немецком контексте. Поскольку гибридная война включает в себя всеобъемлющий набор инструментов, стратегия обороны для борьбы с таким видом войны является серьезной проблемой. Чтобы бороться с такой тактикой, национальные власти должны спросить себя: почему целью стали они, каковы их уязвимости и как они могут их ограничить?

ПОЧЕМУ ГЕРМАНИЯ?

Берлинская реакция на кризис в Украине

В основе интереса России к противостоянию в Германии лежит ведущая роль последней в европейском контексте. Берлин был основным инициатором санкций ЕС против Москвы в ответ на ее аннексию Крыма в марте 2014 года. Кроме того, правительство Германии в тесной координации с Францией представляет собой западную часть Нормандского формата, который является основной группой переговорщиков, работающих над разрешением украинского конфликта. (В этот формат также входят Россия и Украина). Вскоре после начала кризиса на востоке Украины Меркель возглавила переговоры с президентом России Владимиром Путиным. Следовательно, Кремль проявляет естественный интерес к влиянию на другую сторону переговорного стола, поэтому Германия вынуждена быть более благоприятной по отношению к намерениям России в ходе переговоров.

Конфронтация между двумя государствами отражается прежде всего на вкладе Германии в позицию НАТО в Восточной Европе против возможной российской агрессии. Несмотря на недостаточное финансирование Бундесвера, Берлин продемонстрировал решительный ответ на меняющиеся условия безопасности в Европе, вызванные кризисом в Украине. Он сыграл ведущую роль в создании Объединенной целевой группы повышенной боеготовности сил НАТО, чтобы противостоять возможной российской гибридной атаке на государства-членов НАТО. Это обязательство привело к размещению немецких вооруженных сил в составе многонационального контингента в Литве, в рамках инициативы НАТО по расширению присутствия. В ответ Россия активно пытается ослабить поддержку германской общественности этим операциям.

Столкновение на поле пропаганды

Помимо этих практических причин, по которым Россия проявляет большой интерес к влиянию на внутренние дебаты Германии, между этими двумя участниками возникает столкновение на поле пропаганды. На фоне роста пророссийских популистов на Западе население Германии в основном, сопротивляется росту национализма. Принимая во внимание британский Brexit, выборы президента США Дональда Трампа и растущий плацдарм Национального фронта во французской политике, газета New York Times даже назвала Меркель «последним защитником либерального Запада». Настаивание Германии на продвижении европейской идеи — еще одно свидетельство отказа принять внешний подход России.

Это мировоззрение сильно отличается от нелиберально-демократической модели России, которую Москва стремится распространить на Запад, используя популистские партии в нужном ей направлении в качестве своих аксессуаров. Поддержка Кремлем экстремистских партий, таких как Национальный фронт во Франции, Северная лига в Италии, Партия свободы Австрии или Альтернатива для Германии, помогла создать сеть антилиберальных и антиглобалистических партий по всей Европе, которые склоняются к Кремлевской концепции более авторитарной демократии, даже если эти популистские партии не идентичны. Германия и Россия представляют собой поле битвы идей, поэтому последняя заинтересована в том, чтобы очернить доверие и взгляды первых.

Персональные различия

Другим важным фактором являются отношения Меркель с Путиным и ее приверженность трансатлантической идее. Российский президент, который находился в Восточной Германии в качестве офицера внешней разведки КГБ и свободно говорит по-немецки, всегда имел особую связь с Германией. Его близость наиболее ярко иллюстрируется его дружбой с предшественником Меркель, Герхардом Шредером, который сейчас возглавляет наблюдательный совет проекта «Северный поток 2», трубопровода, принадлежащего российскому энергетическому гиганту «Газпром».

Тем не менее, когда Меркель вступила в должность в 2005 году, произошли заметные изменения. Подобно Путину в Германии, она хорошо знакома с Россией, потому что она провела несколько своих университетских дней в Москве и говорит по-русски. Однако, прожив почти тридцать пять лет в социалистической Восточной Германии, ее всегда привлекала западная модель демократии. Учитывая это, Путину пришлось иметь дело с канцлером Германии, который с осторожностью относится к тесной связи с Кремлем и является откровенным сторонником трансатлантической идеи.

