Дональд Трамп пригрозил выйти из договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, способных нести ядерные боеголовки. Озвученная причина — нарушение Россией условий документа. Если соглашение разорвут, мир вплотную приблизится к ядерной войне

Трамп

фото из открытых источников

Договор из 1980-х

В июле прошлого года в московском музее «Дом Бурганова» открыли скульптуру в память о встрече лидеров СССР и США Михаила Горбачева и Рональда Рейгана. Политики увековечены в момент рукопожатия и смахивают на оперных певцов, исполняющих совместную арию. Автор творения Александр Бурганов на церемонии открытия выразил надежду, что «праздник нашей встречи, который посвящен улыбке между Рейганом и Горбачевым, как бы передастся нашим сегодняшним президентам. Дай Бог, чтобы это случилось».

Не случилось. Судя по заявлению Трампа относительно договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД), улыбаться Путину он особо не хочет, а его отношение к наследию Рейгана проявляется двояко. С одной стороны, он занят примерно тем же, чем его великий предшественник: в перерывах между похвалами Путину пытается непоследовательными рывками развалить новую «империю зла», возведенную на руинах старой. А с другой — отказывается от тех инструментов, которыми Рейган подводил черту под эпохой холодной войны.

Рейган и Горбачев на пути к разрядке международной напряженности прошли через четыре саммита, и практически все они касались вопросов разоружения. Женевская встреча 1985 года закончилась неудачей. США тогда отказались вывести ракеты средней дальности с континентальной Европы, а СССР был настроен блокировать решение по РСМД, если оно не шло в одном пакете с решением по космическим вооружениям.

В 1986-м в Рейкьявике не подписали каких-либо документов, однако самая встреча считается первым шагом к завершению холодной войны. Именно на ней Москва смягчила свою позицию и согласилась вести переговоры по РСМД отдельно от обсуждения американской СОИ («Стратегической оборонной инициативы», нередко называемой «звездными войнами»). Год спустя, в конце 1987-го, в Вашингтоне лидеры двух стран подписали тот самый договор, из которого США теперь вознамерились выйти. А в 1988-м в Москве завершили его доработку – уже после того, как американский Сенат его ратифицировал и он вступил в силу.

В соответствии с соглашением стороны обязались уничтожить все комплексы баллистических и крылатых ракет наземного базирования средней (1000–5500 км) и меньшей (500–1000 км) дальности, а также не иметь таких вооружений в будущем. К июню 1991 года договор выполнили: СССР избавился от 1846 ракетных комплексов на 117 объектах, США — от 846 комплексов на 31 объекте.

 Месяц спустя после вступления Владимира Путина в должность президента РФ Кремль заявил о возможности выхода России из договора, если Соединенные Штаты в одностороннем порядке разорвут Договор о противоракетной обороне. ДРСМД вступил в зону турбулентности, некоторые аналитики говорят о том, что уже к 2001 году соглашение утратило силу. В 2014-м Барак Обама в письме Владимиру Путину впервые на самом высоком уровне обвинил Россию в испытаниях крылатых ракет средней дальности, что являлось нарушением договора.
Москва устами представителей МИДа выступила со встречными обвинениями в адрес Вашингтона. С тех пор стороны неоднократно обменивались «любезностями». Договор на глазах терял в весе как документ, способный что-либо урегулировать. Снять накал страстей не помогло даже созванное по инициативе США в Женеве заседание специальной контрольной комиссии, которое состоялось в ноябре 2016-го.

Парад претензий

Американцы утверждают, что в 2008–2011 годах Россия в нарушение ДРСМД испытывала на полигоне Капустин Яр крылатую ракету наземного базирования на дальность свыше 500 км. В Вашингтоне полагают, что запрещенное вооружение Москва уже развернула. Долгое время Соединенные Штаты отказывались назвать тип «преступной» ракеты, сделали это лишь в ноябре минувшего года. Речь идет о 9М279 на системе «Искандер-М». Вдобавок американцы поднимают вопрос о межконтинентальных баллистических ракетах типа «Рубеж», которые испытаны на средней дальности и, по их информации, тоже развертываются.

Россия, пытаясь противостоять этим аргументам, объявляет нарушителем Вашингтон. Причем сразу по трем основаниям. Важнейшее касается размещения в Румынии в 2016 году и планов развертывания в Польше американских баз ПРО. В Москве считают, что они могут быть оснащены пусковыми установками типа Мк-41, применяемыми на американских кораблях для запуска не только ракет-перехватчиков типа Standard-3, но и крылатых ракет Tomahawk с дальностью до 2500 км. Две другие претензии — использование ракет-мишеней, сходных по характеристикам с ракетами средней и меньшей дальности наземного базирования; а также наращивание производства и применение ударных беспилотников.

