Письма Путину из украинских тюрем
«21 января 2015 года был задержан, взят в плен 128 горно-пехотной бригадой, украинскими военными… Судом приговорен к 15 годам лишения свободы…

Я находился в качестве механика-водителя танка Т-62 как доброволец Российской Федерации… Считаю, что я выполнял свой патриотический интернациональный долг…». Это письмо россиянина Руслана Гаджиева из Ставропольского края. Таких обращений — несколько десятков. Адресат один: президент России Владимир Путин.

Кто-то рассказывает свой боевой путь в Украине до момента попадания в плен, кто-то жалуется на состояние здоровья и информирует о своем диагнозе, кто-то, как например российских спецназовец Виктор Агеев, ни на что не жалуется, пишет Роман Цимбалюк для УНИАН. Это тот самый парень, мама которого, учитель английского языка, просила президента Украины отпустить ее сына. Все эти письма главе российского государства объединяет одно — мольба обменять их на украинских политзаключенных.

Однако с обращениями граждан РФ к их президенту произошла какая-то метаморфоза: эти челобитные получили в Минске постпред РФ в трехсторонней контактной группе Борис Грызлов, а еще они были доставлены в офис уполномоченной по правам человека РФ Татьяны Москальковой. И реакции на них нет.

Точнее, не так. Фамилии российских военнопленных уже несколько месяцев красуются на сайте российского омбудсмена под заголовком «Мониторинг нарушений прав человека в Украине». Из чего можно сделать вывод, что российские чиновники считают: отправляя россиян на войну в Украину, они предоставляют гражданам выезд на «сафари», где условному жителю Суздали, Ростова или Новгорода ничего не грозит.

Но в жизни все по-другому.

Подписывайтесь на наши каналы telegram в Тelegram и telegram в Youtube