Это изменение в личной составляющей германо-российских отношений, возможно, еще одна причина, по которой Берлин попал под прицел Путина. Об этой мотивации также подозревает руководитель немецкого агентства внутренней разведки Ханс-Георг Маассен, который выразил мнение, что Путин предпочел бы другого канцлера, чем Меркель.

УЯЗВИМОСТЬ ГЕРМАНИИ ИЗ-ЗА РОССИЙСКОЙ ПЕРСПЕКТИВ

Линии социальных проблем

Кремль стремится использовать пророссийские настроения в немецком обществе, например, русскоязычное меньшинство, которое насчитывает около 3 миллионов человек и составляет значительную базу голосов. Это меньшинство можно условно разделить на три группы: этнические русские иммигранты; так называемые Russlanddeutsche (немцы России), которые являются потомками немцев, которые эмигрировали в Советский Союз и иммигрировали обратно в Германию после падения железного занавеса; и русские евреи.

Члены второй группы особенно подвержены влиянию России, потому что некоторые из них чувствуют себя изолированными от господствующего немецкого общества и политики. Это чувство особенно ярко проявилось во время дела Лизы, когда Международная конвенция русских немцев возглавила демонстрации. Председатель движения, Генрих Грот, имеет тесные контакты с кругами Кремля и утверждает, что немецкие власти не «защищают русскоязычные семьи».

Потенциал России в отношении общественного влияния по отношению к Германии на этом не ограничивается. В отличие от турецкого правительства, которое может полагаться только на немецких тюрков, склоняющихся к правящей Партии справедливости и развития Турции, Москва может использовать немцев без русского происхождения. Со времен бывшей Германской Демократической Республики, у восточных немцев были тесные культурные и политические связи с Россией, что привело к более позитивной позиции в отношении политики Путина. Например, согласно опросу Исследовательского центра Пью в 2015 году, «восточные немцы (40%) в два раза больше, чем западные немцы (19%), доверяют Путину» и имеют менее благоприятный взгляд на НАТО.

Более того, несмотря на то, что значительная часть основного общества не согласна с действиями России в Украине, немецкая общественность, как правило, поддерживает сбалансированное отношение к Москве. Эта позиция исходит не только из-за исторической вины страны в отношении России из-за Второй мировой войны, но и из практики Ост политики, политики Германии в отношении разрядки в сторону Москвы, принятой в 1970-х годах.

Поэтому многие немцы по-прежнему обсуждают идею взаимопомощи по отношению к России и хорошие отношения с Западом. Наиболее глубокое выражение этой точки зрения было сделано 60 немецкими личностями, включая бывшего президента Романа Херцога и Шредера, в декабре 2014 года, когда они опубликовали открытое письмо под названием «Еще одна война в Европе? Не от нашего имени!», в котором содержится призыв к европейской политике разрядки в отношении России. Это видение отражается в разделении немецкого населения между проамериканским лагерем и более нейтральной группой, которая дружелюбна к Москве и чьи взгляды Кремль может использовать, как очень важный инструмент в своей публичной дипломатии. В обзоре восьми государств НАТО, опубликованных Исследовательским центром Пью в мае 2017 года, немцы были отмечены наименее благоприятными для защиты своих союзников от возможной российской агрессии.

На этом фоне Кремль имеет выгодное положение в Германии по сравнению с другими странами: он может рассчитывать на поддержку определенных слоев общества и может влиять на господствующее направление, ссылаясь на общую историю двух государств.

Экономическое давление

В условиях глобальной экономики, Германия заинтересована в поддержании и расширении хороших коммерческих отношений с такими крупными партнерами, как Россия. Несмотря на то, что Россия была только шестнадцатой по величине страной, в которую Германия экспортировала в 2016 году, торговые отношения между двумя странами выросли в последние годы.

Поэтому неудивительно, что некоторые немецкие заинтересованные группы и компании выступали против продолжения санкций ЕС, введенных против России после аннексии Крыма. В июне 2017 года Комитет по экономическим связям Восточной Европы потребовал прекратить санкции, поскольку эти меры привели к большим потерям для экономики Германии. Та же позиция была принята председателем Германо-российского форума Маттиасом Платцеком, который стремится развивать двусторонние деловые связи. Немецкие компании, такие как Siemens или Volkswagen, заявили, что растущий клин между Европой и Россией серьезно повредит их деловым отношениям.

