Соглашение о создании демилитаризованной зоны между позициями сирийско-иранских войск и антиасадовских повстанцев, которое заключили в Сочи российский и турецкий президенты, как представляется, подтверждает то, о чем эксперты начали говорить еще несколько дней назад: атаки асадистов и иранцев на Идлиб, последний бастион сирийской оппозиции, не будет.

бастион, Асад, Сирия, повстанці, Путин, злость, отступил, Сочи

Собственно, это постепенно становилось ясно тогда, когда забуксовала российская пропаганда, со дня на день перенося «провокацию» с химическим оружием, которую оппозиционеры будто бы собирались сделать в Идлибе, чтобы спровоцировать удар американцев и их союзников по асадистам и иранцам. На самом деле, конечно же, это Асад планировал новую химическую атаку, как ранее в Восточной Гуте, чтобы поскорее разобраться с Идлибом. Но на этот раз дело у него не заладилось. И вот почему, пишет Борис Соколов для Day.kyiv.ua.

Башар, конечно, парень отвязный, терять ему нечего, он в случае чего отравляющие вещества может и без разрешения Москвы применить, полагаясь только на своих иранских союзников, которые ничего против применения ОВ не имеют. Но на этот раз явно был не тот случай. Несомненно, чудесное отрезвление Асада произошло после того как Вашингтон и Анкара (в данном случае, неважно, по предварительному согласованию или независимо) предупредили Москву и Тегеран, что будут защищать Идлиб с помощью всех своих военных средств, даже если химической атаки со стороны правительственных войск не последует. И когда американцы и их союзники стянули к сирийским берегам корабли и самолеты с крылатыми ракетами, а турки придвинули к сирийской границе шесть своих дивизий с танками, Путин, наконец, понял, что с ним не шутят, и что в случае начала атаки на Идлиб, будет как в Хишиме, но гораздо хуже.

И после этого, надо полагать, какие-то высокопоставленные российские представители доходчиво объяснили Асаду, а заодно и тегеранским союзникам, что в случае, если в Идлибе начнется серьезная война с участием турок и американцев, российская авиагруппа в Хмеймиме каштаны из огня для асадистов и иранцев таскать не будет. Ведь не только против американской авиации в регионе, но и против турецких ВВС группа российских ВКС в Сирии — это даже не плотник супротив столяра. И еще столь же доходчиво россияне объяснили сирийскому диктатору, сколько дней понадобится шести турецким дивизиям при американской поддержке, чтобы уничтожить остатки сирийской правительственной армии и основную часть находящихся в Сирии иранских войск и дойти если не до Дамаска, то до Алеппо, продемонстрировав всему миру эфемерность успехов Асада и его союзников.

Россия же как не имела в Сирии пехоты после разгрома вагнеровцев, так, по всей видимости, и до сих пор не имеет. Очевидно, что-то не заладилось с широко разрекламированной ведомством Шойгу ЧВК «Патриот». По всей видимости, среди кадровых российских офицеров и солдат-контрактников сухопутных специальностей не нашлось достаточного количества добровольцев, даже под угрозой увольнения из рядов вооруженных сил и за довольно большие деньги, ехать в Сирию умирать за Асада (после Хишима перспектива умереть стала очень даже реальной). Поэтому ничем помочь асадистам и иранцам в случае начала большой войны в Идлибе Россия бы при всем желании не смогла. Не начинать же из-за Асада термоядерную войну с США и Турцией! Поэтому Путину пришлось, сжав зубы от злости, отступить и договариваться с Эрдоганом, причем на условиях последнего. И как будто они договорились.

Согласно сочинскому соглашению, создается демилитаризованная зона глубиной 15-20 км, откуда выводится тяжелое вооружение сторон, прежде всего танки и реактивные системы залпового огня, а также радикально настроенные боевики, в том числе из «Джабхат ан-Нусры». Вывод боевиков-исламистов и тяжелых вооружений предполагается осуществить до 10 октября, а окончательное оформление демилитаризованной зоны — к 15 октября. Предполагается, что ее будут патрулировать турецкие войска и российская военная полиция.

Пока российско-турецкие договоренности во всех деталях, в которых, как известно, таится дьявол, неизвестны. На первый взгляд сочинское соглашение очень напоминает Минские соглашения и может создать те же проблемы. Как можно понять, постоянных больших по численности контингентов российских и турецких войск в демилитаризованной зоне не будет, прежде всего, из-за крайней малочисленности российского сухопутного контингента в Сирии. Контроль будет осуществляться периодическим патрулированием небольших подразделений. Современные тяжелые вооружения очень мобильны, поэтому сторонам не составит труда в короткий срок вернуть их в демилитаризованную зону.

Напомню, что на Донбассе предусмотренная Минскими соглашениями демилитаризованная зона фактически так и не была создана. Однако принципиальное отличие Сочинского соглашения от Минских соглашений заключается в том, что на этот раз с позиции силы выступает не Россия, а Турция. А Анкара при желании, очевидно, может не допустить провокаций со стороны как сирийской оппозиции, так и асадистов.

Практически Сочинское соглашение закрепляет существующее в Сирии статус-кво, т. е. раздел страны по Евфрату. Территории к западу от этой реки контролирует Асад и его союзники, а к востоку — сирийская оппозиция, турки, курды и американцы. И такой раздел может сохраняться неопределенно долго, в течение нескольких лет. Однако, хотя Асад и контролирует в полтора раза большую по площади территорию, чем его противники, эта территория весьма основательно разрушена авиационными и ракетно-артиллерийскими бомбардировками и практически лишена ресурсов, в том числе энергетических, которые почти все сосредоточены к востоку от Евфрата.

