Сотрудникам авиакомпании «Аэрофлот» запретили в рабочее время использовать в офисах мобильные телефоны и другие устройства, позволяющие производить фото-, аудио- и видеосъемку.

Аэрофлот, работа, Путин, новости, бегемот, begemotКопия соответствующего приказа появилась в СМИ 16 ноября; соучредителя благотворительного фонда «Нужна помощь» Митю Алешковского, который опубликовал скриншот документа в твиттере, компания лишила всех накопленных бонусных миль и платиновой карты (а также понизила статус карты его жены).

Игорь Дельдюжов — президент Шереметьевского профсоюза летного состава

Противостояние между работниками и работодателем длится уже много лет, начиная с 2011 года. [Запрет смартфонов] одна из акций работодателя, чтобы еще сильнее «нагнуть» работников. И так моральный климат достаточно плохой — бортпроводники увольняются десятками в неделю, но и летный состав тоже уходит, причем не только в зарубежные компании, но даже в другие российские компании, хотя раньше «Аэрофлот» считался лучшим работодателем.

[Генеральный директор «Аэрофлота» Виталий] Савельев такой человек — жесткий управленец, ни на какие переговоры не идет, считает, что [его] компания лучшая в Европе, любит гоняться за наградами каких-то конкурсов, но если глубоко копнуть, то все выглядит по-другому. У него есть ручной профсоюз, через него он решает все вопросы.

Все началось с бесплатных билетов. Есть коллективный договор, локальный акт, где прописан бесплатный билет работникам и порядок предоставления билетов. В интернет просочились документы, что нелояльных сотрудников собираются лишать бесплатного билета, — а это фактически основной бонус работы в авиакомпании. А нелояльные — это именно члены нашего профсоюза. Они, видимо, подумали: мы не можем лишать [бесплатных билетов] за членство, давайте сочиним другую юридическую форму.

Они [руководство компании] увидели, что информация о внутренних документах попадает в интернет. Значит, кто-то это сфотографировал на телефон, слил в интернет — и поэтому теперь они запрещают пользоваться в офисах телефонами. Не столько телефонами, сколько аппаратурой для аудио-, фото- и видеозаписи. Сейчас это любые смартфоны.

Тут нельзя говорить о каком-то сливе [информации о запрете]. Работодатель обязан ознакомить работника со всеми локальными актами, которые касаются деятельности работника. И работник имеет право их скопировать себе.

Владимир — пилот

Летный отряд у нас в Шереметьево, а центральный офис — в Мелькисарово. Там сидят бухгалтеры, служба бортпроводников — и именно там теперь все запрещено, включая телефоны.

Смартфоны запретили, запретили есть на рабочем месте и выходить курить. Предполагалось, что телефоны будут изымать — пока никто не изымал, но это планируется. По камерам вычисляют, кто ходит не в корпоративной одежде, кто разговаривает по телефону, выходит покурить. Курить сейчас нигде нельзя.

Как нам есть запретили? Кто-то из крупных руководителей зашел как-то в офис в обеденный перерыв, почувствовали запах еды. Им это не понравилось. Моментально запретили обед на территории офисов. Никаких микроволновок, чайников. Раньше в летном отряде была столовая, каждый мог пойти пообедать. Теперь ее закрыли. Нам выделяется время с 12 до часу дня, и мы едем обедать в аэропорт. Там теперь нет столовой для работников — только если идти вместе с пассажирами в кафе, которые в аэропорту, понятно с какими ценами. Кто-то просто шаурмой питается напротив аэродрома. Кто-то с собой в машине привозит и в машине же ест.

А насчет телефонов — у всех сотрудников есть дети, мамы, бабушки, которые могут болеть, может быть что-то срочное. Теперь всего этого просто нельзя. Как и везде, есть сотрудники, которые стучат. Если что — могут объявить выговор, а потом уволить с работы. У нас уже никто не разговаривает по телефону. Есть еще небольшие отделы, где все друг друга знают, там еще могут тихонько, если камера не видит. А в больших отделах все замерло. И дело не в смартфонах, даже кнопочные старые нельзя. Дело в том, что во всех кнопочных телефонах звукозаписывающее устройство. В приказе написано, что нельзя пользоваться оборудованием, где аудио- и видеозапись. Даже в телефонах за 500 рублей есть плохой диктофон.

На телефоны с камерой уже сотрудники стучат. Сейчас времена странные пошли, как в конце 30-х годов. Кто-то пытается выслужиться. У нас такая ситуация в «Аэрофлоте» — за доклады на своих коллег поощряют. За стукачество у нас полагаются бонусы.

Сергей — пилот

Про запрет смартфонов, если честно, я не в курсе. Напрямую пилотов, мне кажется, это не касается. Ведь при подготовке к тренажеру [пилота] мы используем айпэды, айфоны. Это касается в основном тех, кто работает в офисе. Полагаю, есть секретные документы, в которых указаны, возможно, неправомерные вещи, и руководство боится утечки. Кто будет исполнять этот приказ и как процедура будет выполняться — непонятно. Я должен приходить на работу выворачивать карманы или меня должен кто-то обыскивать? Приказ вырос ниоткуда. Какие-то планировались акции в отношении профсоюза, кто-то слил информацию — и все пошло не по плану.

Накануне всплыла информация, что руководство разрабатывает методы воздействия на профсоюз. Один из методов такой — кто член ШПЛС [Шереметьевского профсоюза летного состава], тот не имеет права пользоваться льготными билетами. На директора департамента производства полетов налагается ответственность: определять, кто лояльный, а кто нелояльный. Если я член ШПЛС, то я нелояльный и меня можно лишить билетов. А это один из основных моментов, ради которых люди работают в авиакомпании.

Сейчас членов ШПЛС больше 800 человек. Это немало, но меньше половины летного состава. Конечно, если молодой человек хочет устроиться в «Аэрофлот» — а это лучшая авиакомпания страны, любой парень после летного училища грезит «Аэрофлотом», — он приходит, его принимают в летный отряд и подсовывают на подпись документ о вступлении в профсоюз «Аэрофлота». А это ручная структура в пику ШПЛС. Естественно, молодые люди готовы подписывать все.

Ольга — бортпроводница

Лишают билетов не только за нелояльность. Людям, которые находятся в декрете больше года, в длительном отпуске или на длительном больничном, автоматически выносится приказ о дисциплинарном нарушении. Их лишают льготных билетов. Я в их числе. Я сижу с ребенком. Я уже нарушила интересы работодателя.

Все члены неугодных профсоюзов автоматически подпадают под категорию нелояльных к ПАО «Аэрофлот». Мне и премию не выдали, хотя были должны. Сказали: выйди из профсоюза, тогда подумаем. Я сказала: принципиально не выйду.

Как мы будем с этим бороться? Не молчать и не подписывать. Все в соответствии с законом. Хватит внедрять рабскую структуру. Из нас делают рабов. Путин борется за рождаемость, а Савельев — за вырождаемость. Получается, он хочет, чтобы люди не размножались. В декрете я не имею права пользоваться корпоративным билетом. Это очень серьезная ситуация и нарушение личных прав. Я при [бывшем генеральном директоре «Аэрофлота» Валерии] Окулове начинала работать, совершенно другая работа была. Как пришел Савельев, он просто в бараний рог всех скрутил.

Подписывайтесь на наши каналы telegram в Тelegram и telegram в Youtube