Тем не менее, существует большая потенциальная уязвимость в энергетическом секторе. Как и в других странах Европы, Германия опирается на российские поставки нефти и газа. В 2014 году импорт нефти и газа в Германию из России составил 36 и 35 процентов соответственно от общего объема импорта. В том же году анализ внутреннего риска, проведенного Федеральным министерством экономики Германии, показал, что, если бы произошел бойкот в отношении российского газа, немецкое правительство должно было бы объявить о чрезвычайной ситуации в сфере энергетики в течение нескольких месяцев с огромным ущербом для внутреннего промышленного сектора. По некоторым оценкам, к 2025 году зависимость Германии от российского газа увеличится более чем на 50 процентов от общего объема импорта газа. Неудивительно, что призывы к диверсификации энергетики Германии стали все громче и громче. Однако крупные энергетические компании, такие как E.ON, RWE и Wintershall BASF, имеют значительное влияние и предпочитают продолжать свое энергетическое партнерство с Россией по деловым причинам.

Тем не менее, по сравнению с другими европейскими государствами, такими как Болгария или Словакия, зависимость Германии от импорта российской энергии не является драматичной. Но, диверсификация не может произойти за одну ночь. Вскоре после начала кризиса в Украине были высказаны опасения в немецких СМИ о том, что Путин может превратить этот импорт газа и нефти в энергетическое оружие. В этом контексте немецкие законодатели, государства-члены ЕС и Европейская комиссия выразили растущую критику со стороны общественности в связи с продолжением проекта «Северный поток 2», целью которого является расширение газопровода от России до Германии по дну Балтийского моря. Вызывает озабоченность тот факт, что этот проект отрицательно сказывается на цели ЕС по диверсификации источников энергии.

Политические разногласия

Чтобы эффективно использовать политическую уязвимость, атакующий будет стремиться осудить доверие к правительству и помочь оппозиционным группам, которые лоббируют интересы атакующего. В немецком контексте Россия признала, что кризис беженцев, который начался в 2015 году, — это ахиллесова пята канцелярии Меркель. Кризис стал главной темой на политической сцене Германии и разделил общество на два равных лагеря. Российские дезинформационные операции выявили предполагаемые или реальные проступки со стороны беженцев, а также распространили образ перегруженного правительства, не справляющегося с притоком беженцев.

Когда дело доходит до поддержки доверенных лиц, Россия поддерживает стратегию одновременной поддержки политических партий в отношении правых и левых во всей Европе. Москва может обратиться к левым из-за своей советской истории и антиимпериалистической позиции и к правым из-за своей сильной системы националистических-консервативных ценностей.

Это также очевидно в немецком случае. Правая партия «Альтернатива для Германии» приняла пророссийскую позицию и даже поставила под сомнение членство Германии в НАТО. Несколько высокопоставленных членов этой партии приняли участие в конференциях, организованных российским правительством или с участием деятелей, близких к Кремлю. Интересно, что с пропутинским подходом, партия также пытается заманить избирателей из немецко-российского меньшинства. Другие правые группы, такие как «Патриотические европейцы против исламизации Запада», проводят аналогичную пророссийскую позицию, критикуя позицию Германии по отношению к НАТО.

Левая партия Германии тоже имеет сравнительно выгодную для России позицию, даже если организационные связи с Россией не так близки, как отношения между партией «Альтернатива для Германии» и пророссийскими группами. Некоторые левые законодатели потребовали отмены санкций ЕС против Москвы. Также, выступая на немецких телевизионных ток-шоу, они утверждали, что НАТО окружило Россию через свою экспансионистскую политику.

Другими словами, общая связь между Кремлем и немецкими ультралевыми отражается не в каких-либо культурных конвергенциях или националистических идеях, как это существует между Москвой и ультраправыми Германии, но в антагонизме к влиянию США в международной системе. То, что связующие факторы, используемые Кремлем, находятся в затруднительном положении — например, антииммигрантские отношения правых отвергнуты левыми. До сих пор, по иронии судьбы, не навредили двухсторонней стратегии России.