Ресурсы же для восстановления территории, контролируемой Асадом, у России, как и у Ирана, вряд ли найдутся. Ведь на это должно уйти значительно больше средств, чем Россия сейчас тратит на Крым и Донбасс. Поэтому можно ожидать, что в обозримом будущем, ради инвестиций международных доноров в восстановление Сирии, России придется пойти на то, чтобы убрать Асада из центрального сирийского правительства, сохранив за ним лишь контроль над приморскими алавитскими территориями. Сирия же фактически будет разделена на несколько автономных зон с собственными вооруженными формированиями и зарубежными спонсорами. Возможно, такой вариант устроил бы все стороны конфликта, за исключением радикальных исламистов. Но они сейчас в Сирии погоды не делают.

P.S. 17 сентября, Министерство обороны РФ сообщило об исчезновении из радаров в 35 километрах от побережья Сирии военного самолета Ил-20, который возвращался на авиабазу Хмеймим. На его борту находились 15 военных, передает Би-Би-Си. Позже официальный представитель российского минобороны Игорь Конашенков заявил, что самолет сбила сирийская система ПВО из-за того, что его подставили под огонь израильские самолеты, которые как раз наносили удары в провинции Латакия. Он также сказал, что Израиль предварительно не предупредил российское командование в Сирии о запланированных авиаударах, из-за чего Ил-20 не успели вывести в безопасную зону.

«День» обратился к эксперту с просьбой прокомментировать последнюю новость, а также значение договоренности президентов России и Турции относительно отмены военной операции в Идлибе и создания там демилитаризованной зоны:

«ТУРЦИИ ДЕЙСТВИТЕЛЬНО УДАЛОСЬ ОТВЕСТИ УГРОЗУ ПРЯМОГО СТОЛКНОВЕНИЯ И ВТОРЖЕНИЯ В ИДЛИБ»

Игорь СЕМИВОЛОС, исполнительный директор Центра ближневосточных исследований:

— Без сомнения, это победа Эрдогана. Именно для турецкого президента критическим было недопущение широкомасштабного наступления на Идлиб со всеми последствиями, которые после этого могли бы возникнуть, а именно — потоки беженцев и создание нового кризиса в самой Турции.

Параллельно с этим совершенно понятно, что наступление на Идлиб привело бы к присоединению к Свободной сирийской армии групп, которые являются турецкими сателлитами, и они автоматически стали бы участниками битвы за Идлиб, поскольку об этом уже даже заявляли. И, соответственно, Турция не смогла бы избежать прямого участия в битве за Идлиб. Так что с этой точки зрения это успех Реджепа Эрдогана. Очевидно, что россияне вынуждены были пойти на этот шаг.

В этой ситуации серьезно проиграл Иран. Именно иранцы выступали ключевыми игроками и инициаторами этого наступления вместе с Асадом. Главная задача заключалась в том, чтобы наконец завершить войну и взять под контроль максимум из того, что можно взять, практически окончательно выбить из поля игры повстанцев и договариваться уже в рамках новых реалий с турками, иранцами и россиянами. Это не удалось сейчас сделать. Откровенно говоря, не знаю, насколько долго будет существовать эта ситуация. Весьма возможно, что она будет зависеть от того, как будут разворачиваться события в самом Идлибе, не возникнет ли кризис среди повстанцев, ведь между повстанческими группировками в этой сирийской провинции и так существуют достаточно жесткие противоречия и противостояния.

На сегодняшний момент можно сказать, что Турции действительно удалось отвести угрозу прямого столкновения и вторжения в Идлиб.

— Почему Путин и Эрдоган принимали такое решение только вдвоем, не принимая во внимание Иран и сирийское руководство?

— Очевидно, что была угроза прямого столкновения между россиянами и турками. В данном случае проблема заключалась именно в Турции: вторжение россиян и иранцев в Идлиб не может быть проигнорировано Анкарой, а это значит, что есть большие шансы, что Турция вмешается и начнет воевать на стороне повстанцев. Эта угроза, кажется, была достаточно четко сформулирована Эрдоганом Путину. И в результате стороны все-таки пришли к выводу, что не стоит этого делать.

Еще один очень важный нюанс заключается в том, что наступление на Идлиб не могло бы быть эффективным без массовых бомбардировок. А бомбардируют как раз россияне. Кроме того, потоки беженцев возникают преимущественно из-за бомбардировок. В таком случае возникает прямая угроза того, что турецкие ПВО и российские самолеты столкнулись бы в поединке.

— Какими будут последствия инцидента с вероятным сбиванием российского самолета Ил-20 у берегов Сирии?

— Считаю, что никаких последствий не будет, потому что это война, а на войне случаются разные ситуации. Война непредсказуема, в том числе возможно сбивание того или иного самолета. Ключевым является вопрос эффективного применения авиации и эффективного противодействия применению ракет.

— Но в министерстве обороны РФ заявили, что «оставляют за собой право на адекватные действия в ответ» относительно Израиля.

— Откровенно говоря, это не очень реально в той ситуации, в которой находится сейчас Россия в Сирии. Россияне прекрасно знали, на что идут, когда начинали эту войну. Количество стран, недовольных российским присутствием в Сирии, будет только расти, и Израиль в том числе. В данном случае Россия выступает союзником Ирана, а для Израиля Иран — это «красная тряпка».

Подписывайтесь на наши каналы telegram в Тelegram и telegram в Youtube