Трехчасовое интервью журналисту Дмитрию Гордону, новогодняя заявление на «1 + 1» о походе в президенты, запуск кампании «Зе! Команда» … В последние несколько недель имя Владимира Зеленского не сходит с главных страниц онлайн-СМИ, его активно обсуждают в Facebook.

Begemot, begemot.media, Зеленский, ложь, Украина, Україна, Ukraine, news, Бегемот, бигимот, бигемот, бегимот, новини, новости

Несмотря на быстрый запуск политической кампании, предвыборной программы Зеленского в открытом доступе пока нет (но артист предложил украинцам составить такую программу вместе).

В то же время в разговоре с Дмитрием Гордоном Зеленский высказал свои мысли об одних из самых важных для Украины вопросов: условия окончания войны, сотрудничество с МВФ, ЕС и НАТО, формирование команды, деолигархизацию, языковую политику и политическое устройство в Украине, пишет VoxCheck.

Статья ниже – попытка проверить некоторые тезисы Зеленского с точки зрения фактчека и более полно прокомментировать вопросы, которые он затрагивает. Сделать фактчек удалось лишь по нескольким его тезисами (НАТО, МВФ, условия войны, военная помощь Украине). Остальные утверждений Зеленского носили субъективный характер, было много оценочных суждений и мало фактажа, поэтому проверить их не представилось возможным. Но можно почитать по ссылке.

О вступлении в НАТО

МАНИПУЛЯЦИЯ

У меня вопрос по НАТО. Мы знаем, что такое НАТО? Войдут войска, и мы будем защищены от агрессора? Иди договорись (с НАТО – прим. ред) тихо. Кому нужны плакаты твои? Кому надо в Конституции или где (это – прим. ред) закрепить? Я не понимаю, вы дипломаты или вы х*р знает кто? Ну вот я понимаю, я договорюсь с НАТО, если это возможно.

В этой цитате Владимир Зеленский озвучивает два тезиса:

— закрепление курса на интеграцию в НАТО в Конституции ничего не даст

— договариваться о вступлении в НАТО нужно «тихо» (то есть без публичного обсуждения)

Безусловно, изменения в Конституцию не является гарантией неизменности курса Украины в НАТО. Значительно важнее практические шаги в сферах реформ в Украине и сотрудничества с Североатлантическим блоком. Однако, во-первых, после закрепления в тексте Конституции ориентации страны на Североатлантический альянс это положение будет труднее изменить: для этого нужно будет голосование ⅔ парламента. Во-вторых, это может быть дополнительным (хотя, конечно, далеко не основным) свидетельством серьезных намерений и определенности Украины в переговорах с НАТО. Поэтому закрепление курса на вступление в НАТО в Конституции вряд ли совершенно бесполезный шаг.

Отношения Украины с НАТО стали значительно более интенсивными с 2014 года после агрессии России и отказа Украины от внеблоковости. В 2016 году на саммите в Варшаве был принят Комплексный пакет помощи для Украины и создано 8 трастовых фондов для содействия реформам оборонного комплекса Украины.

Сегодня Украина декларирует стремление вступить в НАТО, поскольку кроме технической и финансовой помощи, которую мы уже получаем, вступление – это гарантии безопасности от всех членов альянса.

Формальные условия вступления в НАТО обычно прописывают в Плане действий по членству (ПДЧ), и они касаются соответствия вооруженных сил страны-кандидата стандартам НАТО, гражданского контроля над армией и отсутствии территориальных претензий к своим соседям (кстати, Украина намеревалась получить ПДЧ еще в 1994 года, а в 2002 году пыталась активизировать сотрудничество с НАТО).

Непонятно, каким образом возможно «тихо» присоединиться к НАТО, как предлагает Владимир Зеленский. Ведь для этого, во-первых, нужно провести ряд комплексных реформ, требующих бюджетных ресурсов. Во-вторых, к странам-кандидатам есть неофициальное, но весомое требование НАТО – поддержка населением решения о присоединении. Распространена практика – проведения общенационального референдума, отнюдь не укладывается в понятие «тихо». Кстати, отсутствие поддержки населением Украины вступления в НАТО было одним из аргументов Франции и Германии в пользу того, чтобы не дать Украине План действий членства в 2008 году. Сейчас вступление в НАТО поддерживают 42% населения, что меньше, чем в прошлые два года, но значительно больше, чем, например, в 2012 году (13%). Поэтому соответствующая адвокационная кампания является важной составляющей движения в НАТО.

