Четвертый год Украина обсуждает пророссийский реванш. После первого Майдана он случился уже через два года – в 2006-м Партия регионов забрала на парламентских выборах 186 мандатов.

Этот же сценарий мог ждать нас и после второго Майдана. Если бы не Россия, вторжение которой вычеркнуло из избирательного процесса Крым и часть Донбасса. Те регионы, где спрос на просоветские лозунги всегда бил рекорды.

Вдобавок, война изменила украинское общество. Многие иллюзии растаяли. Многие неопределившиеся – определились. Но не все.

Пророссийская повестка остается на плаву. Она маргинальна – и этот ее новый статус смотрится куда рельефнее, чем в 2013-м.

Ее спикеры уже не столько агитируют за восток, сколько против запада. Их репутации токсичны, их медиаресурсы можно пересчитать по пальцам. И каждое их заявление вызывает бурю возмущения.

Мир с Россией? Контракты с Газпромом? Отмена санкций? Любая инициатива пророссийского лагеря вызывает вопрос – почему украинское государство позволяет адвокатам Кремля и дальше заниматься политикой? И куда смотрят спецслужбы?

Но в том и штука, что ответов несколько.

С одной стороны, Украина – даже в состоянии войны – остается правовым государством. Военное положение не вводилось. Выборы не отменялись. Презумпция невиновности никуда не исчезала.

С другой стороны, государственные институты в стране традиционно слабы.

Адвокаты подкованнее прокуроров. Следствие допускает ошибки. Суды коррумпированы. Любое обвинение в государственной измене можно истолковать как попрание свобод.

Но есть еще и третий фактор. Важность которого тоже не стоит сбрасывать со счетов.

Дело в том, что в рамках грядущей президентской кампании пророссийский кандидат удобен. Причем всем. Идеальная схема для любого претендента из «проевропейского лагеря» — это поделить второй тур со сторонником Москвы.

Это в одинаковой степени устроило бы всех фаворитов гонки. Просто потому, что эта схема слишком уж напоминает 2010-й. Тот самый, когда победа Януковича обрекла страну на деградацию и вторжение.

Любые другие комбинации второго тура обрекают его участников на сложности. Потому что речь пойдет не о цивилизационном выборе, а о конкретных маршрутах движения. Спорить придется о цифрах и обещаниях. Состязаться харизмой и проникновенностью.

А спарринг с пророссийским кандидатом превращает выборы в референдум. В гамлетовский вопрос. В былинный камень, на котором выгравирована все та же проклятая историческая развилка. И отмобилизовать обожженное войной общество в этой ситуации будет не самой сложной задачей.

Пророссийский кандидат – идеальный спарринг-партнер для всех. Его выход во второй тур избавляет соперника от неудобных вопросов.

На фоне адвоката Кремля любой конкурент обречен быть меньшим злом. Вне зависимости от его – конкурента – реальных мотивов и бэкграунда. «Мы не ангелы, просто они – исчадия ада».

Конспирология – дело неблагодарное. В отличие от социологии.

Единый кандидат от пророссийского лагеря – очевидное и осязаемое подспорье для всех его соперников. Чем больше он говорит – тем выше потенциальная явка. Чем радикальнее его призывы – тем больше страх перед реваншем.

«Промосковский» обречен быть идеальным антигероем. На фоне которого любой обречен выглядеть рыцарем.

Есть только одно но.

Президентские выборы от парламентских отделяет несколько месяцев. Кто бы не победил в марте 2019-го – к осени «медовый месяц» обывательских ожиданий обречен сойти на нет.

Вдобавок, страну ждет период возврата кредитов и непопулярных решений.

Мобилизация не бывает вечной – как и любой эмоциональный накал она обречена угаснуть. И уже осенью деморализованный и растерянный избиратель вновь отправится на избирательные участки.

И может случиться так, что удобные андердоги президентской кампании окажутся вполне реальными претендентами в рамках парламентской. К этому времени их повестка будет ярко подсвечена.

Их критика станет ложиться на благодарную почву. Отголоски президентского «референдума» (мы или они) найдут отклик и здесь. Закономерное разочарование от неслучившегося благоденствия после первой кампании даст эффект в преддверие второй.

И мы снова рискуем обнаружить в парламенте живых мертвецов.

Потому что ты можешь взрастить голема. Но ты не всегда можешь его контролировать.

ИСТОЧНИК Украинская Правда

Подписывайтесь на наши каналы telegram в Тelegram и telegram в Youtube