Секреты «Норд-Оста»

Норд-Оста, теракт, Андрей Могилянский, суд, Америка

Я расскажу реальную историю, подтвержденную документами и фактами, которая лучше всего характеризует то, что произошло тогда, после теракта в “Норд-Осте”, на Дубровке. История вполне детективная, которая достойна описания в отдельной книге.

Я планирую ее написать. Там много подробностей, которые в одну статью не уместятся.

Благополучной американской семье Андрея Могилянского в Пенсинвалии, с любящей женой и тремя маленькими детьми становится известен факт захвата заложников.

Андрей Могилянский рассказывал мне, что наибольшее впечатление на него и его жену тогда произвел случай, когда во время теракта простая бесстрашная девушка Ольга зашла с улицы к террористам и потребовала от них освобождения женщин и детей. Ее тут же застрелили.

Благополучный предприниматель и юрист Андрей Могилянский и его жена уже в день теракта организуют Фонд помощи пострадавшим.

Андрея вывезли из Советского Союза когда ему было всего 13 лет. Талантливый математик, перед тем, как стать предпринимателем, закончил Колумбийский университет, совершил несколько маленьких открытий, разработал несколько научных теорий – типичный, как теперь говорят, ботан.

Никаких политических целей при создании фонда он не преследовал.

Это было просто сочувствие ко всему, что происходит в мире, приобретенное, видимо, уже в США, и чувство ответственности за страну, в которой он родился.

Используя собственные средства, он организовал рекламу фонду и создал сеть волонтеров, которые помогали ему во многих странах.

За очень короткий срок он собрал несколько десятков тысяч долларов и передавал их созданной жертвами теракта общественной организации «Норд-Ост».

Тогда было много спекуляций по поводу гибели 174 заложников в результате их «освобождения». Говорили о недостаточности машин «скорой помощи», о неосторожности при спасении уже уснувших заложников, но количество жертв 174 человека вызывало вопрос

Естественно, организация жертв «Норд-Оста» начала искать ответы на вопросы

— Кто отдал приказ о штурме и отказе в переговорах?

— Почему такое огромное количество жертв?

— Действительно ли газ был безвредным, как утверждал Путин?

На первый вопрос ответил сам Путин. Никаких переговоров с террористами, он отдал приказ о штурме.

На другие вопросы ответы были получены не сразу. Организация «Норд-Ост» пыталась самостоятельно понять, выяснить какой газ был применен.

Российские эксперты отказывались от сотрудничества, прямо заявляли, что боятся участвовать в экспертизе.

Тогда они обратились к Андрею Могилянскому с просьбой привлечь американских экспертов, что он и сделал.

Экспертное заключение было дано группой американских экспертов во главе с Марком Виллисом, профессором Калифорнийского университета в Дейвисе, в котором Марк Виллис подробно описал научное обоснование того что «газ вовсе не был безвредным».

Заключение утверждало, что при разной концентрации использованного газа или его аналогов из-за физиологических особенностей человеческого организма погибает от 3-4% при малой концентрации до 17% при максимальной. Сердце останавливается, человек умирает. Это известные факты, которые безусловно были понятны тем, кто применил газ.

То есть гибель 174 человек – это заранее определенная властями России жертва, чтобы не проводить переговоры с террористами, заранее спланированное убийство.

В результате применения газа погиб один американский гражданин, который был там вместе со своей приемной русской дочерью.

Этот факт, естественно, рассматривало Большое жюри в Вашингтоне, где российские власти в конце-концов были обвинены в убийстве гражданина США.

На слушания было предоставлено это заключение американских экспертов. Свидетельские показания по известным ему фактам дал сам Андрей Могилянский.

На слушаниях был еще один свидетель преступления, которому Андрей Могилянский и Александр Гольдфарб помогли приехать в США для дачи показаний перед Большим Жюри, Светлана Губарева — один из организаторов общественной организации «Норд-Ост».

Андрей Могилянский и сейчас упорно повторяет, что не хотел и не занимался политикой.

Но, как известно, тот кто не занимается политикой, тем политика начинает заниматься сама.

Российские спецслужбы обратили внимание на Андрея. Он начал получать угрозы.

Но что может сделать ФСО с американским гражданином, не имеющим ничего общего с Россией?

Так думал и Андрей.

Фонд отчитывается онлайн о каждом потраченном центе.

Все расходы на Фонд Андрей берет на себя, но гарантируя своим именем, что средства фонда не будут использованы неправильно, в конце 2003 года летит в Россию, чтобы проконтролировать все самому.