Итак, Владимир Зеленский манипулирует, когда говорит, что закрепление движения в НАТО в Конституции не имеет никакого практического смысла, а договориться о вступлении можно «тихо».

ПРАВДА

Хотя там (в НАТО – прим. ред.) такие условия… У нас война на территории, это уже одно из условий, когда мы не можем вступить в альянс.

Статья 10 Устава НАТО определяет, что в блок могут пригласить любое государство, что разделяет принципы, изложенные в Уставе, и желает сделать свой вклад в безопасность Североатлантического региона. То есть прием новых членов – это политическое решение, которое является индивидуальным для каждой страны. В одном официальном документе не написано, что война на территории является условием, которое гарантированно блокирует вступление в Альянс. Однако в принципах по расширению НАТО указано, что кандидаты на вступление должны мирными способами решить территориальные или этнические конфликты и решения этих конфликтов будет учитываться при принятии решения о приглашении нового члена.

Вывод: очевидно, нерешенный конфликт, особенно при отсутствии устойчивого перемирия, как в случае Украины, является препятствием для вступления в НАТО, поскольку альянс берет на себя обязательство гарантировать безопасность своих членов. Итак, этот тезис Зеленского является правдивой.

Об МВФ

ЛОЖЬ

Какие там (у МВФ – прим. ред.) условия? Там же условия жесткие. Они говорят, что без этого (кредитов МВФ – прим. ред) будет у нас дефолт. <…> Вообще, честно говоря: дают транш – надо брать. <…> Там очень жесткие проценты. <…> Есть примеры других стран, которым они выдают кредиты. Давайте положим бумажки, давайте посмотрим. А можно нам такие же? Ребята, а чего нам другие, а кто с вами договорился?

Владимир Зеленский озвучивает два тезиса:

— без кредитов МВФ в Украине будет дефолт (мы предполагаем, что под словом «они» имеются в виду работники МВФ, которые озвучивают такой тезис)

— по кредитам МВФ высокие проценты, причем выше, чем в других странах

На самом деле кредиты МВФ наоборот очень дешевые: для Украины, например, средняя ставка по кредитам МВФ составляет около 3%. Для сравнения: ставка по последним выпускам евробондов (осень-2018) составляла 8,994-9,750%.

Формирование процентной ставки по кредитам МВФ – это не субъективный процесс, а сложная процедура, которая зависит от многих факторов (они подробно описаны в отчете IMF Financial Operations 2018):

— размера квоты страны в МВФ (это сумма, на которую может рассчитывать страна, в зависимости от ее вклада в уставный — капитала МВФ, при этом вклад страны зависит от размера ее экономики, уровня открытости и других факторов, данные МВФ)

— типа кредитной программы и ее продолжительности;

— размера выборки кредита (МВФ утверждает определенную сумму кредита, но страна может получить только его долю – в зависимости от выполнения страной условий получения траншей)

— размера базовой ставки МВФ в SDR (special drawing right, условная «валюта» МВФ, курс которой зависит от ключевых мировых валют). Базовая ставка в свою очередь зависит от стоимости государственных облигаций таких стран как США, Великобритания, Япония и некоторые другие (см. диаграмму).

Begemot, begemot.media, Зеленский, ложь, Украина, Україна, Ukraine, news, Бегемот, бигимот, бигемот, бегимот, новини, новости

Как видно из графика, базовая ставка по SDR, которая формирует стоимость кредитов МВФ, в 2017-2018 годах составляла 0,5-1% годовых и незначительно отличалась от ставки, например, по 3-месячным государственным облигациям США. Таким образом, ставка по кредитам МВФ для Украины лишь на 1,5 процентных пункта выше ставки по гособлигациям США.

