Когда мой племянник назвал кефир «ки-файром»…
Россияне часто используют травмирующий мем, называя Украину проституткой. Они подразумевают, что это их собственная жена, которая загуляла с Западом.

мем, жена, мова, проститутка, язык

На самом деле, все зеркально наоборот. Украина — это та часть Запада, которая загуляла с ними.

Она научила их вытирать жопы, читать книжки, вообще подарила вторую знаковую систему, изобрела вертолет Сикорского и ракету Королева.

Ну они и решили — что все это ихнее. «Ихнее» — это самое подходящее слово, потому что в русском нельзя короче сказать «то, что им принадлежит». Вот такой зло*бучий язык. Он не словарный. Простое понятие выражается четырьмя словами. И здесь тоже п*здец, потому что «четырьмя» правильно будет «в четыре слова». Мы просто не успели доработать язык, перед тем, как вручить его мокшам. И дальше они его допиливали сами. Оттуда и появилась москвошвея, главрыба и хлебопекарня.

Хлебопекарня, с*ка. А чего еще может быть пекарня, кроме хлеба? Глинопекарня? Сталепекарня? Бабопекарня?

Д*лб*ебы, бл*ть.

Поэтому великий и могучий тупо не имеет инструмента, чтобы выразить простые понятия кратко, как в программе. «Ихнее» — його, «четырмья» — четверима. В мове это законные слова, прописанные в словниках. У кацапов это заимствования и «по телевизору так не говорят».

И вот Россия приходит к Украине, как бывший хоккеист Гурин к Ирине Муравьевой из фильма «Москва слезам не верит», и просит три рубля до получки. На том основании, что они были когда-то женаты и она ему готовила суп.

А вместо бабы в халате встречает периметр Запада, Осгилиат цивилизации с оскаленными лучниками на стенах.

— Мы же были двумья… то есть двоими братьями.

— А с Беларусью — тремья?

— Троими.

— А с Казахстаном — четвермья?

— Четврырьоми! То есть вчитырьох. Четверыми.

— Четверыми — то є лік, як штунд та ур у германців. То різні слова. Так скілько вас було?

— Чо ты до*бался?

— Ти диви, куме Остапе, воно вже мову вчить. А ну тихо, не стрель, дай ще поговоримо з кацапом. Тож весело. Тіхо, тіхо. А кедь було п“ять? Впятірьом?

— Впяти. Кароче. Ты, западная проститутка, дай три рубля до зарплаты!

— Стрель, Остапе. Впяти йому між очей, бо в россійской мові немає «впяти», є тіко «впятєром».

***

Поразительно то, что большинство мокшан реально не знает языка, который они считают собственным. Чудовищный синтаксис, еб*нутое словоприменение, замена словом «бл*ть» любого пробела.

Ворованное счастья не приносит.

И каждый раз они говорят «короче», за любым словом, сокращая мессидж словом «короче» от одной минуты до сорока минут. Кароче, кароче, кароче… Да за*бал ты, говори без короче, так будет короче!

Существа, питающиеся отходами нашей речи, снисходитиельно учат нас на ней разговаривать

Мы моментально расширяем свое словарное поле, только дорвавшись до нового пласта понятий и синтакса. Мы ненасытно жрем новые слова и тут же генерируем свои в ответ. Элегантность выражения бориславской журналистки — это опера. Там надо себя удерживать, чтобы не заслушаться. Пять пластов смыслов, интонация и тембр. Не говорит, а поет. Она заканчивает и смотрит на тебя. Ты откашливаешься, и начинаешь відповідать.

Боже, дячу тобі шо знаю мову.

И тут бл*ть «а ты чо самый умный, пачиму на мове не говориш». Это говорят люди, которые просили деньги у «проститутки», как они называли нашу Неню, паразитируя на ней и продавая ей топливо по цене бриллиантов. А теперь просятся у нее переночевать, потому что дома валежник и мурманский сортир. И кушать опять нечиво.

Понятно — почему мы берем в руки автоматы?

Кей-файер вам всем, братики. Солов“їну недарма так назвали. То мова вільних. Вчить не по закону, для себе вчіть. Мова дає силу.

ИСТОЧНИК

Подписывайтесь на наши каналы telegram в Тelegram и telegram в Youtube