Партия «Альтернатива для Германии» и левые в настоящее время составляют примерно 20 процентов немецкого электората в опросах общественного мнения и, следовательно, имеют значительный рычаг воздействия. Имея это в виду, Кремль осознает, что он может рассчитывать на внутреннюю помощь в Германии во время его попыток вмешательства.

Свобода СМИ и кибератаки

Когда дело доходит до кампаний с применением тактики гибридной войны, демократические страны находятся в невыгодном положении из-за факторов, которые создают структурную асимметрию, благоприятствующую авторитарным государствам. Одним из таких факторов является свобода прессы. В то время как авторитарные государства подавляют неприятные СМИ, демократические государства допускают освещение в средствах массовой информации плюралистическим и независимым изданиям. Эта асимметрия широко используется государственными российскими СМИ, такими как RT или Sputnik в Германии. Преимущество России связано с уменьшением доверия к немецким СМИ за последние годы. Согласно опросу, проведенному в декабре 2014 года, 63 процента респондентов не считали, что немецкие СМИ правильно освещают украинский конфликт.

С 2014 года немецкая версия канала RT, RT Deutsch, транслируется в Германии через YouTube и ипользует так называемых экспертов и политиков из немецких ультралевых и ультраправых партий. Канал стимулирует теории заговора, в том числе рассказы о том, что Германия находится под опекой США и НАТО. Например, в декабре 2016 года RT Deutsch сообщила, что «США переместила 2000 танков на немецкую землю». Фактически Соединенные Штаты перемещали только 87 танков через Германию, чтобы развернуть их в Польше и странах Балтии. RT Deutsch обвиняется в распространении фальшивых новостей, как утверждает министр финансов Германии Вольфганг Шойбле.

В Германии также действуют печально известные русские медиа тролли. Страница Ангелы Меркель в Instagram была подвергнута атаке со стороны тысячи российских троллей через несколько дней после того, как она создала свой профиль в июне 2015 года.

В феврале 2017 года российские тролли снова пытались воспроизвести успех оригинального дела Лизы, на этот раз в Литве. Скандал был начат с проекта доклада, направленного спикеру парламента Литвы, в котором утверждалось, что немецкие солдаты, которые входят новую боевую группу НАТО, изнасиловали подростка. Однако на этот раз слух был быстро раскрыт как фальшивые новости и не вызвал дальнейших реакций.

Российские хакеры запустили широкомасштабные кибератаки против немецких властей, таких как Бундестаг или отдельных законодателей. В своем новом ежегодном докладе об охране Конституции, опубликованном в июле 2017 года, внутреннее разведывательное агентство Германии предупредило о новых кибер атаках, исходящих из России. Помимо потенциальных попыток вмешиваться в общие выборы 24 сентября 2017 года, в докладе говорится, что российские кибератаки (и шпионская деятельность) специально направлены на такие органы власти, как Федеральное министерство иностранных дел, Федеральные министерства финансов и экономики, немецкие вооруженные силы, федеральные Канцелярия и посольства Германии, чтобы получить доступ к информации.

КАК ГЕРМАНИЯ МОЖЕТ ЗАЩИТИТЬ СВОИ УЯЗВИММЫЕ МЕСТА

Поскольку у Германии есть особые культурные, политические, экономические и исторические связи с Россией, у нее также есть много уязвимых мест и разломов, которые Москва может использовать в своей гибридной войне. Российские круги могли атаковать Германию во многих областях, что осложняет создание стратегии обороны. Чтобы поддержать ее устойчивость, немецкое правительство должно искусно найти правильные инструменты для сокращения каждого из этих уязвимых мест.

Внутренние меры

В социальной сфере Германия должна вернуть доверие российского меньшинства, например, посредством программ социальной интеграции. Кроме того, правительству Германии, вероятно, придется подумать о том, чтобы последовать примеру союзников, как Чешская Республика или Швеция, которые создали центры для борьбы с дезинформационными кампаниями. В этом контексте Берлин мог бы предоставить информацию общественности о некоторых мифах. Например, Германия должна уточнить, что Ост политика 1970-х годов был успешным только потому, что интеграция страны в западный альянс была непоколебимой.