Фантастическая беспечность.

1 сентября 2004 года произошел теракт в Беслане. Отказ вести переговоры, варварский штурм школы, где расположились террористы и заложники, с применением тяжелой техники, гранатометов и танков.

Жертвы 314 человек из числа заложников, из них 186 детей.

Почти точное повторение действий властей России в «Норд-Осте».

Фонд помощи жертвам терактов в России Андрея Могилянского, привлеченные волонтеры и уже всемирная сеть начинают сбор денег.

Результат фантастический – 1 миллион 200 тысяч долларов.

Активисты фондов, созданных жертвами трагедии в Беслане, «Матери Беслана», задают те же вопросы

— Кто отдал приказ о штурме?

— Кто несет ответственность за огромные жертвы?

А это уже политика.

Спецслужбы России, по многим признакам это была ФСО начинают разработку Андрея Могилянского.

Через 4 года после визита Могилянского в Россию обыск и арест знакомого Андрея, с которым он встречался во время своегомвизита в Россию, которого обвиняют в организации притона и получают показания на Андрея Могилянского.

Появляется первый запрос ФСБ к ФБР о привлечении Андрея Могилянского за организацию притона.

Документов, кроме показаний знакомого – никаких.

ФБР выражает сомнение в достоверности обвинений.

Разработка продолжается.

Появляются видео показания бывших проституток, которые на момент встречи с Могилянским в 2003 году, ещё не были совершеннолетними.

Становится ясным, почему это не требование выдачи преступника, а фактически донос.

По российским законам есть понятие возраста согласия. По американским – нет.

Тем не менее — обвинение в педофилии. Требование осуждения. По американским законам.

Показания со слезами и всхлипываниями, рассчитанные на американских присяжных, о том как Андрей Могилянский вступал в преступную сексуальную связь с малолетними проститутками, преступную по американским же законам.

Это не все.

Одна из проституток в истерике рассказывает, как ее заставляли изображать девственницу, зашив ей что-то в промежности.

Но и это не все.

Все трое рассказывают, что были сиротами из детского дома, которых заставляли заниматься проституцией.

По задумке ФСО присяжные в американском суде должны были падать в обмороки от таких показаний.

Режиссура была прекрасной, не хуже, чем у известной информационной артистки с Первого канала российского телевидения: «Люди добрые, мы беженцы из Донецка», а потом: «Люди добрые, мы беженцы из Испании», если кто помнит эти постановки.

И тут подключается МИД России с требованием к Госдепу осудить Могилянского по американским законам. Начинается пропагандистская кампания об «американском педофиле».

Американцы поняли, что антиамериканская пропаганда использует этот случай и при осуждении Могилянского и при доказательстве его невиновности и вступает в переговоры с Кремлем.

Могилянскому предлагают пойти на соглашение, признать факт «секс-туризма» и получить наказание 7 лет. В противном случае – суд и, возможно, два пожизненных срока.

Александр Гольдфарб и ближайшие друзья призывают Андрея не подписывать фиктивного признания и идти на суд.

Адвокат, знакомый с показаниями проституток сообщает, что большой срок возможен с вероятностью 50%, слишком убедительны слезы и истерики в показаниях проституток.

Любящая жена, которая все понимала, умоляет Андрея пойти на соглашение. «7 лет – не такой уж большой срок. Я и дети будем ждать тебя и каждую неделю встречаться».

В 2008 году у американцев были иллюзии по поводу правосудия в России. Присяжных могли не убедить, что это месть российских спецслужб за участие в уже политической деятельности.

Андрей Могилянский идет на сделку с правосудием и по просьбе жены признает преступление.

Сделку с правосудием утверждает лично Генеральный прокурор США Эрик Холдер.

На утверждении приговора представитель прокуратуры говорит, что никаких доказательств, кроме представленный Россией сомнительных показаний свидетелей, у них нет.

Следователь на закрытом заседании говорит, что 7 лет – это то, что следствие обещало русским.

После этого в Ген. Консульстве США в СПб проходит банкет в честь сотрудничества спецслужб США и России при уголовном преследовании Андрея Могилянского.

Остается надеяться, что теперь, когда стало ясно, что в Кремле сидят настоящие полноценные бандиты, этот приговор будет пересмотрен.

ИСТОЧНИК

Подписывайтесь на наши каналы telegram в Тelegram и telegram в Youtube