Я думал, мне больше не стоит беспокоиться насчет Владимира Путина. В 2014 году, когда я уезжал из Москвы после двух лет службы послом США, Путин натравил на меня государственные СМИ. Тогда он был вовлечен в свою кампанию по возвращению президентства у своего союзника Дмитрия Медведева, и ему нужен был враг.

натравил, СМИ, Макфол, посол, неприятности, деньги, отмывать, Путин, Трамп

Поэтому его доверенные лица распространяли фейковую информацию о том, что президент Барак Обама послал меня для финансирования оппозиции и разжигания революции. Вернувшись на свою преподавательскую должность, я с облегчением оставил все это позади.

Но в этом месяце, на Хельсинкском саммите Путин снова пытался устроить мне неприятности, — приводит перевод статьи Майкла Макфола НВ. — Изначально я не понял, насколько зловещим было его нападение. Во время своей двухчасовой встречи наедине с Трампом, Путин предложил американскому коллеге сделку: он разрешит сотрудникам силовых ведомств США присутствовать на допросе 12 российских шпионов, которых США обвиняют во вмешательстве в выборы-2016, если его собственным агентам разрешат присутствовать на допросе аналогичного количества американских шпионов, которые, по утверждениям РФ, совершили преступления на российской земле.

В фантазии Путина, которую он озвучил во время совместной пресс-конференции, сотрудники разведки США помогли британскому гражданину американского происхождения Биллу Браудеру отмыть деньги в РФ, после чего Браудер отдал их на президентскую кампанию Хиллари Клинтон. Удивительно, но Трамп назвал сумасшедшее предложение Путина «невероятным».

Я был в Хельсинки в качестве аналитика NBC News. Моя первоначальная реакция – недоверие. Во-первых, очевидно, если Путин – бывший офицер КГБ – мог стоять рядом с Трампом и лгать на весь мир о невмешательстве РФ в выборы, то его офицерам военной разведки ничего не мешает сделать то же самое. Во-вторых, сфабрикованная история Путина была оскорбительной. Разумеется, офицеры американской разведки не использовали свои должности, чтобы способствовать отмыванию денег по предположительной схеме. А то, что Путин, стоя рядом с нашим президентом, дискредитировал американских чиновников, меня действительно разозлило. В-третьих, это была классическая тактика, «старая песня» Путина, когда он сравнивает, например, аннексию Крыма с чем-то несвязанным вроде независимости Косово. Что касается Хельсинки: Путин выдумал метод аналогичного преступления.

Я не думаю, что Трамп злонамеренно увидел достоинство в этом циничном, лживом предложении. Это – еще один признак его легковерности. Как и то, что во время пресс-конференции, он встал на сторону Путина, а не его собственного правительства по вопросу о вмешательстве 2016 года: «Президент Путин был чрезвычайно убедителен в своих отрицаниях сегодня».

Затем, по пути домой, российские журналисты стали гнаться за мной, спрашивая, какова моя реакция на заявление пресс-секретаря главного прокурора РФ. Это было намеком на то, что я тоже под следствием за нарушение российского законодательства!

«Ну вот, все по новой» – подумал я. Поскольку после Джона Кеннана я был первым послом США в Москве, которому запретили въезд в РФ, я думал, что мое непосредственное отношение к путинскому режиму закончилось. Тем не менее, на меня обрушилась еще одна сумасшедшая история.

Почему мой президент – мой главнокомандующий, мой соотечественник – назвал схему Путина, нацеленную порицать, запугать и угрожать мне и другим его критикам, «невероятным предложением»? Американский президент не может позволить себе создать опасный прецедент, позволяющий любому иностранному правительству, не говоря уже о недоброжелательном, допрашивать или угрожать американским официальным лицам. Если такое может произойти с высокопоставленным должностным лицом Белого дома и послом, у которого есть иммунитет во время работы за границей, что может случиться с обычными дипломатами? Или солдатами?

В своей первой попытке исправить ситуацию, команда Трампа потерпела крах. Через несколько дней после саммита в Хельсинки пресс-секретарь Сара Сандерс заявила, что Белый дом все еще рассматривает предложение Путина о взаимном допросе подозреваемых.

Что? Неужели она тоже не понимает серьезности этой ошибки? Затем последовал шквал гневной реакции общественности, которую усилило очень редкое двухпартийное голосование в Сенате с показателем 98-0 в защиту меня и других американцев из списка Путина.

В своей третьей попытке объяснить политику США в отношении предложения Путина, Сандерс сказал, что Трамп предложение отклонил, но приветствовал «искренность» российского президента. Я не уверен, было ли что-то искреннее в том, чтобы обвинить меня и других в каком-то сумасшедшем преступлении, в котором ради помощи кампании Клинтон, мы вступили в сговор с британским бизнесменом. Но я был расстроен тем, что президент США не приложил больше усилий, чтобы бескомпромиссно и безоговорочно защитить нас.

Я с облегчением узнал, что мое правительство не даст допросить меня сотрудникам российских правоохранительных органов, но мне все еще нужен мой президент, чтобы защитить меня и других американцев от возможной дальнейшей эскалации – например, ордера на мой арест, а затем объявления в розыск Интерпола.

Когда речь идет о России, самые маловероятные события происходят все чаще: незаконный арест и убийство в тюрьме Сергея Магнитского; аннексия Крыма; крушение малайзийского рейса МН-17: гражданского самолета, пролетающего над Украиной; вмешательство в Сирию, чтобы поддержать кровавого диктатора; убийство бывшего первого вице-премьера Бориса Немцова в нескольких шагах от Кремля; нападение РФ на американский суверенитет на президентских выборах 2016 года; отравление Скрипалей химическим оружием СССР на территории Британии.

Путин уже нанес ощутимый ущерб моей профессиональной и личной жизни. Когда-то я был специалистом по российской политике, но теперь я не могу поехать в эту страну для проведения исследований. По крайней мере, в эпоху Путина – точно. Даже если бы РФ убрала меня из списка лиц, кому запрещен въезд в страну, я бы все равно не рискнул вернуться из-за угрозы ареста.

Надеюсь, что Трамп, государственный секретарь Майк Помпео, генеральный прокурор Джефф Сешнс и советник по национальной безопасности Джон Болтон не дадут Путину одержать еще одну победу в его собственной вендетте против меня, позволив ему предъявлять ложные обвинения, поддельные улики и «красные уведомления». Я надеюсь, они вступятся – четко, решительно и публично – за всех американцев, которые служат своей стране за рубежом, и расскажут российским коллегам, что за обвинениями (не говоря уже об обращении в Интерпол) в отношении бывших чиновников США в фантастических преступлениях последует возмущение, новые санкции и ответные меры.

Подписывайтесь на наши каналы telegram в Тelegram и telegram в Youtube