Что касается его экономической и энергетической уязвимости, Берлин должен продвигать диверсификацию своего импорта энергии, чтобы уменьшить зависимость от российского газа. Это долгосрочный проект для Германии, и еще предстоит выяснить, как страна будет управлять своей амбициозной целью, все больше полагаясь на альтернативные источники энергии для производства электроэнергии.

Новое кибер-командование, созданное бундесвером в апреле 2017 года, является хорошим первым шагом для противодействия кибер атакам, исходящим из России. Немецкие вооруженные силы даже подняли киберпространство в новый шестой вид немецких вооруженных сил, продемонстрировав важность, которую Берлин придает этой угрозе.

Кроме того, Германии необходимо принять менталитет бдительности, потому что российский подход постоянно адаптируется на основе проб и ошибок. Даже если Россия не преуспеет каждый раз, это не причина для ее отказа. Немногие люди в Германии ожидали, что кризис беженцев может стать поворотным пунктом в российских кампаниях по борьбе с применением гибридных вооружений. Стратегическое предвидение очень важно, поскольку уязвимости можно найти в разных областях. Одним из решений может быть создание межправительственной целевой группы, в которой различные государственные учреждения могут обмениваться информацией для повышения осведомленности о ситуации.

Международные решения

Помимо этих внутренних мер, которые может принять Германия, Берлин несет особую ответственность за своих союзников из-за своей чрезвычайной позиции в европейском контексте. Здесь Германия может привести пример, если немцы смогут успешно интегрировать российское меньшинство своей страны, у Германии будет больше рычагов, чтобы предложить своим прибалтийским союзникам, чтобы русскоязычное население в этих странах больше не становилось жертвой эксплуатации Кремля. Берлин должен действовать умело, хотя, поскольку его настойчивость в отношении проекта «Северный поток 2» может иметь противоположный эффект увеличения уязвимости стран Балтии к российскому давлению.

Германия также может повысить осведомленность своих союзников о важности гибридных угроз России и о том, насколько важно иметь комплексный подход, в том числе и на международном уровне. В октябре 2015 года правительство Германии приступило к первому шагу в этом направлении, включив в НАТО и ЕС документ, предназначенный для размышлений и для достижения общего понимания этих угроз. Важным в этом контексте также является поддержка Германией создания европейского центра передового опыта для противодействия гибридным угрозам в Хельсинки.

Кроме того, Берлин может передать послание своим союзникам, что для борьбы с этой гибридной тактикой, будь то военная или невоенная, солидарность и согласованность между союзниками ЕС и НАТО, имеют первостепенное значение. Кремль заинтересован в посеве разногласий между странами-членами ЕС, потому что только единый союз может поддерживать санкции против России. Германское правительство может добиваться более практического сотрудничества, например, путем расширения обмена разведывательными данными между государствами ЕС и НАТО и регулярных консультаций для стран, чтобы поделиться своим опытом и стратегиями противодействия угрозам.

ВЫВОД

Демократия должна придерживаться своих принципов и не может использовать ту же тактику, что и атакующий. Похоже, немецкое правительство это понимает. Министр обороны Германии Урсула фон дер Лейен сказала, что такие меры, как контрпропаганда, не устраивают свободные общества. Правительство также должно признать, что некоторые оппозиционные группы выступают за режим России. Но инструменты Германии должны оставаться конституционными и демократическими, что означает, что правительство должно активизировать свои усилия по убеждению и не прибегать к репрессивным мерам, как это делают его авторитарные коллеги, а также быть максимально эффективными.

Германия должна бороться с этими угрозами не только из-за собственной судьбы страны, но и за свою ответственность за весь ЕС и за сохранение европейской идеи. Будучи самым могущественным членом ЕС, Германия должна стать образцом для подражания для своих союзников.

Carnegie Europe, перевод группы ИС

ИСТОЧНИК Информационное Сопротивление

Подписывайтесь на наши каналы telegram в Тelegram и telegram в Youtube