В Вашингтоне к этим обвинениям относятся как к способу РФ отвлечь внимание от своих грехов. Что касается широкого спектра использования Мк-41, американцы подчеркивают: Tomahawk по весогабаритным параметрам отличается от Standard-3. Поэтому разговоры о том, что для их запуска сгодятся одинаковые установки, несерьезны. Использование РСМД в качестве мишеней для испытаний систем ПРО допускается договором 1987 года. Беспилотники по формальному признаку, конечно, могут подпасть под определение, данное в ДРСМД крылатым ракетам наземного базирования, однако ясно, что они являются аналогом боевых самолетов многоразового использования, а не ракет. К тому же подобные системы развивает Россия и ряд других стран.

В этом обмене ударами есть еще одна проблема. Вашингтон при всей серьезности упреков к Москве не торопится выводить какие-либо доказательства в публичную плоскость. «В частных разговорах американские представители говорят, что российским официальным лицам предъя­влены какие-то доказательства, но это осталось уделом закрытых консультаций, — комментирует военный эксперт Александр Гольц. — Логика Пентагона заключается в том, что факт нарушения уже известен, а потенциальному противнику, то есть России, незачем знать, какими методами американцы пользовались, чтобы этот факт добыть».

Такой подход США может показаться небезупречным, но он отвечает сложившимся международным реалиям, в которых доверие к Москве тает на глазах. Надежда на то, что предъявление доказательств тут же заставит ее покаяться, сесть за стол переговоров и т. п., стала иллюзорной со времен сбитого над Донбассом малайзийского боинга, когда в РФ в ответ на появляющиеся доказательства причин трагедии стали придумывать все более экзотические версии и уничтожать улики. Договориться по ДРСМД Соединенные Штаты уже пробовали. Сегодня они перешли к действиям. Или хотя бы заявили о своих намерениях.

Хуже некуда

Официальный Кремль выразил глубокую обеспокоенность по поводу намерений Трампа выйти из договора, «ибо подобные шаги, будь они предприняты в реальности, сделают мир более опасным». Но одновременно в России на весьма высоком уровне зазвучали голоса: Трамп молодец. Ему надо аплодировать. Договор уже давно мертв. Несмотря на то что для России соглашение всегда являлось поводом шантажа, дескать, если что, мы можем и выйти, радоваться его преждевременным похоронам не стоит. Потому что его обрушение может привести к коллапсу всей системы контроля над ядерным оружием.

В частности, от судьбы ДРСМД во многом зависит будущее российско-американского Договора о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений (СНВ-З). Документ подписан в 2010 году президентами РФ и США Дмитрием Медведевым и Бараком Обамой. Срок его действия определен до 2021 года. Есть, правда, одно «но», касающееся перспектив его продления и даже заключения нового договора. Конгресс США запретил выделять Пентагону и Госдепу средства на реализацию СНВ-3 в случае, если не будет выполняться Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности. Весьма возможно, что вслед за двумя указанными соглашениями на свалку истории отправятся еще два: Договор о нераспространении ядерного оружия от 1968 года и Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний от 1996 года.

Кроме того, стоит помнить о том, что Россия и США в последнее время заморозили сотрудничество по сохранности и безопасности ядерных материалов и технологий. Но, в конце концов, апокалиптическую эру могут начать не руководители двух ядерных держав, а террористы, в чьи руки оружие может попасть. Да, это не будет «метание» межконтинентальных баллистических ракет. Но для серьезной катастрофы хватит нескольких значительно менее масштабных ударов.

Каким бы полумертвым ни являлся договор, он был сдерживающим фактором для обеих сторон. Сегодня в России некоторые горячие головы бахвалятся возможным асимметричным ответом: развернуть в случае выхода из ДРСМД системы наземного базирования с баллистическими ракетами средней дальности. Мол, дешево и сердито. При этом забывая, что если соглашение прикажет долго жить, то территорией для размещения американских комплексов средней дальности с ядерными боеголовками могут стать, например, страны Балтии. Всего несколько секунд полета — и вот он, Санкт-Петербург. Несколько минут — и вот она, Москва. Если это выигрыш Кремля, тогда как может выглядеть проигрыш?

