23 июля состоялось первое судебное заседание над террористом из Луцка Максимом Кривошем, во время которого ему была избрана мера пресечения в виде ареста на 2 месяца без права залога. Однако журналистам все же удалось выведать у него очень много интересной информации.

Begemot, begemot.media, Украина, Україна, Ukraine, news, новини, новости, Бегемот, бигимот, бигемот, бегимот

Фото: Страна

Изначально был другой план

Луцкий террорист заявил, что сначала собирался захватить Кафедральный Собор Святой Троицы ПЦУ, где он ранее учился в духовной семинарии, но разочаровался.

«Поскольку он закрыт на карантин мне пришлось выбирать альтернативный способ».

Знаком с «авторитетом» Волыни

«Оленю я знал когда-то, 100 лет не видел. Очень давно не видел. Но это не касается дела».

По данным журналистов, полиция зафиксировала его переговоры с Оленей (наст. имя Олег Кравчук) — смотрящим за Волынью от воров в законе.

По словам Кривоша, было несколько вариантов того, как должен был закончиться его террористический акт.

«Сидеть на скамье подсудимых — это также был один из вариантов».

Не будет подавать апелляцию

Задержанный заявил, что не намерен подавать апелляцию на решение суда о его аресте на 60 дней в качестве меры пресечения.

«Мой клиент не хочет, чтобы данное решение суда апеллировалось».

«Не спектакль, а перфоманс» 

Кривош  также прокомментировал слухи о том, что его действия были постановкой. По его словам, власть не использовала его в своих целях.

«Если это спектакль, значит, он написан мной. Это не спектакль, это перфоманс. Они называют это терактом, я называю это перфомансом».

Разговор с Зеленским

Также луцкий террорист пообещал дословно пересказать свой разговор с президентом Владимиром Зеленским, который состоялся, когда он удерживал заложников.

«О своём разговоре с президентом, слово в слово, расскажу… Перед приговором, на последнем судебном заседании».

При этом он также уточнил, что следователь, выступая в суде, неверно сказал о выдвинутых им требованиях.

«Я не требовал от Зеленского сказать, что он террорист в законе».

Просит называть его «Максим Плохой»

Максим Кривош просит журналистов, чтобы его называли «Максим Плохой», а не «Максим Злой» или как-то иначе.

Также Кривош говорит, что это был террористический акт, а не промокомпания его книги «Философия преступника» о том, как он провел 6 лет на зоне.

Во время заседания суда он постоянно говорит про правду.

«У каждого своя правда, но она должна быть. Это был день антисистемы».

ИСТОЧНИК Заседание суда над Максимом Кривошем

Подписывайтесь на наши каналы telegram в Тelegram и telegram в Youtube