Сравнить ставки кредитования МВФ для Украины и других стран-заемщиков трудно, поскольку МВФ не распространяет такой информации. Но если Зеленский имел в виду, что Украине дают существенно дороже кредиты, чем другим странам (на 5 и более процентных пунктов) – то это неправда.

По жестким условиям сотрудничества и «дефолте в случае неполучения очередного кредита от МВФ». О том, что Украина может понести дефолт без продолжения сотрудничества с МВФ, говорят не представители МВФ, а украинские экономисты (см. «Макроэкономические риски возрастают и требуют срочных действий»). Условия сотрудничества с МВФ предусматривают проведение реформ, а не просто получение кредитов. В частности, в последние годы условиями меморандумов с МВФ были создание рынка газа, антикоррупционных органов, докапитализация банков и др. Воплощение этих реформ позволит не только избежать дефолта, но и обеспечить экономический рост. Поэтому оно выгодно прежде всего государству Украина.

Подытоживая, вердикты по тезисам Зеленского такие:

— без сотрудничества с МВФ дефолт не является неизбежным, но очень вероятным. Например, правительство может направить средства из других программ на выплату долгов и таким образом не допустить дефолта, но вероятнее всего правительство этого не сделает;

— сравнить условия, на которых Украина получает средства от МВФ, с условиями других стран невозможно. Но вряд ли эти условия для нашей страны намного хуже. В любом случае ставки по кредитам МВФ намного ниже, чем рыночные ставки.

Вывод: оба тезиса являются ложными.

Об условиях войны с Россией

МАНИПУЛЯЦИЯ

Придется говорить (с Россией – прим. ред.). Хотим, не хотим, через себя. Хоть с чертом лысым готов договориться, лишь бы не умирал не один человек. Я считаю, что это хотя бы первый шаг. Прекратить стрельбу и развивать свою страну. <…> Легко (представляю переговоры с Владимиром Путиным – прим. ред.). Та надо говорить, всё очень просто: «Что вы хотите? Чего вы к нам пришли?» Написали пункты. «Шо надо, ребята?» Потом бы я взял эти пункты, мир-то надо на наших условиях. Потом сказал: «А вот наши пункты». Где-то посередине бы сошлись. <…> Люди, вот смотрите, я с ним (Путиным – прим. ред) говорил, вот список. А вот наш список. А вот они идут на это. А дальше, люди, я считаю, что надо так. Но, как и выбор президента, всё решение на вас. Вот вам референдум. Нам бы сказали: «Там через депутатов, пока проведешь референдум…» Та всё просто. Да не надо ничего через ваших депутатов. Нам надо решить вопрос. Депутаты, не хотите референдум, не даете нам эту возможность? Гуляйте. Онлайн (проведем опрос – прим. ред.), по телевизору. Ребята, нам надо хотя бы знать результат, что думают люди. Люди тебе голосуют. Однозначно за, однозначно против не будет, но будет какая-то история. Утвердили список (условий для перемирия – прим. ред.) и пошли жить.

В этой цитате Владимир Зеленский выражает следующие тезисы:

— с РФ и Владимиром Путиным возможно достичь компромисса – изложить требования обеих сторон и сойтись «где-то посередине»

— после этого нужно объявить референдум, на котором народ Украины голосует за или против достигнутого компромисса

— на референдуме будет однозначно «за» или «против», но по его результатам возможно сформировать некий окончательный список условий мира с РФ

— если Верховная Рада не соглашается объявить такой референдум, то можно провести опрос онлайн или через телевидение

Сегодня возможность достичь компромисса с президентом РФ выглядит маловероятной, поскольку до сих пор, несмотря на многократные уговоры, не удалось достичь даже устойчивого прекращения огня. Например, в конце декабря 2018 было сообщено об очередной договоренности о перемирии, однако она не действует, 31 декабря двое украинских военнослужащих получили ранение, 1 января один погиб и двое получили ранения.