В Европе настороженно относятся к политическим телодвижениям Трампа, чего бы они ни касались. Однако в ситуации с ДРСМД, когда Старый Свет может стать не только плацдармом для базирования американских ракет, но и одновременно мишенью для ракет русских, все превращается в зловещий хоррор. Понимая, что Москва, как выразился министр обороны Великобритании Гэвин Уильямсон, сделала из ракетного договора насмешку, единого принятия действий Вашингтона странами ЕС нет. Если Лондон поддерживает гипотетический шаг Белого дома (с оговоркой, что теоретически он за сохранение ДРСМД, но у Кремля нет воли к его выполнению), то у Берлина, еще одного центра силы, иная точка зрения. Статс-министр МИДа Германии Нильс Аннен у себя в Twitter назвал намерение Трампа пагубным, хоть и призвал Россию соблюдать обязательства.

Возможно, тут сказывается как нежелание ссориться с Москвой, так и историческая память. Именно ФРГ в период холодной войны была основной площадкой размещения данного типа американского вооружения, находясь под прицелом советских ракет. Повторения этого напряженного сценария, пусть и с благополучным исходом, в Германии не хотят. Но даже если там откажутся играть роль «непотопляемого ракетоносца» Вашингтона, ее могут с успехом исполнить «младоевропейцы»: уже упоминавшиеся страны Балтии, Польша, Румыния. Однако вовсе необязательно, чтобы ход событий привел к разыгрыванию именно европейской карты. Основной эффект от выхода Соединенных Штатов из ДРСМД может быть связан с другим вектором — восточным.

В медиа США еще до заявленного Трампом демарша появлялись жалобы американских военных на то, что договор связал их по рукам и ногам в возможности противодействовать Китаю. Поднебесная не является участником соглашения, поэтому без всяких запретов производит любые типы ракетных вооружений.

Если Вашингтон сбросит постромки ДРСМД, баланс сил в Тихоокеанском регионе может быть восстановлен в самые краткие сроки. К примеру, американские ракеты средней дальности смогут направить на Пекин. А заодно на Пхеньян, Тегеран и прочих потенциальных противников США.

Такие расклады не слишком глубоко упрятаны в рукаве внешней политики Белого дома. Во всяком случае, стоило Дональду Трампу выступить с шумным заявлением о планах денонсации, как в The New York Times написали: желание США выйти из договора отчасти связано с тем, что документ ограничивает только Россию, но не остальные государства. Вашингтон опасается растущего военного влияния Китая в Тихоокеанском регионе.

Аналитики полагают, что, даже если удастся избежать прямого ракетного столкновения, принесение договора в жертву обернется гонкой вооружений. Некоторые называют ее многоканальной. Поскольку в ней будут задействованы не только ядерные наступательные вооружения, но и оборонительные. К ним добавится раскрутка современных безъядерных систем, ускоренное совершенствование космического оружия и средств кибервойны. При этом дело, разумеется, не ограничится Россией и США. Страны НАТО, Китай, Индия, Пакистан, Израиль, Северная Корея, Япония — в гонку вовлекутся все. Предсказать, чем это завершится, невозможно. Сегодня мир поляризован иначе, чем полвека назад. Кто, с кем и против кого будет заключать альянсы — тоже неясно. По крайней мере в среднесрочной перспективе.

Проще всего было бы представить ситуацию так, будто Трамп затеял это лишь для того, чтобы его сторонники на предстоящих выборах получили на руки мощный козырь: он — гроза Кремля, а не диванная собачка Путина. Но на самом деле подобные построения слишком примитивны. Кризис, ведущий к пересмотру международных договоров, системных и глобальных, гораздо шире такой аргументации. Как написало британское издание The Independent в редакционной статье, посвященной данной теме, «большее беспокойство вызывает то, что доверие между Востоком и Западом испарилось практически повсюду».

Поэтому о самом рациональном в сложившейся ситуации решении — отмотать пленку назад, вновь сесть за стол переговоров, выработать новые правила игры (а главное — контроля) и переписать договор с привлечением новых, дополнительных участников — вероятнее всего, придется забыть. Изолгавшуюся за последние годы Россию в мире перестают считать надежным договороспособным партнером. Это стало одной большой проблемой, на которую, как на шампур, нанизываются все остальные. В том числе ракетно-ядерные. В таких условиях почти объявленная новая холодная война может оказаться лучшим исходом. Потому что худший — это война «горячая», ядерная.

ИСТОЧНИК ФОКУС

Подписывайтесь на наши каналы telegram в Тelegram и telegram в Youtube