Один из самых страшных итогов весны 2014 года — патриотически настроенные жители Донбасса не смогли оказать организованный отпор пророссийским силам. Украинское ополчение формировалось в Луганске, но было жестко подавлено боевиками. Какой урок извлечет из этой истории громада региона — и Украина?

 страшных итогов ,2014 года ,новости ,Украина ,Begemot

Конец марта — начало апреля 2014 года. Луганск разделился на три части — пророссийские и проукраинские активисты регулярно собираются на акции в центре города, страсти накаляются, но нейтральное большинство продолжает жить своей мирной жизнью, стараясь не замечать, что мир трещит по швам.

Zello против Facebook

В апреле окончательно выяснилось, что украинская луганская громада проигрывает пророссийским боевикам не столько количественно, сколько организационно. Стало очевидным, что регион опутан хорошо сплетенной агентурной сетью — роль сигнальной системы которой играл мобильный сервис Zello, позволявший превратить любой телефон в рацию.

Каналы вроде «Луганское войско» или «Антимайдан Донецк Донбасс» собирали десятки тысяч сторонников, по которым вербовали сторонников и отдавали приказы на места (часто командиры не скрывали, что находятся в России): «Следить за перекрестками», «Отлавливать подозрительных студентов», «строить баррикады», «Вести круглосуточное наблюдение за автостанциями и вокзалом». Параллельно в обществе нагнеталась антиукраинская истерия — мол, вот-вот на Донбасс приедут полчища «правосеков».

Время шло, а «правосеки-западенцы» все не ехали. Зато местная проукраинская громада стала понимать — если сейчас не заняться самоорганизацией и не выступить против неизвестного на то время врага, будет потеряно все. В соцсетях возникли закрытые группы, на которых обсуждали самый главный вопрос: «Что делать?» После жестокого разгона митинга патриотов 8 марта стали организовываться группы самообороны. Пытались перенимать тактику сепаратистов — создали «ячейки» в своих каналах Zello и старались не дать боевикам окончательно сломить мирное украинское сопротивление.

 страшных итогов ,2014 года ,новости ,Украина ,Begemot

Март 2014 года, Луганск

Автор был на одной из таких организованных стихийно встреч под памятником Ворошилову — на нее в основном пришли студенты, школьники и фанаты «Зари». Мы договорились охранять митингующих с украинскими флагами, патрулировать город, следить за активностью противника. Многие из присутствующих впоследствии вступили в добробаты, побывали на подвале у Болотова и Плотницкого… Но тогда, весной, казалось, что достаточно показать сепаратистам — в Луганске достаточно тех, кто готов защитить свою страну.

Увы, время было потеряно. Боевики изменили тактику — они больше практически не мешали украинским силам собираться на мирные акции, зато под прицелом оказались местные органы власти — 6 апреля произошел захват СБУ, «городок сепаратистов» превратился в маленькое государство в государстве, которое постепенно захватило весь город — при полном бездействии силовиков. У противника появилась своя тюрьма — первыми узниками которой стали не мифические «правосеки», а простые луганчане. И появился свой арсенал оружия.

Темур и его команда

Вторая попытка организовать сопротивление в Луганске была сделана в апреле, когда на связь с группами проукраинских активистов в социальных сетях вышло… МВД, стремительно теряющее контроль над ситуацией в регионе. Патриотам предложили вступить в ряды одного из первых луганских батальонов самообороны, который создал Темур Юлдашев — чемпион Европы по пауэрлифтингу и бывший военный.

Но опять же, было поздно — боевики, очевидно, прекрасно осведомленные о планах своих противников, напали на базу подготовки МВД в городе Счастье, где собирались тренироваться украинские ополченцы. Милиция безучастно наблюдала, как Темура Юлдашева увозят в сепаратистскую тюрьму в захваченном здании СБУ.

Темур просидит в плену у «ЛНР» больше месяца. Сможет выбраться из Луганска и даже организовать свой добробат «Темур». Патриот погибнет 24 августа 2014 года в боях под Саур-Могилой.

К маю 2014 года единственной действенной тактикой украинского сопротивления на Донбассе в ситуации разгара «гибридной войны» оказывается сопротивление извне — именно выехавшие из захваченных сепаратистами городов Донбасса патриоты стали костяком батальонов «Айдар», «Темур» и «Луганск-1″.

Но внутри оккупированной территории сопротивление полностью разбито. Российская пропагандистская машина убеждает население в том, будто в Луганске украинцев вообще нет, а с севера на них надвигаются полчища «западенцев»…

«Минитмены» — утопия или спасение?

Прошло три года, охваченный войной регион разделен на две части — подконтрольную Украине и захваченную группировкой «ЛНР». Война хорошо ощущается за десятки километров от линии соприкосновения. Улицы населенных пунктов патрулируются военными, в зоне оккупации даже действует комендантский час. Казалось бы, ну какая в этих условиях самоорганизация? Хочешь защищать Родину — вступай в ряды ВСУ, иди в Нацгвардию или в добробаты.

Донбасс, параллельно линии разграничения, четко разделен на мирных жителей и комбатантов — война не предполагает иной формы ополчения, кроме жестко организованной сверху. Это хорошо знают и те, кто воюет на стороне «ЛНР».

Но смогут ли подразделения украинской армии стать единственной опорой мира в регионе, если население Донбасса будет полностью отстранено от наведения порядка на собственных улицах? И ведь задачи перед местными жителями стоят в первую очередь «невоенные» — речь даже не о выявлении диверсантов и организованном противодействии незаконным воинским формированиям. Донбасс стал зоной криминала, и организованные в парамилитарные отряды местные жители смогут справиться с мародерами и ворами едва ли не лучше, чем военные патрули — по подобию «минитмэнов» — колонистов США, которые занимались мирным трудом, но в случае опасности «за минуту» собирались с ружьями защищать свои семьи.

Разумеется, сначала необходимо урегулировать этот вопрос в правовом поле, что не так просто. Украине придется смириться с тем, что участники подобных парамилитарных формирований территориальной самообороны получат доступ к оружию. Но возможно, частичная легализация оружия на и так нашпигованном смертельными игрушками Донбассе — единственный выход?

И не в последнюю очередь, пора решить вопрос о том, чем же является Донбасс и его население для Украины сегодня, в 2017 году. Рассадник «ваты», который нужно всячески давить? Или крайний рубеж сопротивления российской агрессии?  Если второе, то жителей Донбасса просто необходимо привлекать к борьбе с врагом и наделять соответствующим статусом уже сегодня. Судьбы Темура Юлдашева и других погибших за Украину луганчан, не успевших вовремя дать отпор боевикам — тому доказательство.

Сергей Караваев, опубликовано в  Реальной газете

ИСТОЧНИК Аргумент

Подписывайтесь на наши каналы telegram в Тelegram и telegram в Youtube