Если не произойдет каких-то кардинальных изменений внутри России или международное давление не станет критичным для Кремля (а оба варианта выглядят маловероятными в ближайшем будущем), то решить конфликт действительно можно только путем переговоров с Россией. Но важно понимать, что в таком случае Украина вынуждена будет идти на уступки, которые сейчас выдаются неприемлемыми. О каких уступках идет речь? Вот несколько главных:

РФ стремится легитимизировать оккупацию Крыма (о выражении таких идей сообщали представители Украины в Минской группе Роман Бессмертный и Евгений Марчук),

— заблокировать потенциальное вступление Украины в НАТО (Russian deniable intervention in Ukraine, стор.15-21)

— особый статус для ОРДЛО с сохранением там влияния РФ и финансированием этих территорий из бюджета Украины (как предусмотрено минского соглашениями).

При этом в нынешней ситуации непонятно, что может заставить РФ «сойтись где-то посередине». Также вопрос в том, готовы ли сейчас к таким уступкам украинское общество и любой всенародно избранный президент. Для того, чтобы это понять, действительно можно провести общенациональный референдум. Правда, сначала нужно принять закон, который регулировал бы процедуру его проведения, поскольку сейчас такого закона нет (последний закон признан неконституционным).

Однако проведение референдума по вопросам заключения мирного соглашения является очень рискованным инструментом: известно немало случаев, когда плебисцит еще больше антагонизировал нестабильное общество. Последний известный пример – Колумбия, когда на референдуме население проголосовало против мирных соглашений, которые уже были достигнуты. Кроме того, в дополнение к закону о референдуме придется вносить изменения в Конституцию, поскольку статья 74 прямо запрещает проводить референдум по вопросам амнистии, а она является неотъемлемым предметом мирных переговоров и в основном – частью мирных соглашений.

Непонятным также утверждение о том, что результатом референдума не будет «однозначно за» или «однозначно против». Это может свидетельствовать о желании провести референдум только для галочки и оставить возможность трактовать его результаты по своему усмотрению.

В конце концов, голосования онлайн или по телевизору не может пока заменить общенациональный референдум. Во-первых, его вряд ли можно будет назвать репрезентативным. Во-вторых, в условиях нынешней инфраструктуры подобные голосования не защищены от кибератак и манипуляций, подтверждает даже опыт развитых стран.

Вывод: Итак, Владимир Зеленский манипулирует, поскольку ничто не указывает на то, что с РФ можно достичь компромисса, сойдясь «где-то посередине». Также он не предложил стратегии ведения переговоров отличной от той, что проходит сейчас. Кроме того, проведение референдума требует много законодательных изменений и может вызвать больше проблем вместо решения конфликта. В конце концов, онлайн-опросом нельзя заменить волеизъявления населения.

О военной помощи Украине

МАНИПУЛЯЦИЯ

В Канаде полно украинцев. Хорошо, мы сейчас никуда не вступаем (мається на увазі НАТО – прим.ред). Мы можем с канадцами подписать договор о какой-то военной поддержке? Ну, просто мне интересно. С поляками, там сколько наших украинцев работает <…> Кто-то там против НАТО. Ну, так есть же разные пути. Давайте с 5-7 странами заключим какие-то договора. Солдатами меняемся, они помогают, приезжают, (нам дают – прим. ред) оружие и т.д.

Двусторонние военные соглашения с отдельными странами – это действительно еще один инструмент усиления украинской безопасности. Но приведенное утверждение Владимира Зеленского свидетельствует о его плохой осведомленности с ситуацией в сфере оборонного сотрудничества между Украиной и ее партнерами, потому что то, что он предлагает сделать, на самом деле уже сделано.

В 2017 году Украина подписала оборонную сделку с Канадой, в 2018 году ее дополнили соглашением о подготовке личного состава. Также подписано оборонное соглашение с Польшей (2016) и создана совместная украинско-польско-литовская бригада. В дополнение в последние годы Украина подписала ряд технических соглашений в сфере военно-технического сотрудничества (например, с Турцией, по которому Анкара оплатила товары и услуги для ВСУ на 9 млн турецких лир). Активное военное сотрудничество Украины имеет и с НАТО и США. В частности, в 2018 году мы впервые напрямую получили от американцев летальное вооружение – противотанковые ракеты Javelin.

ИСТОЧНИК OBOZREVATEL

Подписывайтесь на наши каналы telegram в Тelegram и telegram в Youtube